Владислав Ветров: «Фильмы не всегда хорошие советчики»
Люди

Владислав Ветров: «Фильмы не всегда хорошие советчики»

Разговор ко Дню российского кино.

автор Ольга Майдельман/ заглавное фото ТАСС.

27 Августа 2020





27 августа — День российского кино. Накануне праздника поговорили об «имениннике» с актером театра и кино, заслуженным артистом России, нашим земляком Владиславом Ветровым.


— Весь мир, и Россия не исключение, захватили сегодня сериалы. Вы тоже в них снимаетесь. Были в последнее время сериалы, которые приятно удивили?
— Удивляет хороший материал, а его все меньше и меньше. Этим бизнесом сегодня, к сожалению, занимается много случайных людей. Поэтому сценарии часто заказывают литературным неграм, которые пишут все, что слышат. Кто что сказал на кухне, то и записали. И поэтому во всех сюжетах одно и то же: вялотекущая любовь, обязательно авария, больница.

— С чем связано такое заметное упрощение?
— Грубо говоря, пипл это хавает. Процесс поставлен на поток. Никто не хочет рисковать. Кинобизнес, он же очень консервативен: нужно что-то проверенное. Начиная с актеров и кончая сюжетами. Но, конечно, раз на раз не приходится. Я снимался в сериале «Отель Элеон» (СТС, оценка на «Кинопоиске» — 7,3) и его продолжении «Гранд». Вот там, конечно, команда очень профессиональная, и сценарии пишут подробно и интересно.
kinopoisk.ru
— А о чем можно снимать сегодня кино, чтобы на него пошло поколение зумеров? Какого такого «Чапаева», условно говоря?
— Надо хорошо слушать время. Я вот давеча пост сделал в фейсбуке: список фильмов, которые сняли в 64-м, в год моего рождения. Полтора десятка фильмов, которые я до сих пор с удовольствием смотрю, а некоторые — со слезами на глазах, как вот «Отец солдата».
Или «Гамлет» — ну самая совершенная работа Смоктуновского! «Добро пожаловать» — прекрасное кино. Откровенная «Донская повесть», где Леонов играет казака. Чудная комедия «Женитьба Бальзаминова» с Вициным. «Застава Ильича» — шедевр молодого Хуциева. Да какой ни возьми. «Сказка о потерянном времени» — любимая сказка и актуальная, если говорить о пандемии. И это всё за один только год. Вот это было сработано! Я смотрю их, и они сегодняшние для меня.

Надо слушать время. Сегодня, наверное, нужно более концентрированное кино: у нас сейчас такая масса информации! Ну, и в любом случае есть беспроигрышные жанры — авантюрные комедии, например. Но важнее всего даже не формат, а осознанность. Когда человек искренне с тобой разговаривает в кино, по чесноку это делает. Раздражает-то как раз, когда видны «белые нитки» этой фабрики грез. Тогда ты просто не можешь подключиться, начать сопереживать.

— У вас дети какого возраста?
— От 35 до 5 лет.

— В каких ролях они вас любят и знают?
— Моего культа в семье нет, это факт. Никто не смотрит пристрастно мои новые работы. Младшие родились уже в тех условиях, когда папу останавливают на улице, чтобы сфотографироваться, и на это не обращают внимания, их просто немножко раздражает, что надо делать остановку и ждать. Вот Севка, человек 12 лет, уже даже на вопросы журналистов отвечает, когда мы выходим на премьеры. А Настя, ей 23, начинает интересоваться советской классикой, что меня очень радует.

— Что вы ей про любовь покажете? В качестве романтического примера. Они ведь сейчас очень прагматичные в любви.
— А стоит ли это менять? Обычное течение жизни. Не надо навязывать свои традиции. Традиция может быть одна — сочувствие, размышление о самом себе, о конечности и бесконечности. Фильмы не всегда хорошие советчики, они могут эмоционально накручивать, но не давать пищи для дальнейшего существования. Человек по своей природе создан странно, жестко и жестоко. Человек, который может осознать свою конечность в бесконечном мире — что можно еще страшнее и безнадежней придумать?
kinopoisk.ru
— Вы считаете, что эта прагматичность молодых естественна?
— Это просто инструмент. Выстроить себе программу существования. А кино — это безопасная забава, ты легко можешь отождествить себя с персонажем или историей. Такой чувственный опыт, этим, наверное, искусство и привлекает. Мне не хочется критическим образом относиться к этому поколению, это такое получится старческое брюзжание. Конечно, интернет, эта система общения в сети, развращает. Сегодня время скороспелых выводов, скороспелых позиций. Мы не даем себе время на раздумье, на реакцию, моментально реагируем — как устрицы: сунул палец, и створка — хлоп! — захлопнулась.

— Да, надо быть в потоке, в тренде.
— А лучше всего хайпануть. Мы же сейчас стали менять профессии. Мы специалисты самого широкого профиля. Мы вирусологи, ефремоведы, гаишники — мы разбираемся во всем! Это странно, но каждый день, благодаря интернету, можно по любому поводу высказать свое авторитетное мнение.

— Вы имеете в виду, что сейчас время дилетантов?
— Сейчас время коучей. Каждый второй знает, что тебе нужно, и будет вести тебя к этой цели. Он готов. За определенную плату, конечно. И режиссуру сейчас многие путают с коучингом. Он хочет научить. Да зачем?! Ты мне дай простые вещи: твою философию и текст. И не надо больше ничего. В связи с этим коучингом много фальсификаций и в кино, и в театре, и в драматургии.

— А каких сценаристов сегодня не хватает?
— Не хватает сценаристов, которые писали бы междометиями. Нет доверия артисту. В сценариях пишут огромные ремарки, огромные полосы текста. Все надо разжевать, желательно и то, что было в предыдущей сцене, потому что домохозяйка может включить телик в любой момент.
Со мной играла довольно известная сегодня молодая артистка, они сейчас все звезды, эти малолетние преступники в актерстве, и после одной сцены она подошла и спросила: «А как ты это делаешь?» — «Что?» — «Ну, вот ты разговариваешь так, будто это и есть ты. Как?» Ну, это суть актерства — сделать своей эту придуманную историю. Режиссер Питер Брук, когда был в Москве, сказал: «Всем законам театра и кино я могу научить за два-три дня. Дело в чем-то другом». Любимая моя цитата. Что, ты не найдешь себе место на сцене, чтобы было видно и тебя, и партнера? Найдешь. 72 страницы текста не запомнишь за месяц? Запомнишь. Дело в чем-то другом.

Сегодня довольно легко стать звездой и получить свои 15 минут славы. Согласитесь?
— Звезда сегодня — это человек, который абсолютно верит в идеальность того, что он делает. В то, что он блестяще играет. В свою безошибочность. И другим ничего не остается, как согласиться. Просто неловко становится не верить. А если Рассел Кроу изображает другого человека на клеточном уровне, ну и ладно, он такой.

— Чего сегодня не хватает кинематографу? Есть спецэффекты, костюмы, бюджет. Чего нет?
— Не хватает условной «печки», от которой надо плясать. И ответственности за происходящее.

— А что с вашим Чеховым, с фильмом Марлена Хуциева? Антон Палыч — точно ваш, даже на клеточном уровне.
— Этот проект («Невечерняя», фильм-диалог писателей Чехова и Толстого. — «Нация») сейчас курируют два именитых режиссера. Возможно, им займется сын, Игорь Хуциев, но после ухода Марлена Мартыновича (режиссер умер 19 марта 2019 года. — «Нация») я лично надежду потерял. Кроме него это все никто не соберет воедино. Я, к сожалению, не увидел даже тех крупиц, которые он катал при жизни по фестивалям... 16 лет труда. Он, конечно, был невероятный перфекционист. Показывал мне десятки дублей: «Видишь разницу?!» — «Нет». — «Ну как?! Это же совсем иначе смотрится, мы же убрали из этой комнаты 15 сантиметров!» Он даже волны на море снимал по 10-20 раз: не те «барашки» были.

— Да и земляка Чехова никто не сыграет лучше вас. Что вообще у вас в Таганроге за место силы? Столько выходцев оттуда замечательных.
— Я, кстати, туда завтра лечу. Сын Сева изъявил желание узнать, где я провел детство свое. Покажу ему… Таганрог — город прекрасный во всех отношениях, неторопливый. Там будто все в глицерине плавает. Шелуху семечки выплевываешь, и она в воздухе так (показывает, как семечка плавно парит, делая круги)… к 9 часам вечера она падает, свет гаснет, занавес.
РИА Новости
— А в Москве было чем заняться во время пандемии?
— Мы снялись с женой у Cемена Слепакова в его карантинном проекте (сериал «Окаянные дни». — «Нация»), ну, и другие проекты я не бросал, киношники позже всех закрылись. Катались с пропуском по Москве, что было само по себе фантастично. Пустая Москва — она совсем другая оказалась. Я никогда не видел, получается, настоящие очертания города: нижние этажи домов, например.
Вообще мы живем в такое время, что уже придумывать не о чем, всё предвосхищено самыми мрачными фантастами-футурологами. Можно уже ничего не искать, из потрепанных книжек просто взять и инсценировать.

— В каких еще проектах мы увидим Влада Ветрова в этом году?
— С Викой Исаковой — «Один вдох», я играю врача. Еще я безумно рад, что смогу реабилитироваться с проектом Первого канала про декабристов — «Союз спасения» (выйдет на ТВ как сериал. — «Нация»). Там эта история будет внятно рассказана, и роль у меня цельная. Еще я озвучил Лихо на студии «Паровоз» — в мультфильме «Кощей. Настоящая история», 4 года его рисуют, титанический труд.
А на Новый год выйдет «Последний богатырь-2», фильм студии Disney. Это удивительный опыт: ты ходишь в конфузном совершенно, облегающем комбинезоне, в шапочке синенькой, облепленный датчиками, и делаешь вид, что вокруг тебя творятся чудеса. Настоящий иллюзион.

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.