Босиком до Царского Села. Как греческий пират стал королем черной икры
Люди

Босиком до Царского Села. Как греческий пират стал королем черной икры

Купец, меценат, национальный герой Греции Иван Варваци — в проекте «Гражданин Таганрога».

В сентябре 2023 года Таганрогу исполнится 325 лет. Совместно с банком «Центр-инвест» мы придумали подарок имениннику. Мы расскажем истории 25 его уроженцев и жителей, которые прославили Таганрог. Сегодняшняя история — о богатейшем купце Российской империи и щедром благотворителе, основателе греческого монастыря в Таганроге.
Портрет Ивана Андреевича Варваци кисти неизвестного художника. (Из фондов ТГЛИАМЗ — Таганрогского государственного литературного и историко-архитектурного музея-заповедника.)
Портрет Ивана Андреевича Варваци кисти неизвестного художника. (Из фондов ТГЛИАМЗ — Таганрогского государственного литературного и историко-архитектурного музея-заповедника.)
Он был известен разными делами и под разными именами. Грозный корсар, державший в страхе все Эгейское море. Русский офицер и один из богатейших купцов империи, жертвовавший огромные суммы на благотворительность.
Живя в Таганроге, он помогал организовать восстание против турецкого владычества в Греции и стал национальным героем. Уже в ХХI веке благодарные греки сняли о его жизни самый дорогой свой фильм — «Пираты Эгейского моря» (в оригинале — «Бог любит икру»).


Тысяча пиастров за голову пирата

На одном из старинных портретов Варваци греческая надпись гласит, что родился он в 1750 году. В современной греческой энциклопедии годом рождения указан 1745-й, в материалах астраханского госархива — 1743-й.
Но место рождения известно точно: это Псара — небольшой скалистый остров с крутыми берегами, расположенный в Эгейском море. Нашего героя звали тогда Иоаннис Андреас Леонтидис.

Греция уже три века находилась под турецким игом, и ненависть к поработителям Иоаннис, можно сказать, впитал с молоком матери. Мальчик видел, как разнузданно вели себя на острове турецкие матросы, как унижались перед ними некоторые его соплеменники...
Каменистая почва острова не годилась для земледелия, поэтому его жители, псариоты, в основном занимались морским судоходством. Это определило судьбу Иоанниса. Почти никакого образования, кроме греческой грамоты и начальной арифметики, он не получил. Зато, когда ему не было еще и восьми лет, отец, капитан Андреас Леонтидис, взял мальчишку юнгой на свое судно «Святой Андреас» — постигать морскую науку.
Так сегодня выглядит Псара — скалистый островок в Эгейском море. Псара упоминалась Гомером в «Одиссее». Площадь острова — 40,5 кв. км, население — меньше 500 человек.
Так сегодня выглядит Псара — скалистый островок в Эгейском море. Псара упоминалась Гомером в «Одиссее». Площадь острова — 40,5 кв. км, население — меньше 500 человек.
К 10 годам Иоаннис владел всеми видами доступного морякам оружия: хорошо стрелял из пистолета, ружья и даже корабельной пушки (они были на торговом «Святом Андреасе» для защиты от турок и пиратов). Уже тогда друзья дали ему прозвище Варвакис — по названию редкого, необычайно сильного ястреба, обитающего на островах Эгейского моря. Так он стал Иоаннисом Варвакисом. Позже в России это прозвище превратится в фамилию Варваци (или Варваций).
На 18-летие отец подарил ему деньги на строительство собственного корабля. Но мог ли молодой капитан, у которого при виде турок закипала кровь, заниматься грузоперевозками? Варвакис построил себе галиот — легкое и быстрое парусно-гребное судно с плоским дном, позволявшим маневрировать без риска сесть на мель вблизи побережья. Установил в носовой части две пушки и набрал в команду 70 псариотов. Так началась история легендарного греческого пирата.

На скоростном галиоте Иоаннис ловко брал на абордаж громоздкие турецкие корабли, грабил их, а затем быстро уходил от преследования. Слава о налетах юного пирата разносилась по всему побережью. По легенде, Варвакис разгневал самого турецкого султана Мустафу III, который в бессильной злобе соскоблил с карты точку, подписанную «Псара», и пообещал тысячу пиастров за голову предводителей пиратов.
Турецким кораблям было приказано стеречь неуловимый галиот на подходах к Псаре. Именно поэтому Иоаннис долгое время фактически жил в море, не имея возможности увидеть родителей и молодую жену Марию.
«Портрет Мустафы III, султана Османской империи» (годы правления — 1757-1774). Худ. Дж. Янг. Мустафа III известен тем, что основал Академию математики, мореплавания и науки и объявил России войну (1768-1774), которую разгромно проиграл.
«Портрет Мустафы III, султана Османской империи» (годы правления — 1757-1774). Худ. Дж. Янг. Мустафа III известен тем, что основал Академию математики, мореплавания и науки и объявил России войну (1768-1774), которую разгромно проиграл.
В один из ненастных дней ноября 1769 года до Варвакиса, находившегося в штормившем море, дошла весть, что его отец тяжело болен, уже несколько недель не поднимается с постели и, кажется, доживает свои последние часы. Иоаннис любил отца очень сильно, но отправиться на Псару на корабле значило подвергнуть риску не только себя, но и всю команду.
Капитан сел в лодку и, преодолевая огромные волны, добрался до острова. Незаметно проникнув в дом, склонился над отцом. Вот как описывает эту встречу Павел Ревко, председатель греческой национально-культурной автономии Таганрога:
«Варвакис спросил:
— Отец, что мне делать? Оставаться в море становится все опаснее. Если меня схватят, покарают всех, в том числе семью. Может, я должен отправиться в Константинополь и сдаться султану?
В трудные моменты жизни православные псариоты обращались за советом к Евангелию. Поэтому отец ответил так:
— Пусть Бог определит, что мы будем делать. Принеси Евангелие.
Тяжелую книгу с медными пряжкам отец дрожащими руками открыл на случайной странице. Иоаннис, не глядя, положил палец на лист.
— Читай! — велел отец.
— «Иисус сказал ему: если хочешь быть совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим...»
Это были слова из Евангелия от Матфея.
— Ты слышишь! — вскричал Андреас, — сам Бог говорит тебе продать дом, продать все! Есть немного золота — возьми его тоже. Купи новый корабль и иди, объединись с русским флотом.
— О каком флоте ты говоришь, отец?
— Русские уже пересекли Гибралтар. Они скоро будут в наших водах...»


Корабль-смертник

Действительно, в 1768 году, когда началась Русско-турецкая война, Екатерина II отправила на острова Эгейского моря своих агентов, которые распространяли среди греков идею восстания против османов. А русский флот тем временем готовился выйти к берегам полуострова Пелопоннес.

Получив надежду на помощь России, греки сильно воодушевились. Варвакис, исполняя последнюю волю отца, к приходу русских приобрел новый корабль. Это была шебека — вооруженное парусно-гребное судно. В бою команда такого корабля делала ставку на скорость и неожиданные маневры. На борт шебеки установили 20 пушек, по 10 с каждой стороны.
Свой новый корабль Варвакис назвал в честь отцовского — «Святым Андреасом». (Пиратский галиот он подарил островитянам — под командование брата Георгиса.)

Когда весной 1770 года русские подошли к Пелопоннесу, где засел турецкий гарнизон, Варвакис немедленно явился к адмиралу Григорию Спиридову и заявил, что желает вместе со своей командой присоединиться к флоту и принять участие в освобождении Греции.
О прежнем занятии пришлось забыть: Екатерина II строго-настрого запретила выдавать грамоты на корсарство, которое во время войны смахивало на банальное мародерство. Но для знавшего Эгейское море как свои пять пальцев Варвакиса нашлось другое важное дело. На своей быстроходной шебеке он выслеживал турецкие корабли и докладывал об их местонахождении русскому командованию.

24 июня 1770 года османскому флоту нанесли значительный урон в Хиосском проливе. После взрыва своего флагмана турецкие корабли спешно покинули место сражения и укрылись в Чесменской бухте.
Русская эскадра под предводительством графа Алексея Орлова (младший брат фаворита Екатерины Великой) обнаружила турецкий флот на рейде Чесменской бухты. У русских было 9 линейных кораблей, 3 фрегата, 1 бомбардирский корабль и 17 других судов и транспортов с общим вооружением около 740 орудий. У турок, которыми командовал капудан-паша Ибрагим Хусамеддин-паша, — 16 линейных кораблей, 6 фрегатов и около 50 вспомогательных судов с 1430 орудиями. Другими словами, неприятель имел двойное численное превосходство в судах и вооружении.

...Чесменское сражение продолжалось трое суток. В его ходе проявился гений русских флотоводцев и героизм простых моряков. Известен факт, что во время абордажного боя кораблей «Евстафий» и «Реал-Мустафа» один из русских матросов хотел захватить турецкий флаг, но ему прострелило руку. Когда же он протянул другую, то ему была нанесена рана клинком. Тогда он вцепился в полотнище флага зубами.
«Сожжение турецкого флота в бухте Чесма». 1772 год. Худ. Я. Ф. Хаккерт. За победу в Чесменском бою граф Орлов получил право именоваться графом Орловым-Чесменским.
«Сожжение турецкого флота в бухте Чесма». 1772 год. Худ. Я. Ф. Хаккерт. За победу в Чесменском бою граф Орлов получил право именоваться графом Орловым-Чесменским.
Не менее мужественно и отчаянно вели себя греки. Четырем греческим судам, среди них и «Святому Андреасу», была отведена роль брандеров: так назывались корабли-камикадзе, начиненные взрывчаткой и легковоспламеняющимися веществами.
Историк Евгений Тарле писал: «Весь день 25 июня ушел на приготовление. Все четыре брандера были поставлены Орловым под общую команду Грейга (русский адмирал шотландского происхождения Самуил Грейг. — «Нация»). Кроме брандеров Грейгу были даны для предстоящей ночной атаки четыре корабля: «Ростислав», «Европа», «Не тронь меня», «Саратов» и два фрегата: «Надежда благополучия» и «Африка». Сверх того, Грейт получил в свое распоряжение еще бомбардирский корабль; брандеры должны были начать дело, а корабельная артиллерия докончить его».

Варвакис согласился отдать свою шебеку под командование русского офицера Дмитрия Ильина, но выдвинул условие: он сам поведет корабль в качестве лоцмана.
… Он выпрыгнул за борт в самый последний момент. «Святой Андрес» врезался в борт турецкого корабля — раздался взрыв. Горящие обломки летели на другие суда, быстро распространяя пожар.

Варвакис доплыл до русского корабля, и уже с борта вместе с другими победителями наблюдал, как догорает флот Османской империи.
К утру было сожжено и потоплено больше 60 судов; из 15 000 турок погибло около 11 000. Русский флот потерь в кораблях не имел; погибло 11 человек.
7 июля, день победы (по новому стилю) в Чесменском сражении — один из дней воинской славы России.


Узник замка Едикуле

За проявленное мужество бывшему пирату было присвоено звание поручика (в Указе Екатерины II он значился как «грек Ян Ворвач»).
Варвакис приобрел себе бриг — небольшой двухмачтовый корабль и при первой же возможности вернулся на родной остров, где наконец впервые увидел годовалую дочь Марию. На пристани его также встречали жена Мария и мать Мария.

В 1774 году война закончилась; Россия и Османская империя заключили мирный договор, который, увы, не давал грекам надежду на независимость. И, несмотря на то, что формально турки объявили амнистию всем, кто воевал на стороне русских, они искали возможность отомстить непокорным грекам.
Варвакис оказался в непростом положении: он был одновременно подданным Османской империи и офицером русского флота.
Он расплатился со своими матросами, оставил семье оставшуюся часть накоплений, а сам решил продолжить службу в России, которая поощряла греков, воевавших на ее стороне.

Граф Орлов, главнокомандующий русскими силами в Чесменском сражении, разрешил Варвакису отправиться в какую-либо из черноморских гаваней и там продолжить службу. Но злопамятные турки задержали в Константинополе его судно.
Иоанниса заточили в Едикуле, или Семибашенный замок: здесь хранились казна и архив султана и здесь же сидели политзаключенные. Если бы не скорое вмешательство российского посла Николая Репнина, который выкупил пленника у турок, Варвакиса ждала бы смертная казнь.
Знаменитая крепость Едикуле (Семибашенный замок) в Стамбуле. Современный вид. С 1830 годов Едикуле перестали использовать как тюрьму, а в конце XIX века замок стал музеем.
Знаменитая крепость Едикуле (Семибашенный замок) в Стамбуле. Современный вид. С 1830 годов Едикуле перестали использовать как тюрьму, а в конце XIX века замок стал музеем.
Князь Репнин, сам герой турецкой войны, сочувствовал моряку. Не имея полномочий принимать греков в русское подданство, он решил тайно переправить Варвакиса в Россию.

Попутное торговое судно, шедшее от Черного моря по Днепру, доставило нашего героя в Киев. Оттуда он пешком и на перекладных отправился в Санкт-Петербург испрашивать у императрицы Екатерины II какой-либо милости.
Неизвестно, сколько Варвакис пробыл в пути, но, преодолев более тысячи километров, в январе 1776 года он добрался до северной столицы. Первым делом нашел себе одежду, чтобы не сойти за нищего. А переодевшись, узнал, к своей досаде, что двор Екатерины находится в 40 километрах от Петербурга — в Царском селе. Денег на извозчика у него не было. Чтобы не износить взятую в долг обувь, грек отправился к императрице босиком. Увы, предстать пред очи Екатерины герою ему не удалось.

По легенде, Варвакису помог счастливый случай. Вернувшись в Петербург, он в трактире за чаркой вина разговорился с другим греком и громко сетовал ему на свои злоключения. Пиратскую ругань услышал таинственный незнакомец, понимавший по-гречески. Он пообещал Варвакису, что уже завтра герой Чесмы получит аудиенцию. И о чудо! На следующий день грек назвал страже свое имя и был сразу пропущен к августейшей особе. Рядом с Екатериной в зале находился тот самый незнакомец из трактира. Как оказалось, это был князь Григорий Потемкин.
Варвакис без прикрас рассказал императрице свою историю. Она пожаловала ему тысячу золотых червонцев и разрешение на неограниченную и беспошлинную рыбную ловлю в Каспийском море.
Екатерина Великая (Катрин Денев) и Иван Варваци (Себастьян Кох). Кадр из греко-российского фильма «Пираты Эгейского моря» (2012).
Екатерина Великая (Катрин Денев) и Иван Варваци (Себастьян Кох). Кадр из греко-российского фильма «Пираты Эгейского моря» (2012).

Деликатес из яиц осетра

И он отправился в Астрахань, которую в то время называли «воротами на восток». Здесь в полной мере проявились коммерческие таланты Ивана Андреевича Варваци.
Быстро наладил торговлю с Персией по морю. Будучи опытным моряком, лично принимал участие в торговых походах через Каспий. Но главное, смог выстроить доверительные отношения с персидскими купцами и правителями прикаспийских областей, что было важно для России.

Астраханский губернатор доверил Варваци перевозку грузов, в том числе денежных средств, для нужд российского консульства в персидском городе Реште. Отношения России и Персии в то время были непростыми, в конце 1779 года в консульстве произошел погром. Варваци на своем судне эвакуировал сотрудников и все консульское имущество в Астрахань.

«По поручению князя Потемкина грек своими кораблями усилил Каспийскую флотилию и принял участие в устройстве российской колонии в Астрабаде (ныне иранский город Горган), — пишет Павел Ревко. — Персы нарушили свое обещание не препятствовать строительным работам. Командующий флотилией Марко Войнович и пятьдесят русских воинов попали в плен. В этот момент Варваци взял инициативу на себя. Комбинация личных связей, секретных переговоров и подкупа персидских чиновников спасли честь России. Пленники получили свободу, а на торговой базе в Астрабаде был поднят российский флаг. За этот дипломатический успех Екатерина повысила Варваци в звании до майора».

Вернувшись в Астрахань, он снова с головой ушел в бизнес. Рыбный промысел имел тогда стихийный характер и не приносил дохода казне. Иван Андреевич решил учредить свое рыбопромысловое предприятие.
Скоро у него работало уже больше трех тысяч человек, в массе своей мусульмане — волжские татары. Православный грек, который помнил попрание своей веры на родине, с уважением относился к религии работников и даже построил для них мечеть.

...Однажды Варваци сильно удивился, увидев, как простолюдин, сидя на берегу реки, ест что-то странное черное. Ему объяснили, что это черная икра осетровых, дали попробовать. С этого момента грек занялся масштабным производством и торговлей черной икрой: такое эксклюзивное право по астраханскому региону предоставила ему сама императрица.
«Астрахань. Посолка и уборка икры». Открытка XIX века.
«Астрахань. Посолка и уборка икры». Открытка XIX века.
Вот что писал об этом русском продукте английский посол Чарльз Карлайл в середине XVII века: «Из яиц осетра приготовляют великолепное кушанье, называемое ими икрою. Эту икру русские приводят в твердое состояние и, приготовив ее с солью в течение 10 или 12 дней, едят ее с салатом, перцем, луком, маслом и уксусом». Автор сочинений о России того же времени, немец Георг Адам Шлейссинг добавлял от себя: «В провинции икру поедают сразу после выемки из рыбы. Это деликатес».

Во времена Петра I черная икра была продуктом стратегическим: доходы от ее экспорта шли на укрепление флота. Дочь Петра, Елизавета, только в конце своего правления отменила госмонополию и передала право добывать и продавать икру в частное владение...

Варваци начал поставлять свою икру далеко за пределы Астрахани — по России и за границу — и очень скоро стал миллионером, одним из богатейших купцов империи. Но большие деньги не испортили его. На удивление всем астраханцам, он решил превратить свой икорный бизнес в «братство»: создать такое предприятие, где все участники будут получать процент в зависимости от объемов производства. Обратившись с таким предложением к астраханскому губернатору, Иван Андреевич пояснил, что природные богатства принадлежат местным жителям и людям, которые здесь работают. Губернатор, восхищенный бескорыстной щедростью купца, назвал его «добрым ангелом Астрахани».

В это же время Варваци получает печальное известие о смерти жены. Он решает перевезти к себе с острова Псара дочку Марию, которая уже была помолвлена с Николосом Комниносом — прямым потомком древнего византийского императора Алексея I Комнина. Они приехали в Россию вдвоем и поселились рядом с домом отца.

В Астрахани Варваци оставил о себе добрую память. Он построил колокольню Успенского кафедрального собора в Астраханском кремле, Тихвинскую церковь и больницу рядом с ней. На собственных землях основал село Икряное (сегодня административный центр Икрянинского района).

Канал имени Варвация соединяет два рукава Волги — Кутум и Царев. Первым, кто предложил прорыть в Астрахани канал для осушения местных болот, был император Петр Великий, посетивший город в 1722 году. Работы начались спустя два десятка лет, но были прерваны из-за недостатка средств.
Канал имени Варвация в Астрахани. Открытка начала XX века.
Канал имени Варвация в Астрахани. Открытка начала XX века.
В 1809 году за проект взялся Варваци. Даже после переезда в Таганрог он приезжал в Астрахань контролировать ход работ. В 1817 году канал построили. Также были возведены мосты, а с обеих сторон раскинулась набережная, где и сегодня любят отдыхать горожане.


Друзья-заговорщики

Вместе с купцом в Таганрог в 1813 году переехала и его семья: не только дочь и зять, но поначалу даже мама, Мария Леонтидис. (Дважды из России она совершала паломничество в Константинополь, затем решила уйти в монастырь. Свои последние дни монахиня провела на родном острове.)

Варваци построил для себя особняк на Мало-Биржевой улице — каменный, двухэтажный, с просторными подвалами для товаров. Еще купил у таганрогского грека Дмитрия Алфераки имение Лакедемоновка с Беглицкой косой у Азовского моря. На этой косе был большой рыбный промысел: сюда Варваци переправил из Астрахани свои лодки.
Фото: taganrog-gorod.ru
Особняк Варваци на Мало-Биржевой улице на дореволюционных открытках подписывали как Дом с пулями. В 1855 году при обстреле Таганрога англо-французской эскадрой в толстых стенах дома застряло 32 ядра, пули и осколки от снарядов, которые при восстановлении здания остались нетронутыми, как память о героической обороне города. До наших дней особняк не дожил.
Фото: taganrog-gorod.ru
Свой переезд на юг купец объяснял необходимостью поправить пошатнувшееся здоровье.
Но считается, что истинная причина заключалась в том, что Варваци снова вернулся к идее борьбы за освобождение Греции. А в Таганроге проживала большая греческая диаспора, имевшая связи с соотечественниками по всему миру.

Варваци активно включился в работу двух греческих международных обществ — «Филомусон Этерия» («Общество друзей муз») и «Филики Этерия» («Дружеское общество»). Первое действовало легально в Вене, основная задача — содействие просвещению народа в захваченной турками Греции. Руководил обществом Иоанн Каподистрия — министр иностранных дел России, в будущем первый правитель независимой Греции. Второе общество было тайным, его целью было свержение турецкого ига и создание национального государства.

«На первом этапе общество «Филики Этерия» занималось вербовкой новых членов, а также просветительской деятельностью, открывая в странах, где жили греки, школы и церкви, — пишет Алла Цымбал, старший научный сотрудник Таганрогского музея-заповедника. — В 1809 году по Указу Александра I (на средства Ивана Варваци) в Таганроге начали строить греческий монастырь. Он, единственный в России, подчинялся непосредственно Иерусалимскому патриарху. Именно этот монастырь и стал одним из тайных прибежищ этеристов». (В храме Александро-Невского Иерусалимского монастыря в 1825 году будет 40 дней стоять гроб с забальзамированным телом усопшего Александра I.)

Руководить восстанием заговорщики поручили Александру Ипсиланти, влиятельному русскому греку, состоявшему на службе у Российской короны.
В 1821 году, когда Ипсиланти удалось поднять восстание балканских христиан против турок, Варваци сразу же оказал ему финансовую поддержку.

Ипсиланти хоть и потерпел поражение, но сумел разжечь пламя, которое уже невозможно было потушить... Поворотным моментом стало пасхальное воскресенье 10 апреля 1821 года, когда турки прямо на воротах патриархии повесили Григория V, патриарха Константинопольского.
Фото: pastvu.com
Александро-Невский Иерусалимский греческий мужской монастырь. Таганрог. 1880-е годы.
Фото: pastvu.com
Это зверское и кощунственное убийство стало спусковым крючком: восстание охватило весь Пелопоннес и острова Эгейского архипелага.
Жители Псары превратили остров в плацдам для сопротивления, переделав свои рыбацкие и торговые корабли в боевые. Для продолжения борьбы нужны были деньги, и тогда старейшины острова отправились в родовой дом Леонтидисов. Дверь открыл племянник нашего героя, Андреас. Он наотрез отказался отдать деньги без разрешения дяди. Разгневанные псариоты взяли их силой.
Андреас пожаловался в Таганрог письмом. И получил такой ответ от Варваци: поблагодари их от меня лично за то, что поступили так, как должны были — во имя спасения и освобождения Родины.

С берегов Азовского моря в Грецию уходили его корабли с восставшими, оружием, боеприпасами, лекарствами и провиантом. При этом все делалось тайно, так как Россия официально отказалась поддержать греков. В апреле 1824 года сам Варваци отправился на охваченную огнем родину…


Великий благодетель нации

Пока кружным путем добирался в Грецию, узнал о катастрофе на Псаре. Остров сильно пострадал после нападения объединенной турецко-египетской эскадры. Была уничтожена или продана в рабство половина семитысячного населения самой Псары и половина двадцати четырех тысяч беженцев с других островов, нашедших здесь приют.

Спасшихся псариотов Варваци нашел на Пелопоннесе. Он обеспечил всех едой, одеждой, оружием для продолжения борьбы, дал им деньги для выкупа родственников из плена.
В Нафплионе — временной столице греческого государства — Варваци выступил в парламенте, призывая греков забыть внутренние распри и объединиться для окончания борьбы. На пост правителя страны он предложил Иоанна Каподистрию. Тогда это предложение не прошло, но в 1827 году Каподистрия возглавит Грецию.
Самого же Варваци греческий парламент единогласно под аплодисменты объявил «Великим благодетелем нации».

Больше года, до самой своей смерти 12 января 1825 года, пожилой таганрогский помещик вновь жил и сражался на родине. Похороны в Афинах прошли скромно. Парламент объявил всегреческий траур.
Памятник Иоаннису Варвакису в центре Афин.
Памятник Иоаннису Варвакису в центре Афин.
...Когда его дочь Мария в 1820 году сочеталась браком с Николаем Комнино, специальным Указом Сената, за личной подписью Его Императорского Величества Александра I, их потомкам даровано было право носить двойную фамилию — Комнино-Варваци с причислением к Российскому дворянскому сословию.

В Таганроге после него остался не только монастырь (просуществовал до 1920-х), но и каменный дом при нем, в котором в 1818 году открылась городская больница. Более того, на свои средства в подаренном Таганрогу загородном имении Варваци основал первую больницу богоугодных заведений и детский приют. Вкладывал деньги в строительство церквей и замощение спуска к морю, названного его именем.

Писатель и историк Евгений Карнович указывал в книге «Замечательные богатства частных лиц в России» (1885 год): «По достоверным сведениям, во время своей жизни в России Варваци употребил на разные благотворительные дела до 1,5 млн рублей. Вообще же он пожертвовал в России на общественную пользу до 3,5 млн и 1,4 млн рублей предоставил в пользу Греции». В переводе на современные деньги это десятки миллиардов рублей.

Греки помнят своего героя. В центре Афин на его могиле установлен величественный памятник. Главный афинский рынок называется Варвакиос (был построен на пожертвования купца).
В 2012 году режиссер Яннис Смарагдис снял самый дорогой в истории греческого кинематографа (8 млн евро) фильм «Пираты Эгейского моря». Иоанниса Варвакиса в нем сыграл известный немецкий актер Себастьян Кох («Жизнь других»), а Екатерину Великую — Катрин Денев (из российских звезд задействованы Евгений Стычкин и Ольга Сутулова).
Себастьян Кох в роли Иоанниса Варвакиса. Кадр из фильма «Пираты Эгейского моря».
Себастьян Кох в роли Иоанниса Варвакиса. Кадр из фильма «Пираты Эгейского моря».
Вот что режиссер Смарагдис говорил о своем главном герое: «Если бы каждый из нас последовал примеру Варвакиса, то сегодняшняя Греция определенно была бы другой».

Партнер проекта «Гражданин Таганрога» — банк «Центр-инвест». Один из лидеров отрасли на Юге России, «Центр-инвест» с 1992 года развивает экономику региона, поддерживает малый бизнес и реализует социально-образовательные программы. В 2014 году при поддержке банка создан первый в России Центр финансовой грамотности. Сейчас их пять: в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Таганроге, Волгодонске и Волгограде. Уже более 1 млн человек получили бесплатные финансовые консультации. В их числе школьники, студенты, предприниматели, пенсионеры.
В 2021—2022 годах «Нация» и «Центр-инвест» создали проект «Гражданин Ростова-на-Дону».
Логотип Журнала Нация

Похожие

Новое

Популярное
Вся власть РФ
1euromedia Оперативно о событиях
Маркетплейсы