Максим Аверин: «Некоторые свои фильмы я бы сжег!»
Люди

Максим Аверин: «Некоторые свои фильмы я бы сжег!»

Звезда «Глухаря» и «Склифосовского» — о чувстве стыда, русской «Игре престолов» и отказе Питеру Гринуэю.

автор Анастасия Шевцова

8 Июня 2016

— Помните, как первые деньги заработали? И на что потратили?
— Первый заработок был в пятилетнем возрасте, когда я снялся в фильме «Похождения графа Невзорова». Все деньги потратил на краски.

— Что читали на вступительных?
— Я же с первого раза не поступил. И справедливо не поступил, был не готов. На второй год я уже подготовил серьезную программу, там был и Куприн, и Шукшин, и поэзия. Работа над ошибками — это мое любимое состояние. Вообще в актерской профессии все время идет учеба.

Хочу сыграть Владимира Маяковского. Обожаю этого поэта, интереснейший человек.


— Роль мечты уже была в вашей карьере?
— Нет, такого не может быть: если ты сделал все, о чем мечтал, значит, все закончилось. А мне кажется, в этой профессии невозможно сказать: «Я сделал все, что хотел». Это называется «пенсия души», а я не хочу на пенсию еще. Мне интересно то, что со мной происходит сейчас, тот актерский материал, который подходит мне и моему возрасту. Мечтаю я на длинные дистанции, а живу сегодняшним днем. Сейчас у меня начнется большой гастрольный тур по Югу России — я делаю свой очередной забег, для меня это очень интересно, это важная цель. Начинаются съемки нового фильма, над сценарием которого я сейчас работаю. А вот, знаете это «когда-нибудь...» — это не то. Но мечты есть, конечно. Хочу сыграть Владимира Маяковского. Я обожаю этого поэта, интереснейший человек прошлого столетия.

— Кстати о гастролях. Вы же очень много ездите по стране. Где от красоты неземной буквально дух захватывало?
— О, таких мест много. Камчатка, например. Совершенно первозданная там природа: дикие медведи, гейзеры. Местные жители говорят: «Это мы в гостях у природы, а не она у нас». Там природа живет по своим законам, и человек старается их не нарушать. Или остров Сахалин, где погода в течение дня меняется бесконечное количество раз. Я везде стараюсь увидеть что-то, что оставит след во мне, будь то Владивосток или центральная часть России. Много раз бывал в Красноярском крае, но обычно, знаете, спектакль сыграешь и улетаешь, а тут был большой тур, и удалось попутешествовать по краю. Побывал в доме Астафьева, увидел Саяно-Шушенскую ГЭС.



— Джим Керри (с которым вас, кстати, сравнивают) говорит, что смотрит фильмы только со своим участием. А вы..?
— Я думаю, что он пошутил. Не может быть такого. Артист не может не смотреть другие фильмы. Нужно обязательно смотреть и учиться. Я все смотрю всегда, стараюсь изучать, очень радуюсь, когда вижу что-то талантливое. А свои фильмы, я, кстати, практически никогда не смотрю. Очень редко, только иногда ради красоты кадра, чтобы посмотреть на результат, а так, самолюбованием не занимаюсь.

Топ-5 худших фильмов с Максимом Авериным по версии «Кинопоиска»:

Сериал «Чарли», 2015 — оценка 1.83 (из 10 баллов)
Фильм «Служу Советскому Союзу», 2012 — оценка 2.26
Сериал «Место под солнцем», 2004 — оценка 3.12
Сериал «Ангел на дорогах», 2003 — оценка 3.74
Фильм «Азирис нуна», 2006 — оценка 3.77

— Многие довольно успешные актеры начинали с не очень хорошего кино. Джорджу Клуни, например, до сих пор неловко за роль в «Возвращении помидоров-убийц». У вас есть роль, за которую стыдно?
— Стыдиться ничего не надо. Что сделал, то сделал. Есть фильмы, которые я просто терпеть не могу, но на тот момент, видимо, были причины, по которым я согласился сниматься. Иногда финансовые, иногда веришь в талант режиссера и увлекаешься замыслом. Бывает так, читаешь сценарий и думаешь: «Ай, какая роль замечательная! Хочу-хочу!», а в результате не получилось, не состоялось, оказалось пустышкой. Этого не надо бояться. Это жизнь. Никто не знал, что будет такой успех у «Глухаря». Мне просто понравился сценарий, и я понял, как это сыграть. Нельзя, взявшись за работу, быть уверенным в стопроцентном успехе или спрогнозировать провал. Ты возлагаешь какие-то надежды на эту картину, а она вдруг абсолютно проходная, и никто не обратит на нее внимание. Или наоборот. У меня в «Гранатовом браслете» всего 14 минут экранного времени, но я считаю, что это одна из моих лучших работ. Стыдиться чего-то? Нет. Другой вопрос, что некоторые пленки я бы сжег, ха-ха! Но я прекрасно понимаю, что это часть моей жизни. Я же не могу это вычеркнуть, могу просто пойти дальше. Не хочется времени терять на негатив.



— От каких предложений вы отказываетесь?
— Иногда бывают предложения от замечательных режиссеров, но я просто вижу, что это не мое. Или просто не нравится сценарий. Вообще последнее время стараюсь не идти на поводу вот этого: «Максим! Только вы!» Несмотря на соблазн этого «только вы». Я живу в таком режиме, что знаю, например, что буду делать в 2017 году — какие гастроли и съемки будут. Часто так бывает, что раздается звонок, а ты не можешь разорваться. Подвести людей. Нельзя сказать: «Извините, меня пригласил Спилберг» и все бросить. Это ответственность. Был случай, анекдотический, когда меня позвал на пробы очень известный европейский режиссер — Питер Гринуэй, — и все бы ничего, но я был занят в театре и не мог подвести людей. Пришлось отказать.

— Сейчас многие артисты идут в бесконечные телевизионные шоу — участвуют или, как вы, сидят в жюри, выступают в роли ведущего. Не лучше заниматься театром и кино?
— Ну, тут нет какого-то криминала. Сейчас такое время — больше возможностей. Спортсмены снимаются в кино, политики играют в театре. Здесь у каждого свой интерес: кто-то идет ради популярности, кто-то ради адреналина. Другой вопрос — есть травмоопасные шоу. Артист должен понимать: одно неловкое движение, и карьера может закончиться на этом.

Все эти рассказы, что кто-то из наших добился успеха в Голливуде — неправда. Ну, может быть, только Макс Фактор.


— Какие сериалы смотрите неотрывно и ждете новых сезонов?
— Наш сериал «Кухня» безумно нравится, юмор хороший и снят замечательно. Исторические сериалы люблю. «Мосгаз» очень интересный, легендарная «Ликвидация». А самый главный наш сериал — это, конечно, «17 мгновений весны». Сезонов новых не снимают, но каждый раз оторваться невозможно.

— Российский сериал о чем нужно снять, чтобы он выстрелил на весь мир, как «Игра престолов»?
— Это невозможно, мы совершенно разных менталитетов. Почему вообще такое желание, чтобы нас смотрели в Америке? Вопрос из разряда «почему вы не рветесь в Голливуд?». Потому что я русский артист, только в России я играю и думаю на родном языке, а там я буду «какой-то загадочный русский». Все эти рассказы, что кто-то из наших добился успеха в Голливуде — абсолютная неправда. Ну, может быть, только Макс Фактор, который уехал до революции и стал известным гримером. С Людмилой Зыкиной мечтали спеть The Beatles, но она же не уехала насовсем, так как понимала, что она русская артистка и только здесь будет по-настоящему любима. Как и иностранцы в России, если перевернуть ситуацию. Американец может приехать и сняться в одной картине, ну, в двух, — это как опыт. Мы об американском драматическом театре тоже ничего не знаем, только про Бродвей слышали. И фильмов не знаем, кроме тех, что в широком прокате. Ну, сняли они то, что смотрит весь мир, и слава богу. А мы должны свою русскую историю снять, но она не будет понятна и интересна за океаном.

— Помните, как у Серебренникова в фильме 2006 года «Изображая жертву» герой говорит, что «русское кино в жопе»? Оно по-прежнему там?
— Я бы так глубоко не отправлял российский кинематограф. Я вижу очень много интересного. Да, конечно, сложно, для кинематографа нужен прокат. Часто так бывает, что кино не доходит до зрителя, а остается на фестивалях. Кино качественное есть, продюсеры должны доводить его до зрителя. Тогда восстановится прославленный российский кинематограф.



— А что насчет бизнеса? Многие актеры, певцы, спортсмены обнаруживают в себе деловую жилку.
— Я никогда не занимаюсь тем, что не умею делать. Нив политику, ни в бизнес я не лезу. Может быть, занялся бы ресторанным бизнесом, да и то в качестве хобби. Выступал бы идейным вдохновителем, но рядом обязательно был бы знающий человек, разбирающийся в экономике. Обязательно была бы авторская кухня и интересные вечера. В моем случае только так — ресторан-театр. Чтобы люди ходили не только поесть, но и получить какое-то эстетическое удовольствие.

— Вы не занимаетесь политикой, но все же спрошу: когда мы помиримся с Украиной? И помиримся ли вообще?
— Я считаю, что в ситуации, когда отношения обострены, нельзя высказывать свое дилетантское мнение. Нет-нет, не буду ничего говорить, пускай политикой занимаются профессионалы. Конечно, для меня болезненны эти события, как для человека, который родился в Советском Союзе. Я сейчас был в Грузии, и я видел людей, которые любят Россию, ждут новых творческих союзов. В искусстве ведь нет границ и национальностей. Печально, что два братских народа находятся в таком кризисе. Я много работал в Украине, у меня много украинских друзей, и для меня эти люди остаются близкими.

 
ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «Это журналисты придумали, что Путин каждый день садится смотреть мое кино»