«Цена на «Сплин» в Ростове будет самой низкой. Мы так хотим»
Места

«Цена на «Сплин» в Ростове будет самой низкой. Мы так хотим»

А еще «Каста», Feduk, «Король и шут» (точно), «Звери» и Little Big (возможно). Организаторы концертов на «Крыше» рассказали, что нас ждет этим летом.

автор Анастасия Шевцова

4 Июня 2018

Одним из главных событий прошлого лета в городе стал Rostov Roof Music на крыше галереи «Астор». Поговорили с его организаторами, какой будет «Крыша» этого лета.


— Вы полностью довольны первой «Крышей», которая прошла прошлым летом?
Белла Асриян, экс-управляющая бара «Бухарест»: — Да. Считается, что музыкальные фестивали выходят на прибыль в течение пяти лет — мы окупились в первый год. Хотя изначально даже не думали про это. Чистая авантюра.
В расчетах отталкивались от посещаемости концертов в «Бухаресте». В итоге на «Касту», например, пришло в два раза больше людей, чем мы ожидали. Конечно, и бюджет проекта в процессе вырос. Только когда началась работа, мы поняли, что нужна большая сцена, нужны высокие подиумы.
Вадим Магрицкий, организатор концертов: — Мы вначале рассчитывали на такой междусобойчик, не более. Мои коллеги и сейчас спрашивают: «Как вы там, на этой вашей крыше, делаете концерты? Для чего? Это же в минус!» До сих пор не верят. Ну, и считается, что летом невозможно проводить успешные мероприятия.
Честно сказать, в прошлом году все делалось на коленке, очень быстро. В этом — все идет по накатанной, поэтому будет увеличено число концертов и площадка станет намного комфортнее.
Асриян: — Мы расширим зону фудкорта, подиумы для более свободной посадки. Хотим сделать сцену более масштабной и зрелищной. Пока не можем построить настоящую фестивальную сцену, которая горит и переливается, но плавно к этому движемся.

— Были ли какие-то отзывы о первой «Крыше» от самих музыкантов?
Асриян: — Антон Беляев написал в инстаграме, что Therr Maitz отыграли очень атмосферный концерт; мол, ребята (организаторы из других городов), кидайте предложения на следующий сезон, устроим крышный тур.
Магрицкий: — Змей из «Касты» отыграл свой концерт, а потом пришел на Therr Maitz как зритель. Всем музыкантам крыша нравится. Для них это тоже новый опыт. Несколько коллективов с первой «Крыши» выступят и этим летом.
Сергей Шабунин
— Федук и «Сплин», «Ария» и The Hatters — очень разные исполнители. По какому принципу вы их выбирали?
Асриян: — Мы хотим, чтобы к нам пришел весь Ростов.
Магрицкий: — И, конечно, мы выбираем артистов, которые, на наш взгляд, самые востребованные сейчас.

— Бестселлеры кто, по вашему мнению?
Магрицкий: — Каждая группа хороша, но «Сплин» стоит особняком. Думаю, это будет наш первый концерт, который пройдет солд-аутом, то есть все билеты выкупят заранее. Еще, конечно, «Каста»: группа выступает в родном городе, где ее любят.

— Три концерта пройдут во время ЧМ. Требования к их проведению жестче?
Асриян: — «Астор» со своей стороны оповестил все городские и силовые службы, никаких препятствий нет. Наверное, наше счастье, что это все-таки закрытая локация.

— Мы спрашивали у режиссера Коляды, почему на гастроли в Ростове он выбрал именно такие спектакли. Сказал, что они — для подготовленной умной публики, именно так ему характеризовали ростовчан. В плане музыки у Ростова есть свои особенности?
Асриян: — Есть артисты, которых я бы с удовольствием позвала, потому что они подходят нашей крышной атмосфере. Например, Manizha. Она соберет и в Екатеринбурге, и в Питере, и даже, может быть, в Краснодаре. Но я не уверена, что мы продадим ее в Ростове. Или Guru Groove Foundation, хотели их привезти в прошлом году. Они согласились и даже дали скидку на гонорар. Но мы все равно не рискнули. Минус — это плохо, но пустая крыша — это еще хуже, это ужасно. Мы же все-таки делаем это для ростовчан. Будь мы в другом городе, возможно, привозили бы совершенно других артистов. Но здесь люди очень заморочены на именах.
Когда готовили лайн-ап (список артистов) этого года, думали о проведении однодневного рэп-фестиваля, с выступлением рэпера Face. Противоречивый артист. Партнеры и спонсоры, с которыми мы вели переговоры, были против.
Магрицкий: — Я этого вообще не понял и всех спрашивал: почему? «Мы не хотим с ним ассоциироваться, у него в песнях есть мат». Я спрашиваю: «А с «Ленинградом» хотите себя ассоциировать?» — «Да, обязательно». — «А в чем разница? У Шнура что, мат другой?»
Асриян: — Я тогда все-таки согласовала этот концерт. Он отменился по другим причинам, у организатора этого рэп-тура что-то не срослось. Но если бы получилось, мы бы провели. Лет семь назад «Ленинград» считался андеграундной группой, которую нельзя было включать в приличном месте. Но вдруг что-то случилось, и вы все это приняли.
Магрицкий: — И сейчас на концерт «Ленинграда» половина билетов раскуплена органами власти и сотрудниками силовых структур.
Сергей Шабунин
— А кто для Ростова самый топ?
Магрицкий: — Баста. Не зря он первым заявлен на новом стадионе. Еще «Руки вверх». Мы, кстати, хотели их концерт, но просто физически невозможно поставить их шоу на крыше. По этим же причинам отказался Макс Корж. Например, на крыше нельзя использовать огонь. То есть вся пиротехника, которая используется на выступлениях у Коржа и «Руки вверх», сразу отметается.

— От столиц сильно отличаются наши вкусы? Есть расхожее выражение, что любые московские моды доходят до провинции через 2-3 года.
Магрицкий: — Просто в Питере и Москве намного больше людей.
Асриян: — То есть в Москве в один день может пройти пять таких крыш, и каждая найдет свою аудиторию.
Магрицкий: — Если говорить о концертах на крыше, то сначала Ростов отставал от Москвы и Питера, а теперь они отстают от нас. Как бы дерзко это не звучало, лайн-ап Rostov Roof Music сейчас сильнее, чем в подобных проектах Москвы и Питера. Я думаю, что вообще самый сильный по крышам в России. В Москве многие музыканты выбирают другие площадки, тот же «Винзавод» (Центр современного искусства). Еще один жирный плюс Ростову — это погода. Здесь летом почти всегда жарко и нет дождей.

— Лайн-ап станет еще круче, если вы привезете европейскую или американскую звезду.
Магрицкий: — В этом году решался вопрос по привозу довольно известной британской группы. Не могу пока ее назвать, скоро в графике их тура появится выступление в Ростове. Но, к сожалению, концерт планируется в октябре. Организаторы опасаются плохой погоды, артисты тоже. Решено перенести концерт на закрытую площадку.
Вообще, привезти иностранного артиста не так-то просто. В России мы можем выдернуть артиста на единичный концерт, оплатить ему перелет. Это дороже, чем концерт в туре, но подъемно. Ценник на перелет зарубежной группы получается архибольшой, а туры летом бывают редко. Но мы надеемся, что рано или поздно поймаем чей-нибудь удобный тур.
Гонорары тоже существенны. У многих российских артистов незаслуженно высокий гонорар, но он хотя бы в рублях. У иностранцев гонорар заслуженный, но он в валюте. Обычно он не меняется годами, если только артист не получит несколько премий «Грэмми» или не выпустит топовый альбом. Но в рублях эта цена становится все больше и больше с каждым годом. Мы не можем себе позволить стопроцентную предоплату. И даже, если гонорар выплачивается частями, при любом скачке валют мы можем вылететь в трубу.
Асриян: — Ну, не зря же говорят: концертный бизнес, он такой — можно купить квартиру после концерта, а можно ее и продать (смеется). Очень суетный бизнес.
Магрицкий: — Вообще я думаю, иностранцам бы очень понравилась крыша. Многие из них обожают русских. Просто так не хвалят; у них нет стандартных фраз, как у некоторых наших звезд, которые клянутся в любви, зачастую даже не помня, в каком городе выступают. Когда зарубежный артист говорит: «Русские, вы сумасшедшие и крутые», это честно.
Асриян: — У нас на крыше душевно. Мне нравится, что нет многих вещей, которые есть на крупных площадках. Нет четких разграничений с танцзоной, барьеров, суперохраны.
Сергей Шабунин
Магрицкий: — Вот, например, ребята из «Касты», они же местные, добирались сами, кому как удобно. Мы со Змеем сели в общий лифт. И фанаты обалдели: ничего себе, мы едем в лифте с одним из «Касты», на его собственный концерт.
Чего у крыши не отнять, так это уюта. Я никогда в жизни не буду делать опцию «ранний вход». Мне кажется, что это неправильно — продавать место в очереди. Во многих городах, я смотрю, продаются билеты с опцией «фото со звездой». Как это можно продавать? И как артисты на это соглашаются? Это как будто фото с обезьянкой в цирке. Это же все должно происходить по желанию артиста. Кстати, Беляев в прошлом году очень жалел, что уехал сразу после концерта — опаздывал на поезд. Сказал, что в этот раз останется тусить на крыше всю ночь, пока со всеми не пообщается и не перефотографируется.
У Deep Purple, Стинга, в последний приезд у Джонни Деппа тоже, meet&greet (встреча фанатов с артистом перед концертом) разыгрывался. Есть много вариантов розыгрышей: человеку либо повезло, либо он выполнил условия конкурса и победил по решению артиста, но это не покупается за деньги.
Асриян: — Вот тут мы с Вадимом прямо сошлись. В этом бизнесе есть определенные соблазны. Мне говорят: «А что вы цены на «Сплин» не повысите?». Билеты на их концерт у нас самые доступные по стране. Но это наша изначальная идея — дать возможность всем купить билеты за адекватные деньги. На старте продаж они у нас стоят 1000-1200 рублей. Мы так хотим, для нас это важно.

— Какие еще концертные форматы вы хотели бы перенести в Ростов?
Магрицкий: — Я бы с удовольствием перенес формат московского «Винзавода». В центре Ростова столько заброшенных заводов стоит. Идеально подошли бы Парамоновские склады. Мы бы ничего там не разрушали и не меняли. Добавили бы необходимую инфраструктуру, но при этом она не затмевала бы главное.
И еще превратил бы Зеленый остров в питерскую Новую Голландию. Но, к сожалению, это не в наших силах. Тут нужен Роман Аркадьевич Абрамович. Но Зеленый остров стал бы отличным местом для молодежи, если там сделать большой развлекательный, творческий и рабочий кластер. И при этом сохранить природу.
Асриян: — Мне кажется, в Ростове довлеет провинциальное желание соответствовать столичным трендам. Но при этом требования предъявляются завышенные.

— Например?
Асриян: — Нам музыканты из Mgzavrebi рассказывали, что на питерской крыше холодно, и народ, 1700 человек, поднимается наверх по ступенькам (у нас лифты). Но питерцы готовы с этим мириться. Ростовчане — нет. Вот очень показательный пример: девушка побывала на нашем новом стадионе, говорит мне: «Представляешь, я заплатила за билет 2 тысячи, а там туалеты дешевой краской покрашены». Вот, мне кажется, это стопроцентно ростовская история. Какая разница, какой краской? Главное, чтобы было удобно и чисто. Ты приходишь на стадион, чтобы посмотреть футбольный матч. Это главная цель. Ну да, стаканчики пластиковые, зато отличный современный стадион.
Все стонут, что в Ростове мало чего происходит, в частности в области электронной музыки. Есть клуб «16-я линия», они очень сложно пережили зиму. Были отличные электронные привозы, не хуже, чем в столичных технотусовках. Но в клубе было холодно, недостаточно комфортно. Люди не хотят перетерпеть, дать возможность площадке развиться.

— А вы на крышу не хотите привезти электронный проект?
Асриян: — Нам хочется поработать со всякими новомодными штуками вроде мэппинга. Это лазерная визуализация на стенах, проекция. Мэппинг очень подходит под электронный проект, потому что диджей за вертушкой — это не зрелище.
Магрицкий: — Мы не очень разбираемся в этой музыке. Но на нас вышли бары Heaven и «Бурда Моден» — законодатели электронной моды в Ростове. У них есть интерес к крыше, сейчас активно ищут варианты. Но, скорее всего, уже не в этом году. На это лето заявлено уже 12 артистов. Ведутся переговоры еще с двумя топовыми коллективами — группой «Звери» и Little Big. Зависит от их времени и технических деталей.