По проспекту имени большого человека, которого друзья-мальчишки звали Нагиб-паша
Люди

По проспекту имени большого человека, которого друзья-мальчишки звали Нагиб-паша

Авиастроитель Михаил Нагибин — в проекте «Гражданин Таганрога»

В сентябре 2023 года Таганрогу исполнится 325 лет. Совместно с банком «Центр-инвест» мы придумали подарок имениннику. Мы расскажем истории 25 его уроженцев и жителей, которые прославили Таганрог. 
Сегодняшняя история — о выдающемся авиастроителе, генеральном директоре Ростовского вертолетного завода (1980-2000-й годы) Михаиле Нагибине.
Михаил Нагибин (на переднем плане) на авиасалоне. 1990-е годы.
Михаил Нагибин (на переднем плане) на авиасалоне. 1990-е годы.
Имя Нагибина хорошо известно не только в России, но и за рубежом — в десятках стран, где летали и летают машины, выпущенные заводом «Роствертол». В Ростове-на-Дону его именем назван большой проспект. Но помнят и чтят Михаила Васильевича и в родном Таганроге, в котором он рос, учился, работал бо́льшую часть жизни.

Кладоискатели

В 1930-х стать летчиком хотел почти каждый советский мальчишка и даже многие девочки. А Миша Нагибин с детства мечтал строить самолеты. «У меня же отец был авиастроителем, работал сборщиком на Таганрогском авиазаводе. Я сам заканчивал таганрогский авиатехникум и в армии служил в авиации. Потом работал на том же заводе вместе с отцом», — так вспоминал о выборе и начале своего пути Михаил Васильевич.

Отец нашего героя, Василий Яковлевич, по происхождению донской казак из станицы Соленовской (на территории нынешнего Волгодонска), в 9 лет остался без родителей, и его к себе в Таганрог забрал крестный. Когда Василий подрос, получил рабочую профессию и устроился на авиастроительный завод № 31.
Дед и бабушка, Яков и Анфиса Нагибины (сидят), с отцом нашего героя Василием на руках. 1914 год.
Дед и бабушка, Яков и Анфиса Нагибины (сидят), с отцом нашего героя Василием на руках. 1914 год.
Под стать оказалась и судьба его избранницы Марии Георгиевны: она тоже рано осталась сиротой и воспитывалась в приемной семье.
Молодые поселились в доме на улице Розы Люксембург. Именно сюда, по семейной легенде, 11 ноября 1935 года срочно привезли пожилую гречанку по имени Долорес Михайлиди. Это была известная в Таганроге повитуха. Интересно, что через 24 года Михаил раз и навсегда влюбится в девушку, в жилах которой тоже текла греческая кровь.

...Когда в 1941-м гитлеровцы приближались к Таганрогу, цеха и специалисты авиастроительного завода уже были эвакуированы в Тбилиси. Вместе с родителями уехал и Миша.
В родной город Нагибины вернулись в августе 1945-го. Первого сентября 9-летнему мальчишке надо было идти в 3-й класс. Но во время оккупации немцы превратили школу в конюшню. Поэтому дети занимались в расположенном неподалеку заводском здании. Вместе с другими ребятами Миша помогал восстанавливать разрушенную школу.

Только самому близкому другу Мишке Плотникову доверил Нагибин свою заветную мечту — найти золотой клад. А что?! Таганрог — город с богатой историей, в котором все возможно. За много веков кого этот берег только не видывал — от скифов до итальянцев и греков. На эти волны глядел даже легендарный карбонарий Джузеппе Гарибальди. Неужели никто из них не оставил в старинных катакомбах в окрестностях Таганрога сундук, набитый золотом, или хотя бы кувшин с монетами?

Нагибин присмотрел какой-то провал на косогоре. Мальчишки взяли фонарики, мешки, веревки, лопаты и полезли в земляное отверстие, действительно оказавшееся входом в катакомбу. Но поиски клада продолжались недолго. От возни с лопатами обрушились глиняные стены. К счастью, тезкам удалось выбраться из-под завала невредимыми. Пацаны разошлись по домам, по уши вымазанные в глине, перед этим настрого договорившись, что родителям ничего не скажут. Зуд кладоискательства с того момента притих. Лишь десятилетиями позже переживший друга детства Миша Плотников рассказал про этот случай.
16-летний Миша Нагибин.
16-летний Миша Нагибин.
...Он рос, как все: воспитывала улица. Велосипед, рыбалка, купание в море, загар до черноты. Лидер по природе, с упорным характером, он уже подростком всегда делал так, чтобы последнее слово оставалось за ним — будь то просто спор или уличная драка. Старшеклассник Нагибин не побоялся в одиночку «поговорить» с двумя молодыми ворами-карманниками, орудовавшими в рыбном магазине в их районе. Жулики исчезли, Мишин авторитет укрепился. После этого друзья уважительно называли его Нагиб-паша.


Американский шпион и заводская любовь

В послевоенном Таганроге было четыре техникума, но после окончания школы-семилетки Михаил, конечно, выбрал авиационный. Конкурс на поступление был высоким: последующая работа на оборонном предприятии считалась престижной, рабочие хорошо зарабатывали.

На вступительные экзамены он приходил одетым по последней моде: в широких брезентовых штанах и легкой рубашке-шведке. При ходьбе штанины терлись, издавая сильное шуршание, и к концу экзаменов Нагибина уже узнавали по этому звуку...

Старинное здание, в котором и сегодня располагается авиатехникум, было построено купцом Марком Вальяно. Холл с колоннами, парадная лестница на второй этаж, просторные светлые аудитории с большими окнами — все это создавало особую атмосферу и настраивало на серьезную учебу.

После техникума Михаил успел проработать помощником мастера всего несколько месяцев. Затем призвали в армию: служил авиационным механиком в одной из частей Московского военного округа.
В августе 1957-го демобилизованный Нагибин принят на завод № 86 Министерства авиационной промышленности СССР — на должность сборщика-клепальщика.
Во время службы в армии.
Во время службы в армии.
В корпусе каждой крылатой машины — десятки тысяч заклепок. Работа клепальщика считается одной из самых тяжелых и вредных. Но платили за нее 820 рублей. Для сравнения: булка хлеба в середине 1950-х стоила стоила 1 рубль 45 коп, автомобиль «Победа» — 7 тысяч рублей (это 9 зарплат рабочего авиазавода).

Впрочем, на рабочей должности он задержался ненадолго. Уже через 3 месяца был назначен мастером. Еще несколько карьерных ступенек — и в 1964 году Нагибин становится начальником механосборочного цеха № 1. В ту пору ему было всего 28 лет: самый молодой начальник цеха за всю историю завода.

...Небольшое лирическое отступление: на авиазаводе имени Димитрова (димитровском заводе, как называли его таганрожцы) Михаил встретил и любовь всей своей жизни — Надю Кумбарули.
Греческая фамилия Кумбарули — известная в Таганроге. Среди ее обладателей — зажиточные купцы, владельцы фабрик и пароходов. Но Надин отец, Николай Георгиевич, никакого отношения к состоятельным Кумбарули не имел, просто однофамильцы. Тоже работал на одном из местных заводов, а в 1937 году был репрессирован по доносу. Судили в ускоренном порядке, как и многих в то время; решением «особой тройки» приговорили к расстрелу.

Антонина Кумбарули в свои 29 лет осталась одна-одинешенька с тремя детьми на руках (Надя самая младшая). Чтобы прокормить семью, устроилась вахтером в авиастроительный техникум. Туда поступила учиться ее дочь Надежда. Нагибин уже два года как был студентом. Он здоровался по утрам с сидящей на вахте Антониной Павловной, называя ее «тетей Ниной» — не зная еще, что это его будущая теща. С Надей сталкивался в коридорах техникума, но тогда еще не обращал внимания на черноглазую девушку.
Учащаяся Таганрогского авиатехникума Надя Кумбарули. 1955 год.
Учащаяся Таганрогского авиатехникума Надя Кумбарули. 1955 год.
Полюбили они друг друга, уже работая на заводе (Надежда стала специалистом по проектированию корпусов воздушных судов).

В те времена таганрогские кавалеры развлекали своих барышень прогулками по Броду (так называли часть улицы Ленина от ресторана «Волна» до входа в городской парк), катанием на качелях-«лодочках», стрельбой в тире, водили их на танцплощадку или в летний кинотеатр «Буревестник» и угощали свежайшими пирожными в кафе «Красный мак». Без сомнения, в этих местах бродили, обнявшись, и Михаил с Надеждой.

Нашлись «доброжелатели», которые отговаривали Нагибина от женитьбы. Даже в «оттепель» 50-х годов Надя Кумбарули оставалась дочерью репрессированного. Но не в нагибинском характере было бояться кому-то не угодить. Свадьбу молодые сыграли в 1959 году. Вскоре родилась дочь Лариса.
Михаилу Нагибину 23 года, он мастер на заводе.
Михаилу Нагибину 23 года, он мастер на заводе.
...Но вернемся к работе. Механосборочный цех, который возглавил Нагибин, это сложное мелкосерийное производство. Номенклатура изделий огромная, так же велико количество используемых технологий. Чтобы разбираться в нюансах, нужно проработать с десяток лет. Старые работники ухмылялись, когда в цех пришел новый молодой руководитель. И совершенно напрасно.

Нагибин сразу начал обновление производства. Следил за тем, чтобы все рабочие места были чисто убранными, снабжены всем необходимым, чтобы никто не бегал по цеху в поисках недостающего инструмента. Свои начинания Михаил испытывал на себе: многократно проходил всю технологическую цепочку с тетрадкой и секундомером в руках, фиксируя поминутный график: сколько времени нужно на выполнение того или иного процесса. Мог сам встать за станок, чтобы показать подчиненному, как обрабатывается деталь.

Он никогда не выходил из себя, не злился, не повышал голос, как другие начальники. Спокойно и точно ставил задачи и так же конструктивно выговаривал за упущения, сразу находя способ исправить ситуацию. Такой стиль руководства вызывал симпатию работников, дисциплинировал.

Корпус цеха был построен еще до войны, пережил оккупацию, и за его состоянием никто не следил. Уличная и производственная грязь, промасленный земляной пол, стойкий запах бензина и всяких эмульсий стали настолько привычными, что на них просто не обращали внимания. А Нагибин обратил. Замостил весь цех металлической плиткой, на которую более технологично было переставлено оборудование.
Нагибин умел не только работать, но и отдыхать. Увлекался подводной охотой, был превосходным ныряльщиком.
Нагибин умел не только работать, но и отдыхать. Увлекался подводной охотой, был превосходным ныряльщиком.
При нем цех № 1 занялся сваркой титана. Таганрогскому заводу прислали для ознакомления обломки американского самолета U-2 — на котором 1 мая 1960 года в небе над Свердловской областью был сбит летчик-шпион Фрэнсис Гэри Пауэрс. Узлы и детали оказались гораздо легче тогдашних советских, что давало американцу преимущество в высоте — недосягаемой для нашей системы ПВО. По итогам исследований министерство авиапромышленности приняло решение переходить на более легкий металл — титан. Но требования к его обработке были сложными.

«Я работал в техбюро по сварке, — вспоминает ветеран завода Валерий Перекрестов. — От технологов очень многое зависело. Михаил Васильевич понимал это и держал нас на особом счету. Каждую среду мы должны были приходить в спецотдел (он назывался ОНТИПРИ — отдел научно-технической информации и предложений рационализаторов и изобретателей) и читать техническую литературу. Там хранилась закрытая информация под грифом «ДСП» — «для служебного пользования»: узкоспециальные журналы, бюллетени о новинках производства, научные статьи на тему авиастроения и промышленности из стран Европы и США».

На молодого энергичного начальника цеха обратил внимание директор завода Головин. В 1971 году Нагибина назначили главным технологом. Тогда же в Таганрог передали для серийного строительства дальний противолодочный самолет Ту-142М. Таких машин завод еще не строил. Для этого требовалась кардинальная перестройка технологических цепочек. Именно на Михаила Нагибина возлагались особые надежды.


Охотник на субмарины

Вторая половина XX века ознаменовалась глобальным ядерным противостоянием СССР и США. Военные обеих супердержав требовали от своих конструкторов и инженеров новые, более высокотехнологичные виды вооружения.

В начале 1960 годов в составе американских ВМС появились атомные подлодки — носители баллистических ракет большой дальности. Главным пунктом в планах Пентагона было создание 45 таких субмарин для обеспечения гарантированного уничтожения 200 советских городов.

СССР был осведомлен об этих планах. Нужен был достойный ответ. Существующий противолодочный самолет Ил-38 не отвечал требованиям военных. Было принято решение о разработке дальнего противолодочного самолета Ту-142. Наладить серийное производство поручили заводу № 86 в Таганроге. Здесь были построены новые цеха и новая взлетно-посадочная полоса, изготовлено более 500 стендов для отработки различных систем.
Дальний противолодочный самолет Ту-142М.
Дальний противолодочный самолет Ту-142М.
Вес Ту-142М — 94 тонны, а до этого завод выпускал только 40-50-тонные машины. Объединить цеха для производства нового тяжелого самолета было задачей невероятно сложной. Все изменения проходили под руководством главного технолога Нагибина, он превращался в главного человека на заводе...

Первый полет нового «охотника на субмарины» состоялся 4 ноября 1975 года. С началом его серийного производства был восстановлен паритет в противостоянии двух ядерных держав. Ту-142М и сегодня занимает достойное место в морской авиации России.


Гендиректор, папа, муж

За успехи в развитии отечественного самолетостроения Нагибин был награжден орденами Трудового Красного Знамени и «Знак Почета».
Казалось, перспективному специалисту была суждена успешная карьера на Таганрогском авиазаводе. Но судьба распорядилась иначе. В мае 1976 года его назначили главным инженером «Роствертола».

«Отец очень не хотел этого перевода. Он много сил и энергии вложил в «димитровский» завод. Кроме того, он обожал Таганрог, в котором родился, вырос и встретил свою любовь. Не желали уезжать и мы с мамой. Я тогда училась в 9-м классе, мои мечты и планы были связаны с Таганрогом. А Ростов представлялся чужим неизвестным городом», — рассказывала дочь Михаила Васильевича Лариса Штанова.
С женой Надеждой и дочкой Ларисой. 1981 год.
С женой Надеждой и дочкой Ларисой. 1981 год.
Но по статусу вертолетный завод в Ростове был выше авиационного в Таганроге. Поэтому такой перевод несомненно являлся повышением.
От Нагибина ждали, что он исправит положение дел на «Роствертоле» (тогда он еще назывался РВПО — Ростовское вертолетное производственное объединение). Здесь уже готовился к внедрению в серию вертолет нового поколения — тяжелый транспортник Ми-26. И при этом задерживалась сдача шести машин, ранее заказанных министерством обороны.
На заводе за короткое время сменилось пять главных инженеров, но ситуация не менялась. Нагибин сумел изменить...

С января 1980-го Михаил Васильевич — уже генеральный директор. При нем было проведено техническое переоснащение предприятия, созданы комплексно-механизированные цеха, освоены в серийном производстве новые модификации транспортно-боевого вертолета Ми-24 и крупнейший в мире тяжелый транспортный вертолет Ми-26.

Добавилось и наград со званиями: орден Ленина (за Ми-26), «Заслуженный машиностроитель РСФСР», «Почетный авиастроитель СССР».

При всей своей директорской строгости Михаил Васильевич был любящим мужем и отцом. Вот что вспоминает дочь Лариса: «Папа и мама очень любили друг друга. Но кроме этого в их отношениях было еще и глубокое уважение друг к другу.
Многим нашим родственникам не особо нравилось, что папа всю жизнь называл свою жену Надеждой. Не Надюшечка, не Наденька, даже не Надя, а именно Надежда. А вообще он всех называл полным именем: и близких людей, и сослуживцев. Такая у него была особенность. Меня звал, как мне казалось, строго — Лариса. Исключением стала только внучка, моя дочка, она была Юлечкой.
Родители уходили на работу рано, возвращались поздно. Каждый вечер я долго лежала в постели без сна: ждала их. Папа обязательно садился рядом со мной и рассказывал на ночь сказку про непослушную Ларочку — девочку, чей вредный характер приносил ей разные неприятности. И каждый вечер у него имелась история с новым сюжетом, папа ни разу не повторился».
Михаил Нагибин (третий слева) с Сергеем Сикорским (крайний справа), сыном основоположника вертолетостроения в США Игоря Сикорского и совладельцем компании Sikorsky Aircraft (Ростов, 1989 год). Сикорский-младший сказал однажды: «Я помню слова Михаила Миля: Бог создал Россию для вертолетов». В Ростове он внимательно изучал нашу гордость — Ми-26. Американцам до сих пор не удалось превзойти его грузоподъемность и летные качества.
Михаил Нагибин (третий слева) с Сергеем Сикорским (крайний справа), сыном основоположника вертолетостроения в США Игоря Сикорского и совладельцем компании Sikorsky Aircraft (Ростов, 1989 год). Сикорский-младший сказал однажды: «Я помню слова Михаила Миля: Бог создал Россию для вертолетов». В Ростове он внимательно изучал нашу гордость — Ми-26. Американцам до сих пор не удалось превзойти его грузоподъемность и летные качества.
1991 год оказался последним в жизни Надежды Николаевны. Нагибин до последнего боролся за жизнь любимой женщины. Искал лучших специалистов, новейшие лекарства — и в России, и за рубежом. Надеялся на чудо, но Надежда таяла на глазах. Она совсем немного не дожила до 55 лет...

Ее похоронили в субботу. В понедельник подтянутый, выбритый, как всегда вежливый и сосредоточенный Нагибин появился на работе. Сухо кивал в ответ на соболезнования от коллег. Прошел в кабинет, назначил деловые встречи. Через некоторое время секретарша заглянула к нему и и застыла на пороге. Нагибин сидел за рабочим столом, закрыв лицо руками. Его плечи сотрясались от беззвучных рыданий...

«Скромен и честен» — эти два качества называют все, кто его знал. По воспоминаниям секретаря-референта Ольги Парахиной, в его рабочем кабинете была самая простая обстановка. Имелась комната отдыха, но там стоял лишь маленький диван.
Ремонт в кабинете сделали, когда заводу разрешили самостоятельно выходить на внешние рынки. И только тогда генеральному поставили новую мебель. И то не в первую очередь, и не самую дорогую.

Несмотря на свой статус Нагибин долгое время продолжал ездить на служебной «Волге». Хотя в почете уже были иномарки, на них пересели и руководители различных уровней, и бизнесмены. Заводская «Волга» на их фоне уже выглядела анахронизмом. Секретарь как-то заметила: «Михаил Васильевич, посмотрите, на каких машинах к вам приезжают гости. Может быть, пора для представительности приобрести что-то получше?» Нагибин вспылил по-настоящему: «Ольга, ты что, хочешь, чтобы люди сказали: на заводе еще есть куда вложить деньги, а директору купили новую машину?!»
Да, у него появилась иномарка — но после того, как «Роствертол» начал заключать международные контракты, и надо было поддерживать имидж уже перед иностранными партнерами.
Фото: russianplanes.net
Вертолет Ми-26Т.
Фото: russianplanes.net
Еще один штрих: когда Михаил Васильевич строил себе дом, у него на столе лежала целая папка, куда складывались чеки и прочие документы, подтверждающие, что материалы куплены на его личные деньги, что он из своего кармана оплачивает строительство. Был чрезвычайно порядочен и скрупулезен даже в мелочах.

Нагибин понимал значение внешнего вида для руководителя его уровня. Знал толк в костюмах, умел их носить. Однажды на заводе ждали какую-то иностранную делегацию, для ее встречи потребовалось срочно купить директору новый костюм. Тогда уже построили торгово-выставочный центр «ВертолЭкспо», там продавалась одежда европейских брендов. Секретарь срочно помчалась туда, достойный костюм был приобретен. Нагибин вроде бы остался доволен, но позже обмолвился: «Костюм хороший, но тот, что мы когда-то покупали с женой, был лучше».
С мэром Москвы Юрием Лужковым во время его визита на «Роствертол».
С мэром Москвы Юрием Лужковым во время его визита на «Роствертол».

Как спасал свой завод, а себя не уберег

В 90-х для оборонки наступили тяжелые времена, и Нагибин одним из первых занялся масштабной диверсификацией производства. «Роствертол» выпускал и посуду, и магнитофонные кассеты, и многое другое.

На заводе ни на день не задерживали зарплату. Для обеспечения работников и их семей продуктами построили теплицы, коровник, сыроварню, хлебоцех... Все это помогло «роствертоловцам» пережить самые тяжелые времена.
Михаил Васильевич разрешил разбить огороды на территории, прилегающей к летному полю. Инженеры и рабочие с удовольствием копались на своих грядках.
Также при его поддержке был создан негосударственный пенсионный фонд, один из первых в Ростовской области, он работает до сих пор.

Ушел из жизни Нагибин внезапно. Про такое говорят: как птица, сбитая влёт...
31 марта 2000 года он, как обычно, в 7:45 переступил порог своего кабинета. По селекторной связи отдал распоряжения, наметил дела на день.
Выглядел правда немного уставшим: март выдался очень напряженным. Только что прошли президентские выборы; Нагибин был доверенным лицом Владимира Путина, много ездил по области, встречаясь с избирателями.
Вручение ордена «За заслуги перед Отечеством» III степени.
Вручение ордена «За заслуги перед Отечеством» III степени.
В 11 часов провел совещание. После обеда отправился в выставочный центр «ВертолЭкспо», чтобы принять участие в презентации банковского офиса. После перерезания ленточки и торжественных речей вип-гости продолжили неформальное общение. Нагибин живо общался с главным инженером Таганрогского авиазавода, с интересом расспрашивал, как обстоят дела на родном для него предприятии.

Во время разговора Михаил Васильевич сидел в кресле. Но внезапно поднялся, шагнул к окну и через мгновение упал. К нему подбежали, но он не подавал признаков жизни. Попытки реанимировать ни к чему не привели. Прибывшие медики только зафиксировали скоропостижную смерть. Разрыв сердца.

Со своим генеральным прощался весь «Роствертол». Гроб с телом провезли через все цеха, а по воздуху эту процессию сопровождал вертолет.

Один из главных проспектов Ростова-на-Дону был назван его именем. Вот что об этом рассказывает экс-губернатор Донского региона Владимир Чуб: «Уже после ухода из жизни Михаила Васильевича обсуждался вопрос увековечивания его памяти. Ко мне пришел мэр Ростова Михаил Анатольевич Чернышев и сообщил, что есть предложение назвать именем Нагибина небольшую улицу, примыкающую к южной проходной «Роствертола». Я сразу сказал, что это будет неправильное решение. У нас есть большой проспект Октября с явно политизированным названием. Эпоха сменилась, и многие уже не понимали: почему Октября, а не Ноября?
«Нагибин такой человек, в память о котором стоит поменять название проспекта. Но обязательно согласуйте этот вопрос с местными жителями до того, как принять решение», — сказал я мэру.
Такое предложение было поддержано ростовчанами. Бывший проспект Октября теперь носит более значимое и уместное имя — Михаила Нагибина».

Партнер проекта «Гражданин Таганрога» — банк «Центр-инвест». Один из лидеров отрасли на Юге России, «Центр-инвест» с 1992 года развивает экономику региона, поддерживает малый бизнес и реализует социально-образовательные программы. В 2014 году при поддержке банка создан первый в России Центр финансовой грамотности. Сейчас их пять: в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Таганроге, Волгодонске и Волгограде. Уже более 1 млн человек получили бесплатные финансовые консультации. В их числе школьники, студенты, предприниматели, пенсионеры.
В 2021—2022 годах «Нация» и «Центр-инвест» создали проект «Гражданин Ростова-на-Дону».
Логотип Журнала Нация

Похожие

Новое

Популярное
Вся власть РФ
1euromedia Оперативно о событиях
Маркетплейсы