TRUE ГАЙДАЙ
Люди

TRUE ГАЙДАЙ

Он мог бы стать музыкантом, но не был принят в музучилище с самодельной скрипкой.
30 января – день рождения великого комедийного режиссера.

автор Лиля Спицына

30 Января 2016


Отец, Иов Исидорович Гайдай, познакомился с будущей женой, отбывая 7-летний срок на каторге. По одной версии загремел на каторжные работы, потому что его спутали с организатором восстания 1905 года на родной Полтавщине. По другой – он взял на себя преступление знакомого: тот от нужды, пытаясь прокормить семью, пошел на грабеж. В любом случае, отец Гайдая сидел безвинно.


Один из каторжников, его приятель, послал своей сестре письмо в Рязань и приложил фотокарточку Иова. Письмо из Сибири читала не только Мария Любимова, но и вся семья. «Он же лысый!», – была первая реакция семейства. И хотя Гайдай своим видом Марию удивил, но понравился.

***

Леня рос влюбленным в кинематограф и особо выделял фильмы Чаплина. Знал все картины наизусть и все равно приходил на первый утренний сеанс, а когда фильм заканчивался, прятался от билетеров под сиденьями. С началом нового сеанса вылезал и смотрел любимого Чаплина снова.


***

С детства отлично играл на балалайке. Когда подрос, захотел научиться играть на скрипке. Но семья не могла позволить себе покупку инструмента.  В одном журнале Гайдай вычитал, как самому смастерить инструмент. С самодельной скрипкой отправился поступать в музучилище; преподаватели, конечно, зарубили иркутского «страдивари».

***

Еще о детских талантах Гайдая. Занимался художественной самодеятельностью, много читал, любил Маяковского и Зощенко. Но сам ничего не писал.  Пока однажды во всесоюзном журнале «Пионер» не напечатали старшего брата – под небольшим стихотворением «Байкал» была подпись 9-классника Александра Гайдая. 


Раздосадованный Леня взял тогда другое стихотворение брата, переиначил его довольно удачно и отнес в одну из газет Иркутска. Его опубликовали, братья поссорились, но в ситуации, конечно, разобрались.

***

Война. Осень 41-го. Призывной пункт, строй новобранцев. Военком зачитывает: «Кто в артиллерию?» – «Я!». – «В кавалерию?» – «Я!». – «На флот?» –  «Я!». «Да подождите вы! –  раздражился военком. – Дайте огласить весь список». Через много лет Леонид Иовович вспомнил себя 18-летнего и вставил этот диалог в «Операцию «Ы».

***

Был уверен, что в Москве живут только красивые люди. И с нетерпеньем ждал дороги на фронт, чтобы посмотреть на столицу и ее жителей. На фронт их действительно везли через Москву, но увидеть он смог только подземку. Поезд проследовал через Москву по линиям метро без остановок. 

***

Мечтавшего о сцене и кино Гайдая служба за малым не лишила этого будущего – в 1943 он подорвался на мине и получил очень серьезное ранение ноги. По всем показаниям, ногу надо было ампутировать. Но убедительное «одноногих актеров не бывает» от несгибаемого Гайдая растрогало врача. Ногу сохранили, и она постоянно напоминала о себе. Хотя о болях и об инвалидности 2-й группы никто, кроме него самого, долгое время не знал.

***

Совокупно фильмы Гайдая в кинотеатрах посмотрели 600 миллионов человек.


Когда на экраны вышел «Пес Барбос и необычный кросс», на пороге дома Гайдая и Нины Гребешковой появился Сергей Бондарчук, держащий в руках тарелку с нарисованным псом и надписью «Поздравляю!». Сказал: «Это твоя первая золотая медаль». Вообще же Гайдай все награды, кроме фронтовых, называл «цацками».

***

Гайдай был очень суеверен. Верил, например, в черных кошек, но наоборот: ему они приносили удачу. Черная кошка есть и в «Операции «Ы», и в «Бриллиантовой руке», и в «Иване Васильевиче», и вообще во всех фильмах Гайдая.


Не начинал съемки, не разбив тарелку на счастье. Однажды, на съемках «Двенадцати стульев», ассистент режиссера с порученной ему миссией не справился, бросив тарелку так, что она не разбилась. Через пару недель выяснилось, что с исполнителем главной роли Александром Белявским не складывается, пришлось искать нового Остапа Бендера. Снова. Еще до Белявского на роль пробовались лучшие из лучших: Андрей Миронов, Алексей Баталов, Валентин Гафт, Евгений Евстигнеев, Никита Михалков, но утвердили Высоцкого. А уже на следующий день актер пропал – говорят, запой. «Высоцкого снимать никогда не буду» – сказал Гайдай.

***

Категорически не терпел пьянство. Моргунов пришел на просмотр отснятого материала «Кавказской пленницы» с какими-то девушками и пьяный, притом не очень-то вежливо разговаривал с режиссером. Гайдай его выгнал с просмотра, но Моргунов ушел из проекта вовсе. Оставшиеся сцены доснимали с дублером.

***

Хотя, как ни странно, за удачные шутки или трюки, придуманные прямо во время съемок, режиссер поощрял актеров шампанским. Сам же Моргунов и вспоминал: «За каждый трюк Гайдай предлагал нам по две бутылки шампанского. Никулин заработал в «Кавказской пленнице» 24 бутылки, я –  18. А Вицин –  одну. Он страшно не любил шампанское, любил сдавать посуду».


Перед окончанием съемок «Бриллиантовой руки» Гайдай, уже наученный, прибегнул к уловке, чтобы обезопасить свою картину от очередных придирок цензуры. В фильме были и проститутки, и пьянство главного героя, – нашли бы, что вырезать. Да и «облико морале» с песней про «остров невезения» вызывали недовольство. Поэтому режиссер приклеил в конец фильма ядерный взрыв, заявив Госкино: «Вырезайте, что хотите, но не взрыв». Фильм вышел в режиссерской версии, без ненужного взрыва в финале.


***

Кстати, в основу комедии о контрабандистах легли реальные события. Идея сценария «Бриллиантовой руки» возникла у драматурга Якова Костюковского, когда он прочел в газете «За рубежом» заметку о швейцарских контрабандистах, пытавшихся перевезти ценности в гипсе.

Однако потом выяснилось, что главная интрига фильма никак юридически не обоснована: советские граждане могли спокойно ввозить драгоценности в страну. Хотя наверняка такое их количество вызвало бы определенный интерес со стороны КГБ.

***

Но он, конечно, не был диссидентом. Драматург Аркадий Инин рассказывал: «Он воевал, защищал эту власть, прекрасно видел все ее недостатки. Чудовищной коррупции тогда, кстати, не было. Были взяточники – и все, это разные вещи. Гайдай все понимал, но считал, что в общем страна живет правильно и что дальше будет лучше. Он верил в светлое будущее».

***

Для съемок «Ивана Васильевича» нужно было создать «машину времени». Ее заказали в конструкторском бюро, которое в итоге сделало слишком сложный проект. Чтобы изобретение Шурика выглядело правдоподобным (он же по сюжету создал ее один), помочь попросили скульптора по дереву Вячеслава Почуева. Он потом получил премию и документ от Мосфильма, в котором без кавычек было написано: «Деньги выданы за изобретение машины времени».