«Самые безвкусные нации — русские, украинцы и немцы»
Люди

«Самые безвкусные нации — русские, украинцы и немцы»

Историк моды Александр Васильев — о модных ужасах наших дней.

автор Екатерина Максимова 

2 Марта 2016

— Находясь за границей, по каким внешним приметам вы узнаете своего соотечественника?

— По одежде сейчас трудно узнать, в этом смысле русские не сильно бросаются в глаза. Но вот что сразу видно, так это то, что наших соотечественников стало много-много меньше за границей.

Уж я не знаю, что это — санкции или работают советы президента, мол, сотрудники МВД, военного ведомства, чиновничий аппарат не должны выезжать за границу. Но сегодня русских в Европе действительно очень мало. Все магазины, отели и рестораны, которые ориентировались на русских туристов, попали впросак. Они привыкли к солидным чаевым, к серьезным заказам, и вот их не стало. Но Европа, надо сказать, от этого не увяла. Нас тут же заменили китайцы. Просто русскоязычных продавцов, русских официантов поувольняли, и теперь на их местах стоят китайцы, всюду китайский язык. Нет, Европа не пропадет. Мы, конечно, очень хорошие, но пока еще совсем дикие. Что там говорить, если только у двадцати процентов россиян есть загранпаспорт.

Я уже молчу о том, что большинство из соотечественников не знают ни одного иностранного языка, не прочли ни одной книжки, свято верят всему, что им говорят из телевизора, и как-то неумело пользуются интернетом. В общем, мягко говоря, в каком-то неширокоугольном мире живут.

Но вернемся к одежде. Так вот, считывают русских ни в коем случае не по одежде, это совершеннейшее заблуждение. Русских узнают по лицу, у нас ярко выраженный евроазиатский тип лица.

Ну, и русские дамы видны за версту: они все крашеные. Нет ни одной другой нации, кроме еще украинцев, где женщины так часто и основательно красили бы волосы. Кстати, внешне русского от украинца отличить невозможно. Итак, крашеные волосы тут и там, надувные губы, щедрые порции гиалуроновой кислоты и ботокса.

Ну, и, конечно, активный макияж. Я лично считаю, что русские и украинки выглядят очень секси, много более секси, чем представительницы других стран. Ну, это еще и конкурентная история, большое количество женщин в нашей стране. Вот это соотношение — 55 % женщин и 45 % мужчин — делает жизнь наших дам постоянной охотой.


— А этот тип лица, выдающий русского человека, поддается описанию?

— Вполне. Когда миндалевидные глаза, широко расставленные, широкие скулы. А еще, не дай бог, глаза голубые — ну, точно русская. По-моему, это прекрасно. Но нет, оказывается, это глубинный каждодневный комплекс русской женщины. Вот сколько я помню «Модный приговор», нет-нет, да и спросит кто-нибудь после превращения: «Ну что, теперь я похожа на француженку?» Зачем нужно быть похожей на француженку? А самое главное, как это связано с переодеванием? О чем вы? Да француженки никогда вообще специально не одеваются. Что это за прицел такой — походить на парижанок? Парижанки никогда не хотят понравиться, им не нужно быть секси, они вообще не ставят задачу выйти замуж, понимаете, вообще! А у русских женщин… не похоть, как же правильно сказать… поиск, да, у них поиск в глазах. Особенно, когда они за границей.

Ну, потому что для рядовой россиянки поездка за рубеж — событие не будничное, так что они очень стараются. Может, здесь они найдут прекрасного принца, своих же их прадедушка расстрелял в 1918 году.

— Современная икона стиля — и мужчина, и женщина, и русские, и иностранцы. С кого стоит брать пример?

— Рената Литвинова и мои соведущие Эвелина Хромченко и Надежда Бабкина. А из иностранных… так сразу и не сообразишь. Кого же назвать? Нет, не хочу ломать голову.

— Вы все как-то мужчин вниманием обходите. Что нам совсем уж не на кого ориентироваться? А модные журналы утверждают, что мужчин с хорошим маникюром стало сегодня чуть ли не больше, чем женщин.

— Откуда вы это взяли? Это совершеннейшая выдумка. У нас в России мужчины вообще плохо выглядят и зачастую скверно одеваются. Даже не знаю, какие здесь могут быть ориентиры. Ну, вот Федор Бондарчук хорошо одевается, мне нравится. С него можно пример брать.

— А в истории нашей страны есть вообще период, когда россиян можно было назвать стильной и модной нацией?

— Конечно, Серебряный век. Этот период русской истории — апофеоз красоты и стиля. Точнее, период правления Николая II. Еще точнее, 1906-1918 годы. Яркий и самобытный период, богато представленный отечественными домами моды, время торжества легендарного дома моды Надежды Петровны Ламановой. В эти годы только в Петербурге работало около двухсот домов моды и ателье, а в Москве более ста. Сравните с советским периодом: Москва — два дома моды, Петербург — два. Без комментариев. Судя по фотографиям начала ХХ века, по описаниям современников да и по самой сохранившейся одежде, то был период наивысшего расцвета элегантности. Это в первую очередь касается не Москвы, а именно Санкт-Петербурга, потому что в 1913 году Санкт-Петербург был признан французской прессой самой элегантной столицей Европы. Вряд ли такое можно было сказать о советском Ленинграде или сегодняшнем Санкт-Петербурге.

— Топ-3 модных ужасов наших дней. Помнится, вы всегда ругаете крупных дам за любовь к капри. Что-то еще?

— Моя дорогая, вы все перепутали. Это не я, это Эвелина Хромченко всегда ругает за капри. А вот за что ругаю я. Темные корни при пергидрольных волосах — недопустимо. Накладные ногти с нейл-дизайном — недопустимо. Татуировки на открытых частях тела — нет, нет и нет.

Главное, учтите, что сегодня все абсолютно — и самое хорошее, и самое плохое — производится в Китае. За что-то мы платим очень много, а что-то стоит сущие копейки. Не зазорно сегодня купить понравившийся лак для ногтей или симпатичную заколочку даже в подземном переходе. Я лично очень спокойно отношусь к репликам, не вижу в этом ничего плохого.

— Наши женщины совсем уж ничему не могут научить иностранок? Хоть в чем-то они сильны?

— В природной красоте. В этом русская женщина действительно сильна. Красивые природные цвета кожи, глаз и волос. Это очень важно. Еще в общении они могут быть очень привлекательными и обаятельными. А вот элегантность и стиль — ну, что тут говорить, не их конек. Природная красота — большая сила, такой камертон, как и сама природа. Вот я очень ценю природную естественную красоту, я очень люблю сад, я очень люблю цветы, стараюсь часто выезжать на дачу. Слышите помехи? Это я в поезде, прямо сейчас на несколько дней еду на дачу, в свое имение в Литве.

— Если нет у человека вкуса, его можно воспитать, привить искусственно?

— Нет, нельзя. Можно только научить стилю, обратившись к стилисту. А вкус — тот же музыкальный слух. Либо он есть, либо его нет.

— Самые стильные нации?

— На первом месте — японцы, за ними — итальянцы, а потом — французы и испанцы.

— Самые безвкусные нации?

— Тут все ясно: русские, украинцы и немцы.

— Самое выдающееся чудесное превращение с точки зрения стиля на вашей памяти?

— Так ведь это Надежда Бабкина. Отличный пример волшебного превращения. Она пришла к нам народной певицей, а стала русской Джиной Лоллобриджидой, женщиной элегантной и со вкусом.

— Говорят, элегантной женщину делают прическа и обувь. Это устаревшие данные?

— Ну, что вы, моя дорогая, женщину женщиной делает не прическа, не обувь, не одежда, а ее речь, поза, манера говорить и кушать. Одежда вообще ничего не говорит о человеке. Ну, просто потому, что ее может подобрать стилист. Другое дело — интерьер. Интерьер — это зеркало души. Никогда нельзя сказать, что ты знаешь человека, пока не побывал у него дома.

— И что вы скажете о нашем современнике, глядя на его среднестатистическое жилище?

— Тут сложная ситуация. Современный бытовой российский интерьер мне практически неизвестен. Просто меня никогда не зовут в гости. Сделали из меня верховного оракула в вопросах стиля, и теперь я от этого страдаю. Я имею в виду не старых знакомых, конечно, но вот даже мои ученики, моя выездная школа, казалось бы, вот уже и готовы меня принять. Но нет, все никак не получается. Боятся люди моей оценки. Я их понимаю, интерьер — это тонкий вопрос. Но я могу оценить современные российские интерьеры общественных мест. Причем положительно. Мне очень многие интерьеры нравятся. В этом смысле мы становимся лучше. Это же я и об одежде россиян могу сказать.

Русские стали одеваться более элегантно. С одеждой ведут себя не так легкомысленно, как с прической. Все меньше избыточности, люрексов и прочих богатств.