«Столкнулся на улице с Такеши Китано. Понравился ему. Так начался мой бизнес»

«Столкнулся на улице с Такеши Китано. Понравился ему. Так начался мой бизнес» Сэм Клебанов отвечает на популярные вопросы россиян.
Люди

«Столкнулся на улице с Такеши Китано. Понравился ему. Так начался мой бизнес»

Сэм Клебанов отвечает на популярные вопросы россиян.

Логотип Журнала Нация
Маркетплейсы
21 августа известный кинопрокатчик Сэм Клебанов (компания «Кино без границ») представит в Ростове фильм «Последний беспредел» Такеши Китано — за два дня до общероссийской премьеры. Показ состоится в рамках клуба «k-ino.ru» в «Горизонте Cinema&Emotion». Накануне визита мы задали Клебанову самые популярные вопросы о кино, ответы на которые ищут люди на портале TheQuestion.
Сэм Клебанов.

— Какой фильм самый переоцененный?
— Я так могу сказать о фильме «Танцующая в темноте» (2000) Ларса фон Триера. Его многие хвалили, он получил «Золотую пальмовую ветвь». При этом я знал критиков, которым фильм очень не понравился. Я тоже как-то не проникся. Помню, как мы с моим коллегой Антоном Мазуровым были на радиоинтервью. Ведущий сказал: «Ну, есть же фильмы, которые нравятся всем. Не может же не понравится «Танцующая в темноте»!». На что Антон ответил: «Так вот же — Клебанов сидит!».
Кадр из фильма «Танцующая в темноте». Фото: kinopoisk.ru

— Был ли у вас забавный случай со знаменитостью?
— Смешных историй, от которых можно обхохотаться, не было. Но был случай со знаменитостью, который сыграл огромную роль в становлении моего бизнеса. В Гетеборге, просто на улице, много лет назад я увидел Такеши Китано (японский режиссер, актер, сценарист), он приехал в Швецию на фестиваль. Я подошел к нему, сказал, что хочу купить его фильм «Фейерверк» (1997). За несколько лет до этого я был в Японии, и какие-то фразы на японском остались в памяти. И с Такеши я даже смог завязать разговор на его родном языке.
С Такеши Китано.

Позже я приехал на кинорынок покупать этот фильм, и выяснилось, что на него уже поступило предложение от другой российской компании. Но, так как я произвел очень хорошее впечатление на Такеши Китано, он сказал, что фильм надо продать мне. С тех пор мы начали сотрудничество, и я покупал все его фильмы. Пара его лент, которые я прокатывал: «Куклы» (2002) и «Затойчи» (2003), — были настолько успешными, что помогли моей компании преодолеть кризис и расти. И сейчас я заканчиваю свою прокатную деятельность именно с его фильмом «Последний беспредел», а ведь все началось со случайной встречи.

— Какие фразы из любимых фильмов вы употребляете в повседневной жизни?
— Когда мне кто-то говорит, что нужны деньги, я в ответ цитирую героя Дэнни Де Вито из фильма «Грабеж» (2001): «Everybody needs money. That's why they call it Money» («Всем нужны деньги. Поэтому их так и называют — Деньги»). Он в этот момент еще делал такой забавный итальянский жест пальцами (смеется).
Кадр из фильма «Грабеж».Фото: kinopoisk.ru

— Над каким фильмом вы рыдали, как шестилетняя девочка?
— Не помню таких, чтобы заставили буквально рыдать. Но есть фильмы, которые меня по-настоящему тронули. Это, к примеру, «Список Шиндлера» (режиссер Стивен Спилберг) и «Аминь» (режиссер Константин Гаврас).

— За что вы не любите Евгения Bad Comedian Баженова?
— Я никак к нему не отношусь. У меня абсолютно нет времени смотреть блоги на YouTube.

— Какой русский фильм — ваш любимый?
— «Андрей Рублев» Тарковского, «Кин-дза-дза!» Георгия Данелия. Из современного — «Левиафан» Звягинцева. Это те фильмы, которые в первую очередь приходят в голову.
Кадр из фильма «Левиафан».Фото: kinopoisk.ru

— Вы когда-нибудь звонили на номера из фильмов, и что интересного из этого вышло?
— Нет, конечно. В фильмах, которые мы показывали (компания Клебанова «Кино без границ» занимается дистрибуцией артхауса), вообще не помню эпизодов, где были бы номера телефонов. Ну, и я прекрасно понимаю разницу между выдуманной и реальной ситуациями.
Бывают очень редкие случаи, когда сценаристы специально включают в сюжет существующий телефонный номер, чтобы любопытные зрители, которым недостает более осмысленных занятий, звонили и кого-то тревожили. Но если я наберу номер из фильма «Матрица», вряд ли мне повезет, и на звонок ответит агент Смит.

— Какие фильмы стоит посмотреть, чтобы понять артхаус?
— Похоже на вопрос: «А что мне сегодня съесть?». На него нет ответа, который устроил бы всех. Да и делить артхаус по этапам познания — «с этого начну, а это посмотрю позже» — бессмысленное занятие.

Сам по себе термин «артхаус» не искусствоведческий. Артхаусом в Америке раньше называли неанглоязычное и немейнстримовское кино. Вы же понимаете, что это большой «зонтик», под которым можно разместить очень много разных определений.

В России артхаусом принято считать фильм, где, помимо собственно истории, есть авторское высказывание, оригинальный визуальный язык, которые делают его уникальным произведением. Артхаусом может быть кино в любом жанре, относиться к любой субкультуре.

Нужно начать с фильмов, которые вызовут у вас сильные эмоции. Это могут быть работы братьев Дарденн, Нури Бильге Джейлана или что-то из японской классики. Почитайте, какие фильмы существуют в этой сфере с размытыми границами, и, возможно, что-то по описанию вызовет ваш интерес, покажется любопытным.

— Почему в произведениях для детей убийства изображать можно, а секс нет?
— Это обосновано табуированностью темы секса в монотеистических культурах и, в частности, традиционной христианской. Так сложилось, что к насилию общество относится спокойнее. Но в либеральных странах — таких, как Швеция, где я живу — отношение к сексу вполне адекватное. Есть даже специальные познавательные книжки, где детям с самого раннего возраста рассказывают про секс и показывают на картинках.

В консервативных обществах, в России, например, секс не принято обсуждать и показывать. Причем до 18 лет человека считают ребенком, но тут он — раз! — становится совершеннолетним, и на следующий день ему сразу можно заниматься сексом, жениться, рожать детей — делать всё!

Системы возрастных ограничений есть во всех странах. Но в России они преувеличенно жесткие: 18+ — это слишком много. Максимальное ограничение в Швеции — 15+. Мне кажется, это правильно: в 15 они уже все равно все знают, самостоятельно могут найти любую информацию и уже достаточно созрели, чтобы говорить с ними о взрослых вещах.

— Перенял ли западный кинематограф у советского какие-либо приемы?
— Запад очень много взял из теории монтажа Сергея Эйзенштейна и авангардных экспериментов Дзиги Вертова. Эти пионеры кинематографа оказали колоссальное влияние на индустрию в целом. Что касается более поздних фильмов, то ситуация была обратная. Тот же Тарковский скорее отдавал дань Бергману, чем наоборот.
Кадр из фильма Дзиги Вертова «Кино-глаз» (1924).

Вообще, можно назвать очень небольшое количество русских фильмов, которые стали известными во всем мире. У меня нет ощущения, что картины Андрея Звягинцева оказывают серьезное воздействие на западный кинематограф. Скорее — они вписываются в общий киноконтекст. Фильмы Звягинцева становятся популярными, потому что, сохраняя сильную локальную привязку, рассказывают российские истории понятным, глобальным языком — этим и интересны.

— С кем из вымышленных персонажей вы хотели бы дружить, если бы они были реальными людьми?
— В мировом кино есть огромное число персонажей, с которыми я бы с радостью встретился, выпил бы с ними по бокалу вина, поговорил о жизни, узнал бы их сокровенные мысли. Глаза разбегаются. Скажу первое, что приходит на ум: я хотел бы лично встретиться с героем Клинта Иствуда из «Долларовой трилогии» («За пригоршню долларов», «На несколько долларов больше», «Хороший, плохой, злой»). Но — будучи его другом, потому что его враги долго не жили.
Кадр из фильма «За пригоршню долларов» (1964).Фото: kinopoisk.ru