«Кончаловскому было важно, чтобы даже у массовки в фильме «Грех» были лица эпохи Возрождения»
Люди

«Кончаловскому было важно, чтобы даже у массовки в фильме «Грех» были лица эпохи Возрождения»

Итальянский стоматолог Альберто Тестоне — о том, как ему посчастливилось сыграть роль скульптора Микеланджело Буонаротти.

автор Надежда Феденко/фото Саша Гусов @sashagusov.

9 Декабря 2019

В июле этого года Владимир Путин во время встречи в Ватикане подарил Папе Римскому Франциску диск с фильмом «Грех» Андрея Кончаловского. В ноябре эта картина, после премьеры на Римском кинофестивале, вышла в прокат в России и Европе. «Грех» — это эпическое полотно о гении эпохи Возрождения, скульпторе Микеланджело Буанаротти. Фильм целиком был снят в Италии. Главной сложностью кастинга стала задача найти актера на главную роль. Эти поиски заняли 8 месяцев, в итоге режиссер предложил роль непрофессиональному актеру, дантисту Альберто Тестоне — из-за его поразительного сходства с сохранившимися портретами художника. Мы связались с Тестоне (он живет в Риме) и задали ему несколько вопросов о съемках «Греха».

— Вы знали, кто такой Андрей Кончаловский?
— До начала проб я вообще не был знаком с маэстро, не смотрел ни одного его фильма. Поэтому знакомство с ним в Риме в 2016 году было для меня полнейшим открытием — его как режиссера, и как человека. Я знал только, что он к тому времени отсмотрел уже многих артистов, и я стал последним, кого Андрей попробовал на роль Микеланджело.

— Почему он выбрал вас?
— Он искал, прежде всего, лицо, характерное для эпохи Возрождения, некий ренессансный образ, и мое лицо оказалось таковым. Это, кстати, касается и всех прочих персонажей в фильме, начиная от главных героев и заканчивая массовкой. Например, каждый из каменотесов отбирался с такой же особенной тщательностью. Мои пробы продолжались около недели, и, видимо, я интуитивно почувствовал, что именно хочет видеть режиссер, поэтому меня утвердили.
Было важно создать не только физическую похожесть на Микеланджело, но и характер — мятущийся, великий.
Я безумно горд и счастлив, что судьба сделала мне такой удивительный подарок — участие в этом фильме в главной роли. И очень надеюсь, что теперь на меня обратят внимание режиссеры не только Италии, но и России. Но моя мечта — встретиться еще раз с великим Кончаловским, но уже не на съемочной площадке, а на театральной сцене.

— Шесть лет назад вы сыграли свою первую большую роль — режиссера Пьера Паоло Пазолини в фильме «Пазолини, скрытые истины». Тоже личность неординарная, как и Микеланджело. Нашли ли вы между ними что-то общее — играя их?
— Можно сказать, что и Микеланджело, и Пазолини — гении, которые так или иначе вступали в конфликт с обществом. Но, безусловно, их судьбы и поступки отличаются. Пазолини — бунтарь, нонконформист, а Микеланджело умел лавировать между враждующими кланами Медичи и Делла Ровере и находить финансовый успех. Медичи называли его членом семьи. Они разные, и играл я их по-разному.

— Не было страха, что не справитесь с ролью гения в «Грехе»?
— Конечно, историческая личность такого масштаба, как Микеланджело, вызывает у артиста трепет. И чтобы его побороть, нужно иметь некую сумасшедшинку, иначе можно погрязнуть в бесконечных рефлексиях «так или не так». Но ведь Микеланджело тоже был человеком, как и мы все — с такими знакомыми нам страхами, желаниями, надеждами. Так я себя настраивал на роль.
Кончаловский постоянно повторял мне: «Меньше изображай». Он хотел, чтобы так называемой актерской игры было как можно меньше, чтобы все было максимально просто и натурально. Андрей был очень доброжелателен, создавал атмосферу, в которой все участники съемок чувствовали себя комфортно.

— Во время работы над «Грехом» на съемочной площадке работал замечательный фотограф Саша Гусов, наш земляк, уроженец Таганрога, который запечатлевал рукотворную Флоренцию эпохи Возрождения. Затем Гусов издал эти фотографии отдельным альбомом, который, кстати, тоже был подарен Путиным Папе Римскому. Вы общались с Сашей?
— С Сашей Гусовым нас теперь связывает большая дружба. Мы сразу же стали общаться так, будто знакомы всю жизнь. Хотя разговаривали, конечно, на смеси итальянского и английского. Гусов — великий художник, несомненно, гений фотографии.