«Италия прямо сейчас — худшая версия СССР». Коронавирус глазами русских
События

«Италия прямо сейчас — худшая версия СССР». Коронавирус глазами русских

Монологи о пандемии со всего мира (проект будет постоянно дополняться).

авторы Андрей Бережной, Ольга Майдельман.

25 Марта 2020





На утро 25 марта в Италии — 69 176 зараженных, 6820 умерших, 8326 выздоровевших.

Рассказывает Денис Бегиннерс, недвижимость/туризм, Сан-Ремо, регион Лигурия, Италия:
— Итальянка на днях демонстративно накашляла на кассира в супермаркете. Две подружки пришли в супер и не соблюдали дистанцию между собой в 1 метр — кассирша сделала замечание. Одна из теток стала специально кашлять ей в лицо. Кассир позвала полицейского (они сейчас почти в каждом супере дежурят). Выяснилось, что покупательницы были на обязательном карантине (то есть с подтвержденным коронавирусом) и не имели права выходить на улицу вообще. В итоге — «умышленное причинение вреда здоровью», ей 3 года грозит теперь. Чем дальше карантин, тем больше таких историй будет…

На днях со мной был случай. Сижу в авто перед магазином — подходит старик. Всю мою машину обошел, номера изучил внимательно. Потом как уставится на меня с ненавистью!.. Просто машина с номерами соседнего региона Пьемонт, и дед подумал, что я приехал в Сан-Ремо спасаться от вируса.

Хуже всего сейчас в Ломбардии, но Пьемонт воспринимается местными примерно так же — обитель зла.

Две недели назад, когда Джузеппе Конте (премьер-министр Италии) готовил ночной декрет о карантине, газета La Repubblica узнала о нем и вечером опубликовала. В общем, куча ломбардцев и пьемонтцев свалили до указа в ночь сюда, в Лигурию, кто в свои вторые дома и квартиры на море, а кто просто на кемперах (дом на колесах).

Раньше это были богатые туринези и миланези (жители Турина и Милана), а теперь – «гады, вирус к нам привезли».

На прошлой неделе жители сильно зараженных районов все еще спокойно проезжали по ночам в Лигурию. Полиция ночью не проверяла. Теперь на дорогах круглосуточно стоят посты — разворачивают обратно.

Ломбардцев теперь здесь не любят. Нескольким машинам разбили лобовые стекла, местные вычисляют новоприбывших на парковках и террасах, их потом приходит проверять полиция.

В Лигурии — жесткий карантин, выходить из дома лишь по крайней необходимости: в продмаг, в аптеку, к врачу, выгулять собаку (только у дома). В магазин может зайти только один человек от семьи. Соответственно улицы пустые, редкие прохожие — с собакой или с пакетом продуктов. Бесконечно летают скорые, везде полицейские посты, выборочно проверяют машины и пешеходов. Местные доносят друг на друга, если кто игнорирует правила карантина. Кстати, ни в аптеках, ни в магазинах уже перманентно нет дезинфицирующих средств и масок, если поступают — мгновенно расхватывают.

Больницы не справляются с потоком заразившихся, не хватает оборудования. В Италии много (около 20% примерно) пожилых людей: чем старше, тем больше патологий, хронических болезней, поэтому не всегда понятно, как диагностировать причину смерти — от самого коронавируса или от чего-то другого. Непонятно, как вообще власти подсчитывают число зараженных — если невозможно пройти тест при первичных симптомах. Все дело в той или иной интерпретации, многие СМИ этим пользуются, усиливая панические настроения.

Пик эпидемии ждем на этой неделе, потом, все надеются, начнется спад. Экономика в результате страдает вся, особенно уже пострадала сфера услуг: отели, рестораны, а также вся туристическая сфера, доля которой примерно 12% ВВП Италии.

Большинство обходит друг друга стороной, отводят глаза, не целуются, не жмут руки — грустные, что для итальянцев, конечно, не типично.

Полиция только тем и занимается, что ловит непокорных. Штраф за нарушение карантина — 206 евро. Если задержали снова — могут впаять пенале, уголовную судимость. Но суды уже начинают аннулировать штрафы, а сами итальянцы — задавать вопросы в соцсетях: о праве на передвижение и о других правах человека. Деньги кончаются, люди нервничают.

А к чему была эта история с гробами в Бергамо (ночью 18 марта военные грузовики вывезли из этого города 65 гробов с жертвами коронавируса; новость широко разошлась в Италии и за ее пределами)?! Чтобы заставить людей соблюдать карантин и сидеть дома? Вывезти 65 гробов в одной фуре в спокойном режиме не сложно — зачем привлекать армию и устраивать мрачные публичные парады по улицам? Видимо, для устрашения.

Понятно, почему государство вводит такие строгие меры, как закрытие всей страны и всех предприятий (кроме тех, кто производит товары первой необходимости) — чтобы спасти 20% своего пожилого населения, входящего в группу риска. Но здесь явное противоречие: чтобы спасти стариков — надо сидеть и не работать; чтобы содержать стариков — надо платить налоги.

C 25 марта в Италии начинают закрываться АЗС: забастовка, никто не заправляется, чудовищные убытки, никто бесплатно работать не хочет. Все претензии и счета заправщики просят выставлять мудрому правительству. Вообще, я никогда не мог даже подумать, что за границей попаду в худшую версию СССР — когда премьер и министры, запросто и с огоньком, под маской заботливой добродетели убивают и так нестабильную итальянскую экономику.


«Все в Италии пытаются понять: почему же русские не болеют?!»


Рассказывает Юлия Уракчеева, докторант в университете Ла Сапьенца (исследования в области коммуникаций), Рим, Италия:

— Ситуация в Италии меняется постоянно. Почти каждый день выпускается новый декрет премьер-министра, или приказ минздрава, или распоряжение департамента гражданской защиты. В основном это новые условия, сжимающие кольцо запретов.
Эпидемия движется к пику. Ситуация новая для всех, ее называют самой трагической в истории страны со времен Второй мировой войны.

Сейчас итальянцы анализируют опыт Южной Кореи и приходят к выводу, что корейская модель сдерживания эпидемии суперэффективна, и это — жесточайший контроль, который позволяет очень быстро изолировать зараженных и отслеживать их; понять, с кем они контактировали, и этих тоже изолировать. Такая технологично-тоталитарная штука для Италии противоестественна в силу демократических традиций и привычки ценить «прайваси». Итальянцы очень чувствительны к человеческим свободам.

Официально карантин действует до 3 апреля, но, скорее всего, будет продлен. Ограничены передвижения и вообще любая активность, страна будто впала в анабиоз. 21 марта был самый высокий рост новых смертей — почти 800 человек за сутки. В следующие два дня рост замедлился до 600 умерших в сутки, но радоваться пока рано. Конечно, мы знаем, что масса причин, гораздо более банальных, дают гораздо большую смертность. Но тревожит даже не сама болезнь, а ее последствия для всех нас.

С больницами ситуация на грани. Все плановые операции приостановлены. Больницы спешно переоборудуются. Есть регионы с огромной нехваткой врачей — ведь если врач заразился, его сразу изолируют.

Сейчас рекрутированы молодые врачи из интернатуры и врачи-пенсионеры. Около 8 тысяч медиков со всей Италии будут отправлены в наиболее зараженные регионы — в помощь тем, кто не спит и работает по две смены.

Всех подряд не тестируют. Если у человека есть серьезные симптомы (сильный сухой кашель и температура выше +38), он звонит, и к нему должны приехать на дом либо доставить на скорой к отдельному входу больницы. Тех, у кого был контакт с вирус-позитивным человеком, как бы второй круг, не всегда проверяют. То есть коллег человека, чья жена в группе риска, потому что медсестра, не будут обследовать. Позиция властей такая: если ничего не тревожит, симптомов нет, сиди спокойно, просто на карантине.

Думаю, среди нас много вирус-позитивных, и многие никогда даже об этом не узнают, потому что перенесут болезнь в легкой форме.

По поводу экономики: ситуация выглядит плачевно, туризм, отельный и ресторанный бизнес в этом году можно забыть. Сейчас правительство ведет переговоры с отелями, чтобы размещать в них вирус-позитивных на карантин. Вообще любая сфера торговли, кроме товаров первой необходимости, страшно просядет. Весь частный бизнес — будь то лавочки, где продают канцелярию, или автосалон — предоставлен сам себе, и непонятно, как станет выбираться из убытков.

Да, будут поступления из фондов Евросоюза, но такие меры аукнутся. Вливание денег в экономику — не подарок, а госдолг со всеми последствиями. Экономисты обсуждают, чем чреват выпуск еврооблигаций, и кто будет их покупать, чем грозит Италии транш из фонда Mes (его тут называют «фонд спасения государств»). В общем, уже ясно, что Европа, и тем более Италия, не будет прежней.

Карантин в Италии держат довольно дисциплинированно. Призыв не выходить из дома вколочен через СМИ с такой силой, что поняли даже тугодумы. В некоторых кварталах Рима по улицам ездили полицейские машины с мегафонами: «Оставайтесь дома!»
Никто не поймет, если выйдешь без видимой причины. Моя подруга вышла, невмоготу стало. С мужем и двумя дочками они пошли на так называемую прогулку: выбросить мусор и снять денег в банкомате. Прогулка длилась минут 20, и за это время в нее дважды тыкали пальцем со словами: «Ну ты посмотри на них! Еще и детей на улицу вывели!» Это вопрос гражданского самосознания, которое сейчас очень сильно культивируется и немного поляризует общество. Люди начинают ругать друг друга: ах вы, нарушители, сидели бы по домам, давно бы уже победили болезнь.

Но есть и моменты единения. Например, ровно в шесть вечера люди выходят на свои балконы и поют вместе песни. Был детский флешмоб: дети рисовали радугу и писали: «Все будет хорошо», на многих окнах выставлены их рисунки. Чем хуже ситуация, тем больше «улыбаемся и машем», потому что иначе никак.

Конечно, правила поведения стали иными: исчезли вот эти два традиционных итальянских поцелуйчика, никаких рукопожатий, дистанция — 1 метр! Правда, я пока я не замечала, чтобы от меня шарахались, держа эту дистанцию, а тротуары в Риме довольно узкие. Так что пока без паранойи. Все здороваются, сочувственно улыбаются. Но чувствуется, что люди на нервах. Думаю, количество случаев бытового насилия вырастет, больше станет крика, скандалов, кто-то будет на грани развода. Это уже происходит. Есть, кстати, телефон доверия: если у тебя панические атаки, можно позвонить. Минздрав выпустил рекомендации по борьбе со стрессом. Подключилось и Национальное общество психоаналитиков.

В инфополе ходит множество фейков. Например, про вертолеты, якобы рассеивающие над городами дезинфицирующий состав. Здесь, кстати, есть доля правды. Конечно, не с воздуха, но на центральных улицах и на территории учреждений проводят дезинфекцию. Это правильно, особенно в Риме, который страдает от проблемы вывоза мусора. В городе очень грязно, не в смысле российской грязи — обувь остается чистой, но пакетов валяется много. В вотсапе пересылаются непонятно откуда взявшиеся сообщения. Например, от как бы медика: «Ребята, вот что имею вам сказать, наши коллеги начинают применять в лечении пациентов с коронавирусом витамин С, и больные очень хорошо реагируют, поэтому давайте все его пить для профилактики». Типа витамин лечит вирус. Еще один фейк, что государство вводит некий режим «биосдерживания».

А еще многие пересылали друг другу видео, как два итальянских раздолбая прилетают в Шереметьево и покупают арбидол: мол, вот продается свободно противовирусное средство, поэтому русские и не болеют. После чего у меня итальянцы спрашивали: «А это правда?» Вообще, все пытаются понять: почему же русские не болеют?!

В дефиците, по непонятной причине — туалетная бумага. Не сказать, что ее нигде нет, но она первой была разобрана, о чем сразу появилось множество мемов. Трудно купить санитайзер для рук. Разумеется, невозможно купить маски. Кто-то заказывает в интернете. Контекстная реклама сейчас только маски и показывает, это хит сезона на много месяцев вперед. Кое-где разбирают крупы. Пасту тоже разбирают, но ее так много и это такой стратегический товар, как в России хлеб, она просто не может кончиться. Вообще народ поверил правительству, которое успокоило насчет поступления продуктов в супермаркеты. Еда здесь культ, и если правительство обманет в этом, то просто перестанет существовать. Никто не спешит закупаться на две недели — тогда какую ты себе причину найдешь выйти?

Весь мусор в доме, где живет человек с коронавирусом, должен собираться в очень плотный пакет, завязываться и выбрасывать в тот бак, где мусор не раздельный (обычно его разделяют на стекло, пластик и так далее). Тот, кто болен, наверное, выставляет свой мусор за дверь. Это, кстати, интересный вопрос, и он мало задается в Италии. Тех, кто болен и при этом одинок, очень мало.

Появилось очень много бесплатных онлайн-сервисов. Много инициатив собрано на сайте «диджитал-солидарности», открыты огромные видео- и аудиотеки, виртуальные музеи. Но люди на удаленке, как я, не стали меньше работать. А у родителей маленьких детей время не высвободилось, а наоборот! Им надо готовить, заниматься с детьми и удаленно работать. Поэтому непонятно, когда всеми этими бонусами можно будет воспользоваться.

Государство помогает гражданам, ослабляя налоговую нагрузку. Плату за коммуналку, конечно, не понизили, а вот ипотеки, кредиты малого бизнеса, дедлайны по уплате налогов заморожены и перенесены.

Был принят декрет Cura Italia, он регулирует нынешнюю ситуацию для разных категорий работников. Определенные категории будут получать ежемесячные компенсации, ИП получили разовую выплату в 600 евро. Активизировалась система соцстрахования, и теперь даже работники крупного частного бизнеса, например, люксовых брендов, которые давно сидят по домам, будут получать процент от зарплаты за вынужденный простой.

Поликлиники принимают в ограниченном режиме, только острые случаи. Транспорт ходит, но редко (пассажиропоток упал на 70%), закрыли один из двух римских аэропортов. Почта, аптеки работают. А как иначе? Работают булочные, точки продаж телефонных операторов (интернет справедливо отнесен к первой необходимости), сегодня я видела открытым даже магазин кофемашин! Там все работают в перчатках и в масках. Кто мог, поставил пластиковые перегородки между собой и покупателями. Появились очереди — перед входом в магазин, дозируется количество людей внутри. На входе всем выдают одноразовые перчатки и одноразовые маски, если есть. Большинство, правда, все равно ходят в своих, хирургических масках, которые через два часа уже надо менять. Но это лучше, чем ничего.

Если бы знать, когда это закончится, было бы легче. Лично мне тяжело дается нахождение в замкнутом пространстве, пусть и большом. Одно дело, когда ты по своей воле живешь так. Но когда тебе говорят, что ты должен жить только так, а если вышел из дома, то стал преступником… Отношение к этому резко меняется. Это сродни клаустрофобии. Вспоминаю простые радости, которыми пренебрегала раньше — пройтись, просто выехать за город, на озеро, на море… Раньше я думала: «В сотый раз мы тащимся на море, все равно купаться еще нельзя, что там делать-то?» А теперь я на такое развлечение смотрю, как на благословение. Море вроде как рядом — и совершенно недостижимо. Но самое тяжелое — это ощущение неизвестности. Никто ничего не может предсказать и гарантировать, и ситуация разворачивается, как сценарий какого-то мрачного фантастического фильма. Целая страна киногероев.