Осенью на болотоходе, зимой на снегоходе — «дорога жизни» почтальона Кондакова
Люди

Осенью на болотоходе, зимой на снегоходе — «дорога жизни» почтальона Кондакова

«Внуков с собой на работу не беру, там телефон не ловит и вообще опасно».

автор Светлана Ломакина/фото Геннадий Додохов.

22 Октября 2020





Как строится работа обычного почтальона? Грубо говоря — получил корреспонденцию, доставил адресату. Всё. Совсем не так у ярославского почтальона (и егеря по совместительству) Сергея Кондакова. Сначала купил вездеход-болотоход и своими руками сделал его еще вездеходнее. Почистил и смазал ружье, потому что в пути следования могут встретиться дикие звери и браконьеры. Погрузил на вездеход полсотни кг груза для своих деревенских абонентов. И только потом отправился в путь.

«Данный почтовый участок — самый отдаленный и труднодоступный в Ярославской области, — сообщила мне информационная справка, подготовленная коллегами Кондакова (ярославские почтальоны — вообще ребята серьезные: они и на каждого из семи абонентов Кондакова подготовили по коротенькому досье). — В весенне-осенний период до населенных пунктов Меньково и Красный Яр можно добраться по бездорожью (бурелом, болота) с переправой по двум рекам (Глухая Кисома и Вольная) только на тракторе и вездеходе, зимой на «буране». В период весеннего паводка унесло все мосты. Почтальон переплывает реки на вездеходе «Каракат», оснащенном 4 колесами с большими шинами низкого давления.

Чтобы переправиться на вездеходе через реку, почтальон пешком по бревнам переходит на другой берег и закрепляет трос; затем с помощью электролебедки перетаскивает вездеход. Время в пути к дальней деревне (15 км от почтового отделения) только в одну сторону составляет не менее 3 часов.

Почтальон доставляет пенсии 7 гражданам, а также корреспонденцию, товары и лекарства всем 9 жителям двух деревень: общий ежемесячный вес груза составляет около 300 кг. Кроме того, доставляет подписку на газеты «Городские новости», «Сельская новь».

В общем, сегодняшний герой «Соли земли» — почтальон из лесной чащобы Кондаков Сергей Анатольевич.

…Домой почтальон попал только в девять часов вечера. Скинул в сенях высокие резиновые сапоги, вымыл руки — а тут я:
— Может, погодим с разговором? Поужинаете.
— Ладно-ладно, — Сергей Анатольевич не говорит, а поет: так мне, южанке, слышится его вологодское оканье. — Мы-то привычные, в лесу и не столько без еды бываем, поговорим.

— Вы только из лесу?
— У меня не одна-то работа. Еще большой участок в охотхозяйстве, я егерем работаю. Охраняю животный мир от браконьеров, — Сергей Анатольевич произносит это так, что сразу понятно, животный мир он охраняет ответственно.

— Много браконьеров у вас?
— У нас нет — иначе за что мне деньги бы платили? — заразительно смеется.

Почтальоном егерь Кондаков стал три года назад. До этого помогал по дружбе, так сказать, на волонтерских началах: когда надо было забросить в глухую деревню что-то важное, не отказывался. Потому что у других ноги и велосипеды, а у него — вездеход-болотоход.

За непривычным городскому жителю названием скрывается махина, которую Анатольич купил в Вологде. Эти вездеходы (в народе называются каракатами) делают не на заводе, а вологодские мужики-умельцы, объединившиеся в артели. Стоит такой каракат от 150 тысяч рублей до полумиллиона. Кондаков купил самый дешевый и, поскольку рукастый, дома доделал его сам, как ему было надо.
Даже 150 тысяч — деньги для деревни немалые, копил долго, но без машины с такой проходимостью в лес даже соваться смысла не имеет.

— Что входит в эти 300 килограммов, которые вы доставляете людям?
— Так продукты. Там люди отрезаны от мира, две речки как разливаются — никуда не попасть. Раньше мосты были, так унесло их во время разливов. Если погода еще ничего, люди, которые покрепче, могут и до Вологодской области дойти, там всего километров семь до магазина. А крепких у нас-то не много, пенсионеры все. Шесть человек в Красном Яре живут и трое в Меньково — это считая местных и дачников. Вот и везу им: сахар, муку мешками, масло постное, крупы, и что еще закажут из товаров почты. А если что не с почты, поищем да найдем.

— И цветочек аленький? — пошутила я (вспомнилась сказка про лесное чудовище).
— В цветочном можно семена купить, — вполне серьезно отвечает Кондаков.

Срочную почтальон отслужил когда-то в ВДВ, увлекается техникой, модернизирует всё, что в руки попадает. За хорошую физическую форму, умение действовать в одиночку и другие мужские качества мои языкастые коллеги прозвали Сергея Анатольевича «почтовым Рэмбо». Я спросила, как он к такому прозвищу относится. Анатольич о прозвище не знал («не читал тех газет»), смутился. Вспомнил, кто такой Рэмбо, а потом сказал:
— Старый я уже для Рэмбо, мне ж 59 лет. В этом возрасте уже не воюют. Но для мирной жизни еще вполне пригоден. Вон специально для меня пенсионный возраст подняли — чтоб помоложе себя чувствовал и не расслаблялся.

— Три часа туда, три обратно. Что видите по дороге?
— Следы зверей высматриваю. У нас водятся зайцы, лисы, медведи, волки, енотовидные собаки и прочие. Самый опасный — медведь, но мы, сколько ни встречались, мирно расходились. А так… прошлое вижу, вспоминаю свое. Все мои одноклассники в окрестных деревнях жили, мы в гости друг к другу ездили. Хорошим был наш Пошехонский район. Сыр Пошехонский слышали? Так вот он отсюда! Но сыр уже тут не делают. Из двадцати колхозов осталось только пять хозяйств. Раньше в тех местах деревня на деревне стояли: Лучкино, Красное, Резиновка… В Меньково, где нынче три человека живет, аэродром был! У нас же тут дороги исторически плохие, так люди летали на «кукурузниках», как сейчас на маршрутке ездят. Каждый день туда-обратно по расписанию.
Я родом из села Колодино. Отслужил и вернулся домой. Работал в колхозе на тракторе. И сейчас помогаю в сенокос, когда народу не хватат. Ну, и егерем, и почта — так и живем помаленьку.

Поскольку почтальон Кондаков, пожалуй, единственная живая душа, которая в непогоду добирается в Меньково и Красный Яр, его иногда просят подбросить туда фельдшера и участкового. А было и такое, что сам спасал человека. Привез почту, смотрит, а адресат ее из Меньково выглядит как-то совсем нехорошо: бледный, задыхается, кашель без остановки. Дело было зимой. Почтальон погрузил больного на свой снегоход и домчал до Васильевки: там есть фельдшер, и скорая из райцентра туда уже может добраться. Спасли.

— Сергей Анатольевич, у вас внуки есть? Берете их с собой на работу в лес — покататься?
— Есть, но не беру. Бабка запрещает внукам ездить со мной. Я ж по 8-10 часов отсутствую, и телефон там не ловит. Там речка разлилась, тут дерево упало — не надо рисковать.

— Внукам не надо, согласна. А сами вы? Оберег, может, у вас есть какой, или слово волшебное знаете?
— Оберега нет, а слово знаю. И вы его знаете, — смеется Кондаков. — Но печатать такое в газете нельзя.

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.