Какие сериалы смотрит главный сериальщик страны
Люди

Какие сериалы смотрит главный сериальщик страны

Разговор с Александром Акоповым, создателем «Aмедиатеки», компаний «АМЕДИА» и COSMOS.

автор Екатерина Максимова 

30 Сентября 2016

Про сериалы

— Из зарубежных сериалов я жду Westworld («Мир Дикого Запада») с Энтони Хопкинсом. Мне кажется, там все серьезно, он сможет занять нишу чуть ли не «Игры престолов». И, конечно, Divorce («Развод») с Керри Бредшоу, по сути продолжение «Секса в большом городе». Но посмотрим. Я расстроюсь, если это просто уловка и спекуляция на неисчерпаемой славе этого сериала, а не что-то оригинальное. Сейчас я с удовольствием смотрю Power («Власть в большом городе»): историю любви наркоторговца и его школьной любви-прокурора по делам о наркотиках. Обожаю «Карточный домик». Мне всегда интересно, как там у них все происходит. Понятно, что это не реальная жизнь, что это такая сатира, гипербола. Но я уверен, это очень близко к тому, как обстоят дела в политике.



Александр Акопов — президент Академии российского телевидения «ТЭФИ», основатель компании «АМЕДИА» (сериалы «Не родись красивой», «Бригада», «Моя прекрасная няня», «Идиот» и др.), онлайн-кинотеатра Amediateka.ru. В 2015 году Акопов ушел с поста президента «АМЕДИА» и создал  компанию COSMOS.


Но если давать советы, что стоит смотреть, то я не с того начал. Поздравляю нас, наконец-таки вышел первый российский сериал, который на 100% соответствует стилистике НВО. Это я про «Салам Масква». Сделан замечательно. Темы, диалоги, персонажи — все острое. Гиперреализм,  естественные диалоги — редкость для нас совершенная. Полное ощущение, что автор жил с этими людьми не один месяц. Репортаж со дна — традиционное для русской литературы упражнение решено так деликатно, прямо даже с любовью. И, конечно, мое любимое — национальный аспект. Дагестанец и русский националист работают вместе, олицетворяя вот эту странную страну, которая досталась нам после СССР. Межнациональные отношения описаны правильно, то есть неполиткорректно — потому что если говорить об этих вещах честно, обязательно получится неполиткорректно.


«Салам Масква» и «Карточный домик» — это такой взрослый разговор о жизни. Вот поэтому простительны цинизм, неполиткорректность и прочее. Это язык, которым говорят о по-настоящему важных вещах. При этом я понимаю, что мы живем в эпоху «Игры престолов». Я за ним пристально не слежу, там слишком много повторов в деталях, не совсем мой сериал. Но вот как я его вижу. Это такая пародия на учебник истории, который весь состоит либо из героев, либо из предателей и негодяев. «Игра престолов» объясняет, что каждый одновременно и герой, и негодяй.

 

Качество сериалов у нас вполне приличное. Европейцы недавно купили формат сериала у канала ТНТ.

 

«Метод» мне тоже очень понравился. Один из лучших сценариев, которые попадали мне в руки за долгие годы. Когда мне его показал Саша Цекало, я сразу понял, что это надо делать. Но мне финансы не позволили, и Саша сделал его с Первым каналом. Классный сценарий, такое не пропустишь. Да, по-моему, таких историй, чтобы я осознанно упустил классную идею, и не было. Хотя вот. Работал я как-то на канале «Россия», и мне принесли игру «Кто хочет стать миллионером» и предложили поставить в эфир. И что я? Я сказал: «Нет, это никому не будет интересно». Но там был еще один момент — мне все это предлагали вести. Совсем уж обреченный вариант. 

 

Если широко посмотреть на наш рынок, ТНТ, конечно, лидирует. Просто вспомните «Физрука». Но на СТС сейчас вернулся Вячеслав Муругов, значит, в ближайшее время они отыграются. Мне кажется, мы сейчас как никогда близки к тому, что наши сериалы начнут экспортироваться. То, что никто нас не смотрит — вопрос не качества, оно у нас вполне приличное. Это исключительно вопрос продвижения. Я совсем недавно был в Голландии, сидел в жюри международного телевизионного конкурса, разговорился с местными товарищами: оказывается,  они купили формат одного сериала ТНТ, где отец-полицейский заставляет идти сына в полицию, но никто же о таких вещах не знает. Нет, в плане качества телепродукта мы медленно, но верно растем. На Первом канале недавно вышло шоу «Про любовь» с Сергеем Шнуровым и Софико Шеварнадзе. Мне нравится. Сделано капитально, слегка по-желтому. Наконец-то, в отличие от шоу, которые просто показывают «как все плохо», здесь есть задача помирить людей, которые орали всю программу. Получается такое микро-кино: сначала люди готовы друг друга убить, а в конце их заставляют друг друга обнять и простить. Здорово.

Скандинавы нашли свою мрачно-саркастическую нишу. Им это надо, у них вариантов нет. А нам никаких ниш искать не нужно. У нас варианты есть — мы можем про северных оленей снимать в Мурманске, а можем в Сочи «Спасателей Малибу».


Про Студию COSMOS и Кремль

Сейчас мы работаем над вторым сезоном «Екатерины», продолжением известного сериала на канале «Россия». В декабре он, наверное, уже появится на экране.  Снимаем интересную штуку под названием «Победители и судьи» для НТВ. Это такой адвокатский процедурал, если пользоваться голливудской терминологией. Действие там происходит в конце  XIX века — период расцвета адвокатской профессии, когда эти люди были настоящими звездами, олицетворявшими интеллектуальную свободу, когда все ими восхищались, а на их выступления ходили, как на шоу. Снимаем триллер под названием «Неизвестный», вестерн «Золотая лихорадка» с Машковым в главной роли.


Деньги наши сограждане любят, а богатых не любят ужасно. Поэтому у наших сценаристов все богатые — тупые.


Два года назад я говорил вам, что собираюсь снять сериал про Кремль. Тогда это было очень в тему. Так вот, ничего не изменилось. Я так же хочу это снять, и так же никто не может написать нормальный сценарий. Ну, это тонкая история. Мы недавно обсуждали, почему в российском кино и в сериалах нет качественных, живых образов богатых. Если богатый, то какой-нибудь бандюк или извращенец-олигарх. Вот интересно, деньги наши сограждане любят, а богатых не любят ужасно. Поэтому у наших сценаристов все богатые — тупые. Ровно по этой же причине ничего не получается про Кремль. Сценаристы в Кремле не работали, политиков они не уважают. Чего я вам это вообще рассказываю? У вашего журнала «Нация» слоган «Сборная России по здравому смыслу», вы отлично понимаете, как на эти большие темы тяжело говорить здраво. Интеллигенция у нас ненавидит власть, не участвует в выборах, сама во власть не идет, в итоге к власти приходят люди, которые интеллигенции очень и очень не нравятся. Замкнутый круг. Меня раздражают карикатурные образы негодяев из политики. Я-то знаю, что там много приличных людей. Только я не видел ни одного сценария, где министр или мэр был бы мало-мальски вменяемым человеком.


Про сценаристов

Сценаристов как не было, так и нет, зато откуда-то повылазило невероятное количество гуру сценарного мастерства. Учить писать сценарии — хороший бизнес, я понимаю, но не до такой же степени. Я три года переводил одну книжку — учебник сценарного мастерства университета Южной Калифорнии. По моему глубокому убеждению, это единственная приличная книжка на эту тему. В основном, там разборы отдельных фильмов. Кстати, мы авторов учебника попросили для русского издания разобрать несколько отечественных картин. Поэтому кроме «Крестного отца», «Инопланетянина» и других западных картин, там разобраны «Бриллиантовая рука», «Ирония судьбы» и «Москва слезам не верит». Там много интересного, но главное, выясняется, что эти наши фильмы сняты в соответствии  с основными голливудскими канонами. Ой, я так люблю эту тему, что в предисловии к книге написал обо всех этих аферистах-гуру сценарного  мастерства. Обожаемый всеми Джон Труби — сценарная звезда, что вы! Человек ни дня не проработал на производстве. Тот, кто хоть что-то в этом деле понимает, видит, какую умопомрачительную ахинею он задвигает в своих произведениях. Бред сумасшедшего вроде «26 фаз сюжета». Удивительно, как люди на это ведутся.


Все, что преподают на этих великих тренингах, понятно и известно уже пару тысяч лет. Все, что написал Аристотель, в силе. Герой, который чего-то хочет. Антагонист, который ему мешает. Конфликт как движущая сила. Единственное полезное, что к этому прибавили в наши дни: каждая сцена — это пьеса с завязкой, развитием сюжета и кульминацией. Точка. Вот это правда, и это хорошо прослеживается в американском кинематографе.

Ни мы, ни кто-то другой не может научить человека стать сценаристом. Ну, какая типичная проблема сценариста? Вот вы написали сцену: все как надо, есть герой, есть злодей. И вот злодей  у вас такой классный получился, такой крутой и сильный, что если герой его преодолеет, зритель вам просто не поверит. А если слабенький злодей — тогда все скучно и предсказуемо. Как этот баланс соблюсти? Никакой гуру вам не поможет — только ваши интуиция, вкус, талант.

Кстати, когда говорил вам про сериалы, забыл про «Войну и мир» от ВВС. Отличный же. Еще никому не удавалось за 6 часов так внятно пересказать эту историю. И так достоверно, что даже московские и питерские учительницы остались довольны. И вот смотрите, с точки зрения сценариста, Лев Николаевич допускал вольности, ох, допускал. Один из главных врагов достоверности — случайность. У Толстого их немало. Наташа Ростова выходит на улицу, и там «вдруг» обоз с ранеными, и там «вдруг» Андрей Болконский. Или идет по улице, и «вдруг» мимо Пьер Безухов пробегает — торопится «убивать Наполеона». Это, конечно, за гранью приличий для сценариста. 


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: «В «ВИКИНГЕ» БОЛЬШЕ НАСИЛИЯ, ЧЕМ В «ИГРЕ ПРЕСТОЛОВ»,

ХАБЕНСКИЙ СЫГРАЕТ РОСТОВСКОГО ГЕРОЯ