«Губернатор матерился. В глазах, как и у всех, был ужас». Жизнь и смерть Говнярки офлайн и онлайн
События

«Губернатор матерился. В глазах, как и у всех, был ужас». Жизнь и смерть Говнярки офлайн и онлайн

Ночью случился еще один пожар, уже в районе Центрального рынка.

автор Мария Погребняк/заглавное фото Airgorod.ru

22 Августа 2017

Простите этому тексту некоторую сумбурность. Когда редактор «Нации» писала его, рядом с ее квартирой ночью пылал 2-этажный дом. Уже совсем рядом со Старым базаром.

Сначала о том, как я сама чуть не стала погорелицей. Пишу текст о Говнярке, темно, тихо. Около 4 утра. Вдруг чувствую резкий запах дыма и гари. И слышу треск. Я живу в районе Центрального рынка. Первая мысль: «Говнярка дошла!». Выбегаю на улицу. Ко мне подходит мужик в шортах и мрачно спрашивает:
— Как пожарным позвонить? 112?
Я не успеваю ответить, как слышу вдалеке вой сирен. Бегу на соседнюю улицу и немею — в 2 минутах ходьбы от моего дома, на углу Ульяновской и Соборного, полыхает старый двухэтажный дом. Подъезжают пожарные на машине — их всего двое. С ужасом наблюдаю, как ветер разносит искры. Бегу домой, всех бужу, лихорадочно пихаю в рюкзак все подряд. В голове одна мысль: «Говнярка сгорела, и мы сгорим».
Пахнет дымом, во дворе все проснулись, бегают в панике, орут. Бабушки повыходили на улицу и потерянно озираются. Я высовываюсь из окна и кричу:
— Собирайте документы!
Я была абсолютно уверена, что сейчас начнет полыхать мой район. Тоже старый, тоже с кучей заброшенных больших домов. Но — через некоторое время паника стихает. Выхожу на улицу, иду к дому. Горит только крыша, кругом дым, много людей, несколько пожарных машин. Спрашиваю у одного из спасателей:
— Паниковать надо?
— Паниковать? Что вы. Никогда.
Говорят, тоже поджог. Да что же это такое?..

Мария Погребняк.
Накануне в Ростове-на-Дону за Театральной площадью выгорел целый район — в народе его называли Говнярка. От пожара пострадали 45 человек, сообщает ТАСС со ссылкой региональный центр медицины и катастроф. Семерых человек, в том числе троих сотрудников полиции, положили в больницу с ожогами и отравлением угарным газом — все в состоянии средней степени тяжести.
По информации некоторых ростовских СМИ, при пожаре погиб 76-летний пенсионер-инвалид — по словам очевидцев, он жил в Чувашском переулке. Власти эту информацию пока не подтвердили. По официальной статистике, за один день сгорело 120 построек, сотня из них — жилые дома. Из района ЧП эвакуировано 650 человек. В городе — режим чрезвычайной ситуации. Полиция возбудила уголовное дело по статье «Умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества».
Собрали все версии и свидетельства участников, которые были в эпицентре офлайн и онлайн.

Самый страшный пожар в Ростове


По официальным данным, региональное МЧС узнало о пожаре около 13 часов. Огонь увидели сотрудники Нацгвардии во время патрулирования. Загорелся заброшенный частный дом на Нижегородской, 33: это район рядом с Театральной площадью, народное название — Говнярка. Между тем, в соцсетях пишут, что пожар начался на 4 часа раньше — еще в 9 утра. Долгое время никто не приезжал, потому что все спецмашины были в Усть-Донецком районе: там несколько дней тушат лесной пожар.

Даниил Калинин, корреспондент ИА «Дон 24»: — Когда я приехал, сначала не мог никуда особо пройти, потому что горел дом, дым валил во все стороны, рвались провода, летели искры, взрывались газовые трубы — просто страшно было подойти. В этом доме жило 28 человек. Дом сгорел за час.

На противоположной стороне улицы сидело очень много людей, в основном пожилых. С вещами на вынос, как говорится. Люди держали в руках чайники, какие-то вещи — футболки, ночные рубашки. Что успели забрать по-быстрому. Даже еда какая-то была, сахар, соль в сумках. Естественно, документы. Я видел, что кто-то вытащил антикварный подсвечник и часы с маятником, здоровые такие. Часы стояли на дороге, рядом с одним из домов.

Yuriy Ch.

Огонь перекинулся на соседние постройки, через час горело 10 домов, еще через три — 25, в основном одноэтажные и двухэтажные. Эвакуировали около 600 человек. С огнем боролись почти тысяча пожарных и две сотни спецмашин. Привлекли авиацию — с воздуха огонь заливали 7 вертолетов и 2 самолета. Городские власти ввели режим чрезвычайной ситуации, пожару присвоили повышенный (четвертый) уровень сложности.

Калинин: — Почти все что-то делали: помогали, таскали воду. Ведра таскали даже женщины. Сидели только старики. Я был свидетелем, как пожарные прямо просили каких-то ребят по 11 лет: «Пацаны, видите шланг, тащите его сюда, скорей, скорей!». Все что-то делали. Некоторые пожилые женщины плакали, но истерик не было. Их успокаивали другие женщины. Мужики суетились, кричали, ругались.
  
Даже меня чуть не запрягли с водой. У людей реально нервы на взводе были, причем даже у тех, кто не погорел. Все очень нервничали, если я задавал какие-то вопросы, все очень резко мне отвечали, говорили: «Да че ты снимаешь, давай иди, короче, туши пожар!». Одна женщина на меня набросилась вообще, я от нее, если честно убежал просто. Она в истерике начала кричать: «Кто ты такой? Почему ты снимаешь, почему ты не тушишь, почему ты снимаешь, иди, помогай!».

Yuriy Ch.

В 6 кварталах в районе пожара отключили свет и газ. К 18 часам горело 30 домов, огонь перекинулся на балкон 16-этажного дома, но пламя там быстро потушили. Справиться со стихией мешали сильный ветер — до 20 метров в секунду — и плотная застройка. По официальным данным, площадь пожара — больше 10 тысяч квадратных метров. Полицейские оцепили 8 кварталов и несколько улиц в центре города.

Калинин: — Обугленные игрушки валялись. Одна армянская семья вытащила много посуды, прямо расставили на бордюре тарелки и все прочее. Там еще много цыган и армян живет, большие семьи, держались вместе. А молодые люди — ребята, дети, мальчики — набирали ведра воды, забирались на крышу соседних домов и пытались что-то потушить. Вспыхнул еще один дом, час не было воды, и он сгорел почти полностью.

Роман Неведров, корреспондент журнала «Деловой Квартал»: — Я видел маленький ад. Я в этом районе проработал в свое время в страховой компании, я хорошо все знаю, точнее, знал — то, что я знал, там больше этого нет. Нижняя часть этого района выгорела полностью, там пепелище, там ужасно. Огонь распространялся с бешеной скоростью. Я много смотрел фильмов про войну, когда люди приходят в город после атаки, все горит, вокруг все разрушено — так и тут. Остовы машин, выжженная земля, только вместо солдат с автоматами — пожарные с гидрантами.

Yuriy Ch.

Около 19 часов распространение огня остановили — региональное МЧС сообщило о локализации пожара. В ведомстве боялись, что стихия достигнет Центрального рынка. Всю ночь на месте ЧП работали спасатели и пожарные. Кроме того, район патрулировала полиция — на случай мародерства.

Калинин: — Мне запомнились грустные старики в марлевых повязках. Они сидели где-нибудь на углу, одиноко, на бордюре. Бабушка сидела в одиночестве. Дети бегали везде, некоторые босые. В целом видно — бедные люди, у них вроде и так ничего нет, а тут еще и дом сгорел.

Версии


Самая популярная версия — поджог. Две недели назад издание DonNews писало, что к жителям приходили представители некоего застройщика — мужчины в черных очках и с кожаными портфелями — и предлагали продать им дома. Условия показались жителям невыгодными — от 100 до 600 тысяч рублей за сотку земли, реальная стоимость участков в этом районе гораздо выше.

Калинин: — Самое интересное, что про поджог — ну, лично мне — никто не говорил. Все кричали только о том, что пожарные поздно приехали. Об этом многие кричали. Говорили, что их первый час не было. Одна из самых популярных версий пожара — загорелся дом рядом с Театралкой, и из-за ветра огонь перекинулся на другие дома.
  
Местные рассказывали, что представители застройщика были похожи на бандитов из 90-х — они отказались назвать свою фирму и заявили, что в любом случае будут вести тут строительство. По словам жителей, им намекали на поджог, один из мужчин заявил: «Вас легче сжечь, чем что-то платить». В соцсетях утверждали, что район начал гореть сразу в трех местах. Версию о поджоге начала проверять региональная прокуратура.

Роман Неведров.

Неведров: — Горело в разных местах. Ты идешь — бах! — там пожар, тут пожар. Безумный ветер. И люди… Людей жалко. Я видел, как один мужик свою жену чуть ли не бил, потому что у нее была реально истерика, он ее успокаивал какими только можно методами. Многие люди были на работе, и когда приехали, дома уже горят. Без документов, без ничего остались. Пенсионеры сидели на улице в окружении телевизора, холодильника, столика, ящика с лекарствами… У них нет уже слез просто. Они были готовы, когда к ним в прошлый раз приходили и угрожали. Они были реально к этому готовы.

Еще одна версия, по данным портала 1rnd.ru, «преступная беспечность» сотрудников комбината благоустройства Пролетарского района на Нижегородской, 33. На его территории, как говорят местные жители, что-то жгли, потом огонь перекинулся на угловой дом на Чувашской. Некоторые очевидцы называют в числе причин и неисправную проводку — такую версию неофициально озвучили спасатели.

— Я впервые видел, как губернатор матерится, у него в глазах, как и у всех, был ужас, — рассказал нам еще один коллега, бывший на пожаре. — Просто, наверное, в этот момент он был не большим чиновником, а обычным человеком перед лицом стихии. Как и все мы рядом.  Очень страшно. Представь себе: 10 тысяч квадратных метров в старом городе, это реально чрезвычайная ситуация, это реально беда для города. 

Неведров: — Кто-то успел вытащить телевизоры и холодильники, документы, лекарства. В панической ситуации люди вытаскивали все, что угодно, — у кого-то стол, у кого-то просто игрушка. Первое, что схватили. Документы, деньги, то, что в этот момент кажется ценным. Люди, чьи дома пожар не затронул, тоже выносили вещи и одежду. Многие просто не успевали вытащить. Там очень много пожилых людей. Тех, кого пожар не затронул — так называемый верхний район, ближе к Театральной — эти люди просто говорили мне: «Мы не хотим ночевать, мы боимся».



Третья возможная версия — возгорание бытовой техники. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на собственный источник в правоохранительных органах. По данным агентства, это произошло в одном из домов по Театральному спуску из-за короткого замыкания. Источник ТАСС также уточнил, что, по его мнению, «версия поджога маловероятна».

Как откликнулись люди на беду


Многие ростовчане приехали на место пожара — носили воду в ведрах, помогали старикам и инвалидам, привозили самое необходимое: например, марлевые повязки и воду. Массовая акция помощи развернулась в соцсетях — паблик во «Вконтакте» «Ростов-Главный» запустил хештег #ПомогиРостов. Погорельцы могут написать сообщение в любой соцсети с этим хештегом и найти помощников.

Андрей Болтушкин, администратор паблика «Вконтакте» «Ростов-Главный»: — Девушка написала, у нее там в этом районе бабушка глухонемая живет, инвалид. Она попросила узнать, что там с этим домом, и люди, которые поблизости, сказали, что все нормально, огонь туда не дошел, и можно не волноваться. Погорельцам сейчас пока не до соцсетей. Они пока посмотрят, что у них сгорело, и потом уже будут думать.

Денис Демков.

Одновременно с этим под тегом #ПомогиРостов начали появляться однотипные фейковые объявления с просьбой перевести деньги: мошенники публикуют номер карты Сбербанка и просят хотя бы 10 рублей на счет, чтобы якобы добраться к родственникам в Краснодар.

Неведров: — Я прямо поражен. Часто говорят, что мы, ростовчане, люди такие эгоистичные, зажравшиеся немножко, пафосные. Тут абсолютно другая ситуация — люди все друг другу помогали. Мне в комментариях на фейсбуке написала одна женщина, она рассказала, что ее муж и брат помогали пожарным, потому что мчсники реально падали без сил, и местные жители помогали тушить дома. Все помогали. Полицейские тоже.

Эвакуированных жителей городские власти временно разместили в гимназии №5 (Социалистическая, 195/2) и в школе №22 (Театральный, 48). Там открыли пункты сбора помощи: активисты вечером и ночью туда носили еду, вещи и воду, искали по соцсетям раскладушки и матрасы. Также погорельцев поселили в лицей №11 (Верхненольная, 8) и школу №80 (ул. Пушкинская, 190).

Yuriy Ch.

Неведров: — Приезжали добровольцы, привозили маски, там реально было очень тяжело дышать, у меня до сих пор привкус этой гари. Кто-то воду привозил, кто-то спрашивал, чем помочь. Моя коллега создала группу в фейсбуке, и люди там реально, несмотря на политические взгляды — оппозиционеры, единоросы, все — вместе думают, где, что собирать.
  
Люди готовы, реально готовы помочь. Кто-то готов организовать пункты помощи в своих офисах. Некоторые людей в квартиру к себе пускают. Все готовы чем-то — хоть чем-то — помочь. Очень печально, что людей объединяет только плохое, в хорошие времена у нас срачи. А когда приходит беда, мы действительно можем объединиться, мы можем оказывать друг другу поддержку.

Роман Неведров.

Еще один пункт открыли на Варфоломеева, 99 — в социально-реабилитационном центре. В первую очередь, пострадавшим нужны гигиенические принадлежности (шампуни, зубные щетки и пр.) и постельное белье, также просят приносить одежду и обувь — женскую, мужскую и детскую. Сбор гуманитарной помощи начали также спасатели из Донского технического университета: продукты, вещи и лекарства можно приносить на Мечникова, 79-А.

Неведров: — Когда я туда только шел, я обратил внимание, что люди просто тащили животных — котят, щенков маленьких. Животные жили вот в этих домах, приблудились, их вытаскивали. Потом столкнулся с женщиной — у нее отец и мать лежали, оба парализованные. Они сейчас в больнице. Соседи, люди, которые на улице были, помогли вынести.

Денис Демков.

Общественники создали группу помощи погорельцам на фейсбуке — с информацией, где и как можно восстановить утраченные документы. Это можно будет сделать с сегодняшнего дня на Станиславского, 302, в оперативном штабе — по поручению донских властей, там создадут многофункциональный центр. С сегодняшнего дня обещают начать выплаты пострадавшим — по 20 тысяч рублей.

Болтушкин: — Если сравнивать с еще одной ростовской катастрофой — падением самолета — то нет ощущения скорби. Есть ощущение сочувствия — люди потеряли кров, но нет такого налета трагизма. Нет такого, знаешь, давайте поплачем, какой-нибудь памятник погибшим поставим. Ну, как-то полегче все это переживается.

Реакции в соцсетях


Версия поджога кажется большинству горожан самой убедительной. Активисты предлагают объявить бойкот будущим застройщикам Говнярки — не покупать и не брать в аренду там жилье, чтобы «сделать это преступление невыгодным». Есть предложения запретить в сгоревших кварталах любое строительство, кроме индивидуального.

Болтушкин: — У людей был мощный порыв оказать какую-то поддержку. Из администрации Ростова нам написали, попросили опубликовать информацию о пунктах временного размещения, указать телефоны. Наша бюрократическая машина, скажем так, снизошла до нас — ну, в положительном ключе. Нас попросили опубликовать конкретную информацию о том, куда идти, куда обращаться, кому звонить.

Мы это все опубликовали, и будем периодически напоминать людям, что им нужно делать. Обычно в день я публикую постов 30-35, вчера перевалило за 50. Поток новостей: если в день присылают штук 80, то вчера было где-то штук 200. Много.

Кто-то негативно относится к тому, что городские власти собираются компенсировать погорельцам ущерб из бюджета, мол, ростовчанам придется оплачивать новые дома «незастрахованным алкашам». Есть те, кто осуждает жителей Говнярки за их желание продать землю по высокой цене: «Стоимость хотят как в Майями на первой линии, и прописано человек по сто в каждой квартире».

Денис Демков.

Болтушкин: — Были, конечно, и неадекватные комментаторы. Писали: «Так и надо русне», «Русня горит, классно!». Это, видимо, какие-то украинские полусумасшедшие. Это, в принципе, всегда происходит, такие набеги троллей. В российском городе что-то произошло — нужно повонять в комментариях. Я сразу их баню, и все. Были те, кто поливал дерьмом всех, кому не лень — и нашу администрацию городскую, жильцов, что они там живут в этих своих хибарах, и застройщика, и пожарных, полицию, всех, кого угодно.

Многие ростовчане предлагают объявить общероссийский сбор на жилье для погорельцев. В большинстве своем, судя по соцсетям, горожане готовы помочь всем подряд: не только поделиться едой и вещами, но и приютить в своих квартирах и подвезти.

Болтушкин: — Меня зацепило то, что в современном городе, полуевропейском, назовем это так (у нас не какая-то деревянная древняя Москва, а такой современный город), то, что у нас может такой огненный ураган пройти, и куча людей останется без крова. В прошлом году (или позапрошлом) девочка утонула в самом центре города. Центр города — и такая стихия, которая сметает все на своем пути. Люди в шоке. Ты гуляешь по улице и — оп! — она вся сгорела. То есть мы беззащитны, мы слабы, но мы вместе и мы будем бороться.

История Говнярки


Район трущоб за Театральной площадью появился примерно в XVII веке. По рассказам местных историков, там прятались разбойники и беглые крепостные. Говнярка получила свое неблагозвучное название не просто так — когда-то там располагался жилищно-коммунальный комбинат, который обслуживал мусоровозы и ассенизаторские машины. В основном район состоит их малоэтажных частных домов и многочисленных пристроек. Расселить Говнярку, которая всегда считалась одним из самых криминальных районов города, пытались еще в прошлом веке — в 40-х и 70-х годах — но безуспешно.

В 80-х рядом с Говняркой — на спуске к Дону — начали строить многоэтажные дома, а от Театральной площади неблагополучный район огородили забором. В начале нулевых на месте района инвестор — московская фирма «Мегаполис» — планировал возвести торгово-развлекательный комплекс, но проект не прошел госэкспертизу. Причина — над Говняркой проходит воздушная глиссада самолетов, заходящих на посадку в ростовский аэропорт.

Роман Неведров.

Два года назад «Мегаполис», по информации Life.ru, начала распродавать землю — кому, неизвестно. Были слухи, продолжает Life.ru, что районом за Театралкой интересуется крупнейший ростовский застройщик — компания «Вертол-Девелопмент». Эта фирма возвела жилой комплекс «Тихий Дон», который как раз располагается рядом с этим районом.

Стоит отметить, что дома в Говнярке горели не раз. Совсем недавно, 8 августа этого года, пожар уничтожил три жилых дома в переулке Марти, 25. Как утверждали жильцы домов, их подожгли из-за отказа выселиться на невыгодных условиях. В этом же месяце в районе было еще несколько пожаров, правда, мелких, — горели заборы.



ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ПОЖАР В РОСТОВЕ: ЧТО ДУМАЮТ РИЕЛТОРЫ