Как русский режиссер попал в сериал Netflix «Любовь, смерть и роботы»
Люди

Как русский режиссер попал в сериал Netflix «Любовь, смерть и роботы»

Этот проект называют новым «Черным зеркалом».

автор Анастасия Шевцова.

10 Июня 2019

В марте 2019 года Netflix выпустил анимационный проект «Любовь, смерть и роботы». Его создатель — режиссер «Дэдпула» Тим Миллер (исполнительный продюсер — режиссер Дэвид Финчер).

Это сериал-антология, эпизоды не связаны между собой по смыслу, и над каждым работала своя команда. Режиссером одной из серий (№15, «Blindspot») стал 39-летний Виталий Шушко, художник из России.
Поговорили с ним о работе на Disney и Netflix и самом великом (по версии Шушко) советском мультфильме.
архив героя
— Вас называют художником из Санкт-Петербурга, но в биографии упоминается учеба в ростовском училище имени Грекова. Вы родились в Ростове или только учились?
— Нет, родители приехали в Ростов по работе в 1997 году. Я провел там 4 года. Вообще-то жил в Новочеркасске, но учился в Ростове, в художественном училище.
У вас здорово гулять по набережной, по Садовой. Есть на что посмотреть, много интересных мест. Один «театр-трактор» чего стоит.
Я, кстати, был в Ростове два года назад. Конечно, город очень изменился со времен моего студенчества, но все равно сохранилось это странное сочетание современного и старинного. Как раз ближе к набережной есть еще эти улочки, где можно исторические фильмы снимать. До них уже добрались асфальт и плитка, но дух остался.

— Чем вы занимались до «X-story» (первая короткометражка Шушко, 2016 год)?
— Когда я только окончил академию Штиглица в Петербурге, анимация была для меня чем-то недосягаемым. Это середина нулевых. Даже интернета у меня тогда еще не было. Время, когда весь свой круг общения ты знал лично. Не как сейчас — тысяча друзей, которых никогда не видел вживую (смеется).
архив героя
Моя карьера началась с комиксов, я всегда их любил. В Москве проводится замечательный конкурс комиксов «КомМиссия». В 2008 году я в нем участвовал с друзьями. Нас заметило итальянское издательство и пригласило посотрудничать. Первый крупный заказ — от компании Disney — мы получили уже в конце 2009 года. В Америке есть такая популярная практика: к большим кинокартинам выпускают сопутствующий комикс. Тогда выходили «Трон. Наследие» и «Принц Персии». К этим фильмам нам и предложили делать комиксы. Я все время говорю «мы», потому что всегда работал с командой друзей и единомышленников.

— У вас же было еще одно заманчивое предложение о работе в Голливуде. Что там за история, от чего и почему вы отказались?
— Есть такой известный аниматор Габриэле Пенначиоле, он лет 15 работал на DreamWorks, над «Кунг-фу пандой», «Как приручить дракона» и еще огромным числом мультфильмов. Он тоже начинал карьеру с комиксов.
Габриэле человек интересующийся, постоянно следит за тем, что происходит, где какие новые художники появляются. Он заметил меня, по-моему, в 2012-м, предложил прислать портфолио. Ну, ему их сотнями шлют. Создатели мультфильмов всегда смотрят, подходит ли стиль художника под проект, а у меня арт достаточно специфичный. В то время, видимо, никаких проектов для меня не было.
© Blur Studio, Netflix, 2019
Время шло, нужно было на что-то жить. Тогда я начал работать над моушн-комиксом JAM, был там ведущим художником. По сути, тот же комикс, только для современных устройств: айпадов и смартфонов, — там можно что-то двигать. Это еще не полная анимация, но уже и не статичная картинка. Мы погрузились в проект с головой, я иногда ночевал на работе. Рисовал, практически не вставая из-за стола. И когда пришло, наконец, предложение от DreamWorks, понял, что не могу взять и бросить всё. Не могу так поступить с друзьями и коллегами.

— А что за предложение было?
— Предложение работать с DreamWorks (смеется). По опыту знакомых знаю: пока ты не принял приглашение, тебе никто ничего определенного не скажет. Работа над полнометражным мультфильмом идет 5-6 лет и все это время хранится под большим секретом. А как иначе — ты зовешь человека и сразу открываешь ему все карты? А если он откажется и всему миру растрезвонит? Крупные студии выпускают эксклюзивы, для них секретность очень важна. И все равно просачивается информация. Знаете, бывает, что у двух студий одновременно выходят мультфильмы про, допустим, пингвинов. Скорее всего, кто-то проговорился, — и все всё поняли: «Ага, DreamWorks делает мультик про пингвинов, значит, они будут популярны».

Я думал, что все режиссеры в сериале «Любовь, смерть и роботы» работают по своим сценариям. Но оказалось, только я и Миэльго, его серия про то, как девушка от маньяка убегает.

— А ваша «X-story» — как она создавалась?
— Я взялся за «X-story» в 2014 году. Придумал сюжет, раскадровку и где-то полгода занимался всем в гордом одиночестве. Потом понял, что сам не справлюсь. Денег не было совсем. Показал друзьям аниматик (черновик мультфильма, схематично нарисованные фоны, персонажи) — кто-то откликнулся, согласился работать на голом энтузиазме. Мне посчастливилось встретить Лену Волк, замечательного аниматора. Как раз, когда мы делали «X-story», ее пригласили в Disney поработать на мультфильме «Моана».
Я рассчитывал управиться за год, но получилось дольше. Анимация — сложный и трудоемкий процесс, а когда все делают 2-3 человека, то совсем тяжело. Но мы как-то справились. Сразу запостили «X-story» на vimeo и ютьюб, и это открыло нам множество дверей.
Blur Studio, Netflix, 2019
— В том числе и в проект «Любовь, смерть и роботы»?
— В 2016 году тот самый Габриэле Пенначиоле уволился из DreamWorks, и его пригласили работать на проект «Любовь, смерть и роботы» (тогда, правда, такого названия еще не было) супервайзером, то есть ведущим специалистом на всех мультфильмах антологии.
Задачей Габриэле был поиск режиссеров, команд и студий, чтобы в итоге получился разношерстный проект. Вот, буквально: сидит он за компьютером, думает, кого же пригласить, и тут ему падает ссылочка на «X-story», она как раз вышла.
Так мы стали первыми приглашенными в «Любовь, смерть и роботы». В этом правда были и свои минусы: какое-то время пришлось пожить в неизвестности. Потом стало ясно, что команды набираются, мультики делаются, и все стало хорошо.

— Вообще почему, как думаете, позвали именно вас, когда создатели остальных серий — крупные и известные студии?
— Еще есть Альберто Миэльго, автор одной из самых популярных серий «The Witness» (№3, «Свидетель»), где девушка от маньяка убегает. Несмотря на то, что мультфильм сделан вручную, вся главная анимация смотрится невероятно реалистично. Даже более реалистично, чем серии, где делали motion capture (захват движений на живых актерах). Миэльго суперталантливый, гигантище.
Да, как-то так получилось, что только он и я — режиссеры, которые не имели за спиной крупных студий. Когда нас профинансировали, мы просто набрали людей в команду.
© Blur Studio, Netflix, 2019
Меня позвали, потому что Тиму Миллеру зашла, что называется, моя «X-Story». Он это сказал при первом нашем созвоне: что посмотрел несколько раз, понравилась моя стилистика, и было бы классно иметь в сборнике один такой фильм.
Мы встречались в Будапеште, когда он работал на съемках нового «Терминатора». «Любовь, смерть и роботы» — его давняя мечта. В 1981 году, когда Тим был подростком, вышел сборник мультфильмов «Heavy Metal». И с тех пор он мечтал сделать что-то подобное, получается, 35 лет шел к своей цели.
В 1996 году основал студию Blur, 20 лет они делали мультфильмы, начальные заставки к блокбастерам. Когда выстрелил «Дэдпул», Тиму позвонил его друг, режиссер Дэвид Финчер: «По-моему, сейчас самое время воплощать твою мечту».

— Что вы обсуждали, какие установки он вам дал?
— Тим предложил начать с быстрых идей, в киноиндустрии это называется «питчинг». Я набросал 5 вариантов, и он выбрал историю про киборгов, которые грабят грузовик богатой корпорации. Этакие пираты.
Я развил эту тему, сделал первоначальный арт. Презентовал ему историю, по ходу озвучивая: «Бдыщ! Бум!», — было весело (смеется). Ему понравилось.

Гонорары Netflix от российских заметно отличаются. Особенно после того, как ты два года работал над своим мультиком бесплатно — любые деньги радуют.

— Из 18 серий только 2 — ваша и Миэльго — сделаны по оригинальным сценариям, остальные — по существующим фантастическим рассказам. Вам не предлагали какой-то рассказ на переработку? Сразу предложили написать свой сценарий?
— А я ничего не знал про рассказы. Думал, что все придумывают свои сюжеты. Мультфильм «Zima Blue» (14-я серия) срежиссировал один из моих самых любимых художников — Роберт Вэлли. Легенда в мире анимации. Когда я посмотрел его эпизод, подумал: «Надо же, какая история! Он что, еще и писатель невероятный?!» Только потом узнал, что почти все мультики сняты по рассказам, которыми Тим Миллер зачитывался в детстве. Мне просто невероятно повезло прийти в проект со своей историей.
© Blur Studio, Netflix, 2019
— Работа над 8-минутным эпизодом заняла у вас 1,5 года, а на большой мультфильм, вы говорите, уходит 5-6 лет. Кажется, что очень много! Что происходит за это время? Сейчас игровое кино снимают за месяц-два.
— Ну да, в начале этого года вышел мультик «Как приручить дракона-3», а я смотрел аниматики и раскадровки к нему еще в 2014-м, когда посещал студию DreamWorks. Анимация — это очень сложно. Как делается один кадр? Сначала готовишь текстовый сценарий, потом делаешь наброски. У нас ушло около полугода на то, чтобы довести черновой вариант до максимального ритма. И все равно это — пока еще только идея, понимаете?
Раскадровки — это «палка, палка, огуречик», то есть сначала ты быстро продумываешь все, не зацикливаясь на том, как это будет выглядеть в итоге.

Дальше разрабатывается концепт-арт: надо придумать персонажей, окружение. И, разумеется, одним вариантом все не заканчивается, надо довести всех героев до какого-то общего знаменателя, чтобы они были из одной вселенной. В анимации все — от нижнего до верхнего уголка экрана — прорисовано и продумано: персонажи, машины, спецэффекты, камушки, асфальт, разметка на асфальте, — огромное количество деталей и мелочей.
архив героя
Но все это пока неживое. На следующем этапе подключаются 3D-моделлеры. Тоже достаточно серьезная и кропотливая работа. Я по наивности думал, что, отдав моделлеру хороший скетч, сразу получишь от него то, что хочешь. Но это тоже заняло месяцев 5.

Затем в 3D-модельки вставляется специальный скелет — риг (от англ. rig — оснастка), который позволяет им шевелиться.
Если бы мультик был целиком трехмерный, думаю, мы бы закончили месяца на 4 раньше. Но я экспериментировал, совмещал 3D и 2D, это тоже добавило сложностей.

Я режиссировал, занимался концепт-артом персонажей и спецэффектами. Анимацию делала Лена Волк, которая помогала мне с «X-story». День и ночь сидела над проектом, рисовала поверх моделек и показывала моделлерам, что мы хотим.
А с машинами нам помог художник Василий Зорин. Он с детства увлекается техникой. У меня изначально были какие-то наброски, он придал им механизированность, инженерность.

— Сколько всего человек работало над мультфильмом?
— В целом около 40 фрилансеров, но основной костяк — 6 человек. Еще нельзя забывать про американцев, которые озвучивали, писали музыку: у Миллера свои музыканты на студии.
архив героя
— Netflix сильно контролировал процесс?
— Сейчас золотое время для авторов. Если Netflix дает добро на проект, то практически не вмешивается в процесс. Очень лояльны и могут отреагировать только в самом крайнем случае. «Любовь, смерть и роботы», можно сказать, полностью проект Blur Studio Тима Миллера.

— Чем вообще работа над этим проектом отличалась от остальных? Может, атмосферой вседозволенности, когда не надо соответствовать зрительским рейтингам, а тебя, наоборот, просят «больше трэша и угара»? Или, например, повышенными гонорарами — потому что это Netflix?
— Ну, если бы мне было 14 лет, я бы, может, натворил чего-нибудь такого. Любая «жесть» должна работать на историю. Насилие ради насилия или любые извращения «за просто так», чтобы выше всех планку задрать, — это похабщина, и ее сразу видно.
Что касается гонораров, от российских они заметно отличаются. Миллионерами мы, конечно, не стали, но все же. Особенно после того, как ты два года работал над своим мультиком бесплатно — любые деньги радуют (смеется).

— Где сейчас в мире, кроме США, делают классные мультфильмы?
— Франция, Испания, Япония. Еще Англия. Да в принципе, по всему миру. Но зачастую это авторские мультфильмы, как «X-story». Если говорить о коммерческой, массовой анимации — я совершенно не в теме, не слежу за новинками.
У меня есть огромная коллекция мультфильмов, как я считаю, великих, на все времена, к которым я часто обращаюсь. Там есть и советские, и японские, и американские.
© Blur Studio, Netflix, 2019
— На что посоветуете обратить внимание нашим читателям и их детям?
— Начнем с Японии, но тут я никого не удивлю: конечно же, советую всю коллекцию мультфильмов Хаяо Миядзаки и вообще его студии «Гибли». Для более взрослого поколения могу порекомендовать японские же «Призрак в доспехах», «Акира», «Железобетон», «Игра разума».
Один из моих любимых европейских мультиков называется Nocturna (в русском переводе — «Под покровом ночи», Испания-Франция). Он просто эстетически великолепен.
Диснеевские мультфильмы — это «золото». Но говорю только про XX век, потому что в 3D я не очень разбираюсь.
Ну, и советские, вы все их знаете: «Чиполлино», «Ну, погоди!», «Винни-Пух». Но самый великий мультфильм советского времени, по моему мнению, — «Маугли» режиссера Романа Давыдова. Там столько идей, которые мне по жизни очень пригодились! Думаю, художники поймут, о чем я. Я считаю его просто вершиной.

Подобное может повториться в России. Художники прогрессируют, растут.
У нас в стране очень талантливые аниматоры. Мои друзья делали клип «Жу-Жу» для группы «Ленинград», такой американо-анимешный — великолепная работа. Полный метр такого качества в России пока не делают — слишком дорого. Но у меня есть ощущение, что анимация достигнет такого же уровня, какой был в советское время, если не выше. Могу ошибаться, но все же верю, что скоро нас ждет бум красоты.