Максим Батырев: медведь идет смотреть цунами
Люди

Максим Батырев: медведь идет смотреть цунами

Особенности национального характера-2. Теперь о достоинствах.

4 Сентября 2017

Максим Батырев — один из самых востребованных бизнес-тренеров страны, автор бестселлеров «45 татуировок менеджера» (самое продаваемое бизнес-издание 2014 года в России) и «45 татуировок продавана» (№1 в топ-10 бизнес-книг 2017 года).


Возьмем типичный образ русского человека. Что у иностранца об этом спросить, что у нашего… Все же сразу представят себе пьющего бродягу? Несчастный оборванец, который все свои деньги спускает на водку. А ведь на деле не так. И этот набивший оскомину образ хочется разрушить, а вместо него создать другой — сильного достойного человека, который умеет трудиться.
«Да ты уже создал образ — обозвав нас ленивыми и завистливыми», — заметит мой постоянный читатель. Да, в прошлой колонке я прошелся по нашим недостаткам. Не для того, чтобы отругать или обидеть. Это чтобы мой читатель, а по совместительству руководитель, помнил о наших национальных бедах, знал, что их нужно учитывать при постановке задач и построении бизнес-процессов. О достоинствах сложнее говорить: когда я задумал эту колонку, мне понадобилось дней пять, чтобы только начать мыслить в положительном ключе. А все потому, что наши национальные плюсы складываются тоже из минусов.

Терпеливость


Пока гром не грянет, русский мужик не перекрестится. Это же не только про бездействие. Это про нашу терпеливость и терпимость. Мне кажется, мы очень терпеливая нация. Мы ждем до самого конца, сжав зубы, можем стерпеть все тяготы и лишения. Мы вообще можем протерпеть всю жизнь — жить с нелюбимым человеком, ходить на нелюбимую работу. Это одна из причин, почему санкции против нас не работают, и почему люди до сих пор не выбежали на улицы и не устроили свою оранжевую революцию. Вечный кризис, революции, войны, внешние враги - мы привыкли жить, выдерживая все это. У меня сразу возникает образ: идет по своим делам огромный такой медведь, а дворовые собаки бегают вокруг него и кусают. Он не обращает на них внимания, идет к своей цели. Но и ему может надоесть в один момент. Вот и нас если, как того медведя, вывести из себя, то мало никому не покажется. Мы можем терпеть сколько угодно, но мы не терпилы. Это касается как всего государства, так и каждого человека в отдельности.

Искренность


Хочется отдельно отметить, что русские — люди тонкой душевной организации. Я бы сказал — настоящие. Мы — очень чувствительная нация. Хотя мы многое переживаем внутри и не всегда демонстрируем это внешне, на мой взгляд, мы гораздо более искренние и настоящие, чем те же европейцы. Я всегда на своих мастер-классах говорю: если русский человек улыбается — это всегда что-то значит, ему действительно хорошо, приятно, весело, смешно. Россия — эмоционально закрытая страна, мы не умеем проявлять свои эмоции, но если уж открылись кому-то, то нараспашку и по-настоящему. Как пел Розенбаум: «любить — так любить, гулять— так гулять, стрелять — так стрелять».

Сила


Мы — сильные люди. Сила связана в первую очередь с тем, что мы закалены тяжелыми ситуациями и условиями. У нас очень суровый климат. Крестьяне, а мы — крестьянская страна, трудились с утра до ночи, пока можно было, а потом приходила русская Зима.
А иногда с зимой приходил и враг. В «Истории Пугачевского бунта» у Пушкина вычитал удивительный факт. Осада Оренбурга пугачевской ордой продолжалась около 6 месяцев. Горожане съели всех животных, затем начали измельчать их шкуры и добавлять в муку. Но пришел день, когда кончилось вообще все, даже шкуры. И более двух недель все оренбуржцы, от мала до велика, питались глиной. Нашли особый сорт, помягче, и варили из него кисель. Но город не сдали.
Кто-то, кроме русских, может повторить? 
Даже в новейшей истории России, сколько всего было — инфляции, дефолты, кризисы. Трудности закаляют.

Умение радоваться мелочам


Есть такая американская пословица — no pain, no gain, что-то вроде «под лежачий камень вода не течет», без боли нет развития, грубо говоря. В недавнем «Комбат-туре» я собрал группу предпринимателей на Шумак, в районе Саянских гор. Мы полдня взбирались на Шумакский перевал. И вот, на высоте 2500 метров над уровнем моря, вдоволь насладившись видами и собравшись в обратный путь, мы попали в передрягу: гроза с градом. Пришлось спускаться в жутких условиях. А когда спустились, непогода стихла, и появилась огромная красивая радуга. Я тогда подумал: «Не будь такой жести вокруг нас там, на высоте, мы бы не увидели этой радуги».
Мы умеем получить удовольствие, от мелочей в том числе, потому что вокруг нас вечная задница.

Находчивость


В прошлой колонке я говорил о такой нашей национальной беде — стремлении пробить брешь в системе или обойти ее. Сегодня я назову эту черту и нашим преимуществом. Ведь, направленное в правильное русло, это ничто иное как феноменальная находчивость. Европейцы — закостенелые ребята, играют только по правилам. Потому в Европе скучно. Там нечего улучшать. Там все хорошо и размеренно.
А у нас столько точек роста, что мама не горюй. Нам всегда есть что улучшать, над чем работать — начиная от налоговой или законодательной системы и заканчивая саморазвитием.

Щедрость


Широкая русская душа. В своей второй книге я как раз цитировал на эту тему интервью «Нации» с одним американцем-экспатом, Джастином Варилеком, он говорил, что если с русским человеком подружиться, он готов отдать последнюю рубашку. Это правда. Щедрость у нас не от избытка, она в нашем естестве заложена. В Европе каждый сам за себя, ну, мне так кажется.

Стремление к геройству


Нам нужны подвиги. Мы были воспитаны в таком духе: мы готовы даже пожертвовать своей жизнью ради благополучия окружающих. Не во многих культурах такое встречается. Америка и Европа другие цели пропагандируют — надо себя беречь. Мы что в кино смотрим? «Легенду №17», где поломанный в аварии Харламов идет на лед рвать канадцев? Или «Время первых» — лететь на непроверенной ракете, чтобы первыми выйти в космос.
Это геройство тоже в нас зашито. Русские после первой не закусывают. Русские не сдаются. Кажется, это лозунги, а ведь мы правда такие, и я сам такой. Это образ жизни.

Консерватизм


Вообще этой темы я стараюсь избегать. Но, тем не менее, на мой личный взгляд, в традиционных устоях больше силы, чем слабости. И то, что мы проповедуем традиционную семью, не выпячиваем сексуальные меньшинства, чтобы дети об этом меньше знали, — преимущество, как мне кажется. Хотя многие меня за это осудят. Но когда в человеке есть приверженность традициям, даже психика его более устойчива. Это делает его более целостным. Те, кто ударяется во что-то нетрадиционное, как будто имеют внутренний конфликт.

Бесстрашие


Или пофигизм? Буквально вчера увидел в инстаграме видео: люди ходят по «Ашану», нагружают тележку продуктами, и вдруг раздается пожарная тревога. Механический женский голос просит покинуть помещение, а в ответ — ноль реакции. Никто не побежал, никто не бросил свою тележку. Поозирались по сторонам и продолжили покупки. Мне кажется, такие безбашенность и бесстрашие тоже больше плюс, чем минус, хотя и противоречат здравому смыслу.
Или другая история, мне ее рассказали, когда я был на Камчатке. Службы объявили чрезвычайное положение: со стороны Тихого океана идет страшное цунами. И две тысячи машин камчадалов поехали на побережье смотреть на цунами. Там находились наряды полиции, которые разворачивали прибывающих: «Вы что, с ума сошли? Нас сейчас смоет всех!» А местные в ответ: «Ребят, вы чего? Цунами же единственный раз в жизни бывает».

Народ-победитель


Мы всегда много дрались. У меня нет точной статистики, но, думаю, что, вполне возможно, русские воевали больше всех (просто посмотрите на местоположение и размер России на мировой карте). Да, случалось, и проигрывали. Но на своей территории — ни разу.
Безусловно, самое большое достижение за последние сто лет — это победа в Великой Отечественной войне. Я думаю, самая большая сила в том, что в нас живет дух народа-победителя.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ОСОБЕННОСТИ НАЦИОНАЛЬНОГО ХАРАКТЕРА-1. МАКСИМ БАТЫРЕВ О НАШИХ НЕДОСТАТКАХ
НАЧАЛЬНИК КАМЧАТКИ. ФОТОГРАФ ИГОРЬ ШПИЛЕНОК