Леонид Рошаль: «К сожалению, многим врачам нельзя доверять скальпель»
Люди

Леонид Рошаль: «К сожалению, многим врачам нельзя доверять скальпель»

Разговор накоротке с самым известным детским доктором страны.

автор Екатерина Максимова  фото РИА, Валерий Мельников

10 Марта 2016

Рошаль родился в 1933 году. Педиатр и хирург, директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, общественный деятель.

В 1988 году участвовал в спасении детей, пострадавших во время землетрясения в Армении. В 1990-м стал председателем Международного комитета помощи детям при катастрофах и войнах. В этот комитет вошли известные специалисты-медики со всего мира. Помогал детям, пострадавшим во время революций в Румынии, войн в Ираке, Югославии, Палестинской автономии, Чечне, во время землетрясений в Японии, Египте, Афганистане, Турции, Индии. Вел переговоры с террористами на Дубровке в 2002 году: благодаря участию Рошаля из здания театрального центра были выведены восемь детей, а заложникам были переданы вода и медикаменты. Вел переговоры с террористами во время захвата школы в Беслане в 2004-м. «Все знают, что доктор Рошаль — категорический противник платности в медицине вообще», - сказал о нем Владимир Путин в декабре 2011 года.

 

— Кем вы хотели стать в детстве?

— Я всегда, сколько себя помню, хотел быть именно врачом. И именно хирургом. Я писал сочинение еще в пятом классе — оно сохранилось у мамы. Там написано: «Я хочу стать хирургом, чтобы оперировать аппендициты».

— Совет начинающим: чем нужно не задумываясь жертвовать ради этой профессии, а на что идти нельзя?

— Жертвовать — всем, иначе ничего у вас не получится. Идти, как в жизни, — идти нельзя на подлость.

— Сколько часов в день нужно трудиться, чтобы стать успешным врачом?

— Двадцать четыре.

— Момент, когда вы хотели уйти из медицины?

— Никогда.

— Бывало, что вы отговаривали кого-то становиться врачом?

— Стать врачом никого не смог отговорить. Хотя есть такие люди, которым нельзя брать скальпель в руки. Таким всегда прямо говорю в лицо. Я это, к сожалению, часто вижу. Как я это понимаю? Да не оттуда руки растут!

— Как врачу, который каждый день видит столько боли и крови, не очерстветь? Есть у вас секрет или это вовсе не обязательно?

— Это обязательно. Рецепта здесь нет, это достается от мамы и папы. Или дано или нет. Но не очерстветь для врача — это обязательно.

— Каково место России на медицинской карте мира?

— Я занимаюсь неотложной детской хирургией. В этом мы можем сравниться сегодня с любой страной мира, с самыми передовыми клиниками, и, уверяю вас, будем лучшими.

— Есть какая-то область, куда медицине вторгаться не нужно?

— Нет, медицина не знает границ. Модная сегодня пластическая хирургия тоже необходима. Медицина безгранична.

— Самые правдивые фильм и книга о вашей профессии.

— Вы знаете, я задумался. Сейчас... Есть такая пьеса Александра Корнейчука «Платон Кречет». Вот таким должен быть врач. А большинство сегодняшних сериалов никакого отношения к медицине не имеют.