«Если этот бродяга не поэт, то я, Расторгуев, английская королева»
Люди

«Если этот бродяга не поэт, то я, Расторгуев, английская королева»

Ростовчане вспоминают режиссера, расстрелянного с коллегами в Африке.

авторы Марина Гаричян, Мария Погребняк/заглавное фото Виктор Вытольский

1 Августа 2018

31 июля в Центральноафриканской республике неизвестными были расстреляны трое россиян: режиссер Александр Расторгуев, журналист Орхан Джемаль и оператор Кирилл Радченко. По имеющимся данным, они снимали там документальный фильм о «частной военной компании Вагнера».

Александр Расторгуев был уроженцем Ростова-на-Дону, много снял именно здесь. Мы попросили коллег и товарищей рассказать о нем.

Галина Пилипенко
тележурналист

Я с ним познакомилась на «Дон-ТР», он работал там режиссером. Все его программы тогда касались искусства: книги, кино, театр. Только в последние годы он стал заниматься политикой. Безусловно, человек невероятной харизмы, необыкновенный.

В Ростове был поэт, который считался опальным бродяжкой, его звали Александр Брунько. Он шатался по Большой Садовой, пил дешевое вино и при этом писал стихи. Саша снял о нем программу и назвал «Черновик». Помню, у нас была летучка, и программу стали ругать, ведь она шла вразрез с установкой, что у нас все хорошо и никаких несчастных нет. Огромный зал, набитый людьми, его начали чморить. Саша встал, вышел на трибуну и без всяких предисловий прочел наизусть стихи Брунько. Потом добавил: «Если вы после этого скажете, что он не поэт, то я — королева английская». И сел на свое место. Зал завис. У нас был очень строгий начальник, и все не понимали, как реагировать. Наконец, часть аудитории стала Саше хлопать, коллеги потрусливее промолчали.

Саша считал фильм «Черновик» потерянным. В «Википедии» он значился, но ссылки на него не было. Оказалось, что наша общая знакомая совершенно случайно фильм сохранила. Мой сын сделал оцифровку, и фильм выложили в интернет. Саша был счастлив, это же была одна из первых его работ.

Недавно у Саши был день рождения. Мой сын также оцифровал запись, которую нашли. Она называлась «Родина». Расторгуев ехал по Большой Садовой, тогда она называлась Энгельса, и увидел, как рабочие разбивают огромное стеклянное покрытие фасада кинотеатра «Родина». Съемочная группа ехала совсем по другим делам, но Саша остановил и снял эту историю.
Мы раскопали эту штуку и в его день рождения выложили в сеть. Я написала в своем блоге обращение к Саше: мол, сегодня твой праздник, и мы во второй раз находим твой фильм, твори, друг, и дальше! А ему самому не написала. Подумала: потом напишу, ссылку кину. Уже не кину.

Он был провокационен. У него всегда сияли глаза. Саша — искрящийся человек.

Руслан Кечеджиян
режиссер, оператор, сценарист

— Я познакомился с Александром благодаря своему отцу, Эдуарду Макаровичу, который с ним много работал в качестве оператора. Еще в 1997 году папа снимал самый первый Сашин фильм «До свидания, мальчики». Перед знакомством отец сказал мне: «Это незаурядный человек и режиссер».

Саша часто бывал у нас в гостях с Сусанной (Баранжиевой, постоянным сценаристом Расторгуева). Я их не разделял — Сусанну и Сашу. Они были как единое целое. Часто приходили к нам на семейные праздники.

Потом я сам стал работать с ним, это был 2004 год, проект «Мотыльки», заказ питерской студии документальных фильмов. Месяц провели в Пухляковке, а потом поехали делать проект «Дикий, дикий пляж. Жар нежных». Целое лето делали. Потом еще несколько лет отработали.
Я проводил с ним времени больше, чем с семьей. Например, 3 или 4 месяца впритирку, снимая «Жар». В 2009-м или в 2010 году мы перестали общаться. Больше никогда не виделись и больше никогда, к сожалению, не увидимся. Это был не скандал, а творческие разногласия.

Почему Саша был таким ярким — к таланту добавлялась смелость, он не боялся острых тем. Это был человек на грани. И он не был вторичным. Легко снимать фильмы о молодых и успешных. Тяжело снимать на темы, которые выбирал он.

Я неоднократно попадал с ним в передряги, например, когда снимали «Жар». Когда ты снимаешь обычных людей, они всегда по-разному реагируют, иногда остро, зло. Но Саша всегда стоял до конца: «Снимай, как бы там ни было!». Не признавал операторов, которые что-либо не хотели снимать. Кому-то впечатлительному лучше с Сашей было не работать. Кто-то называл его гением, а с гениями, как известно, легко не бывает никому.
Он был талантливым, умным, проницательным, отличным психологом и хорошо умел слушать. Он был хорошим другом и товарищем.

…Есть какие-то фрагменты, которые врезались в память, тронули очень глубоко. Например, на съемках фильма «Мальки и мамки». Неблагополучная семья гуляет по зоопарку. И родители забирают еду из клетки белого медведя. А возле клетки стоит маленький мальчик, рыдает и уговаривает родителей этого не делать. Это одна из таких сцен, которые тебя переворачивают.

Мы общались на любые темы, не было ничего запретного. У Саши было отличное чувство юмора. Когда говорили о кино, он был непреклонен: если ему что-то не нравилось, он размазывал и фильм, и автора. Не любил мейнстрим, коммерческое кино, не воспринимал это все всерьез. В документальном кино восхищался Косаковским, Лозницей, Дворцевым.

В списке знаменитых ростовчан есть Кирилл Серебренников, в современном игровом кино — он единственный режиссер-выходец из Ростова. А в документальном — Саша. У него была масса призов: «Артдокфест», «Белый слон» — я сейчас все не вспомню. Его можно смело ставить в десятку лучших российских режиссеров-документалистов.
Это большая боль — то, что произошло. Такого человека в документальном кино еще долго не будет.

Денис Третьяков
директор сайта «РБК-Ростов»

Когда Расторгуев с Костомаровым (оператором) снимали «Срок», Александра забрали в кутузку во время митинга в Ростове. Вечером мне позвонила Галя Пилипенко и рассказала подробности. Мы с Серегой Венявским (который тогда возглавлял общественный совет при ростовском МВД) стали названивать разным начальникам и объяснять, что, если они тотчас не отпустят нашего знаменитого и любимого Расторгуева, им потом всем крупно прилетит по шапке. Угрозы возымели действие, тогда еще полиция боялась общественного резонанса, и Венявский сумел, как всегда, всех красиво запугать.

Расторгуева решили отпустить. И вот я сплю, и в полночь звонит мне на мобилу Саша, говорит: «Спасибо, что вступился, но я отсюда никуда не уйду, пока менты не отпустят остальных».
В итоге к утру отпустили всех.
Земля тебе пухом, непримиримый и гениальный Александр Евгеньевич.

Михаил Малышев
главный редактор сайта 161.ru

Мы познакомились в 1997 году, когда я пришел работать на «Дон-ТР». Он создавал впечатление хулигана. Я тогда побрился налысо, и мы ходили с одинаковыми стрижками. Это был один из умнейших людей, с которыми мне приходилось общаться.
Михаил Малышев
Кажется, 2003 год: я уже занимался фотографией, и он попросил поснимать для его проекта, который назывался «Контракт». Снимали в только что построенной «Полярной станции» (развлекательный центр) и казино в гостинице «Турист». Было интересно наблюдать, как он работает, одновременно и задумчивый, и очень легкий. И он делал фильмы, которые можно было назвать как угодно, только не однозначными.

…Мне сложно сейчас что-то говорить, речь спутанная: я просто в шоке от того, что произошло…

Он любил провоцировать. Лет семь назад у меня была фотостудия в центре Ростова. Александр там проводил кастинг для своего проекта. Я слушал, как он и Павел Костомаров общаются с одной девчонкой, и было ощущение, что они ее жестоко троллят. Я не понимал, почему эта девочка просто не встанет и не уйдет. А они выворачивали ее наружу вопросами, старались добраться до нее, настоящей.
Михаил Малышев
Сейчас такой момент, когда Саша становится легендой – как, в принципе, всякий русский после смерти. Я постараюсь сохранить его живым в памяти — сложным, возможно, напряженным.
Я очень хочу, чтобы это оказалось фейком. Чтобы он появился через неделю и сказал: «Ну, дурачье, вы что вообще тут устроили?».

Станислав Чумаков
бизнесмен

Нас познакомил Эдуард Макарович Кечеджиян. Они работали вместе на нескольких проектах: «Жар нежных», «Чистый четверг», «Твой род». Макарыч очень лестно о нем отзывался и пригласил Сашу ко мне познакомиться. В тот период у нас была киностудия, где мы реализовывали несколько проектов. Начали делать с ним фильм «На районе» (он потом перерос в Сашин «Я тебя люблю»).

Впечатление он на меня произвел самое хорошее. Талантливый режиссер и проникновенный человек, живой, с острым умом и желанием разобраться, докопаться до сути. Я понимаю так, что произошедшее в Центральноафриканской республике — как раз результат этого желания, этого характера.
Темы он всегда выбирал не самые простые. Не могу сказать, что он ничего не боялся, но явно находил способы свои страхи перебороть.

Он был достаточно тяжелым человеком. Как правило, все талантливые люди не мягкие и пушистые. Наоборот — Саша тяжелый, чешуйчатый, вспыльчивый. Но это все перекрывалось результатами его работы.
Мы виделись давно, больше шести лет назад. В последнее время переписывались изредка. Перестали видеться с тех пор, как он перебрался в Москву.

Я бы не сказал, что он до этого не касался политики. Вспомните его «Дикий пляж» 2005 года — как он там критично снимал депутата. Вообще, как только появлялась возможность раскрыть свои способности в новой теме, Расторгуев начинал работу над проектом. На свою голову. Наверное, лучше бы сидел под домашним арестом, как другой наш известный режиссер.

У Саши остались дети, родители. Чисто по-человечески их очень жаль. И пока есть хоть частичка надежды, что это ошибка, я хочу верить в ошибку. Пусть он вернется и продолжит свое кино.

Фильмография Александра Расторгуева

(26 июня 1971 года, Ростов-на-Дону — 31 июля 2018 года, Сибю, ЦАР)

1997 — «До свидания, мальчики»
2000 — «Век мой»
2000 — «Твой род»
2001 — «Гора»
2001 — «Мамочки»
2003 — «Чистый четверг»
2005 — «Дикий, дикий пляж. Жар нежных»
2008 — «Мальки и мамки»
2010 — «Я тебя люблю» (в соавторстве с Павлом Костомаровым)
2012 — «Я тебя не люблю» (в соавторстве с Павлом Костомаровым)
2013 — «Срок» (в соавторстве с Павлом Костомаровым и Алексеем Пивоваровым)