«Режиссеры самых смешных мультфильмов, как правило, люди с хмурыми лицами»
События

«Режиссеры самых смешных мультфильмов, как правило, люди с хмурыми лицами»

Автор мультфильма из индийского чая Наталья Мирзоян — о современной анимации в России.

автор Ольга Майдельман/фото, иллюстрации архив героини, заглавная — кадр из м/ф «Привет, бабульник!».

10 Октября 2020





Мне кажется, Родина и сама сознательная жизнь начинается все же не с картинки в букваре, а с мультфильмов. Они нас формируют не меньше, а главное, раньше начинаются. Мультфильм молодого российского режиссера Натальи Мирзоян «Пять минут до моря» настолько хорош, что собрал уже 40 призов на фестивалях по всему миру, а ее трогательный «Привет, бабульник!», сделанный на «Союзмультфильме», награжден на двух главных анимационных премиях России. Вот только увидеть их непросто. Почему?

— Вообще как принимают русские мультфильмы на международных фестивалях? Насколько высок уровень нашей анимации в сравнении с мировыми лидерами?
— Очень высок. Талантливых аниматоров у нас много, и я бы не сказала, что к русским есть какое-то предубеждение. Правда, раньше я нередко слышала от зарубежных аниматоров: «У вас в России почему-то только сказочки делают». И это правда, у нас мало серьезной социальной анимации. Хотя с каждым годом ситуация меняется, наши часто получают призы на ведущих фестивалях мира. Ну, вот недавно в Анси (Annecy Festival, международный фестиваль анимационных фильмов во Франции. — «Нация») Гран-при выиграл Кирилл Хачатуров с очень экспериментальным фильмом «Naked». Константин Бронзит часто берет призы за границей, Саша Свирский, Леонид Шмельков и много других крутых авторов.

— Да, у Бронзита не совсем сказочки, но «Оскара» он все же не взял (в 2016-м в числе номинантов был его мультфильм «Мы не можем жить без космоса». — «Нация»).
— Нет, ну это другое, «Оскар» получают специфические фильмы. Вот в этом году среди короткометражек победил мультфильм «Hair Love», где мама главной героини — чернокожая онкобольная. На мой взгляд, слишком слезливый. Мне не понравился.

— А как вам «Клаус» — испанский мультфильм от Netflix, который был одним из номинантов «Оскара-2020»?
— Не совсем мое кино, скажем так. Большинство фильмов, которые гремят на фестивалях, максимум попадают в лонг-лист. «Оскар» не показатель качества. Много шума из ничего. И то, что там оказался фильм Бронзита, скорее исключение из правил. Видимо, так хорош, что его не могли не взять. А система отбора, насколько я знаю, такая: за само попадание в номинацию голосуют профессионалы из секции анимации, но решающий голос — дать статуэтку или не дать — у академиков всех секций. Там уже больше вопрос пиара: кто лучше пропиарится, тому и дадут. И за последние годы я не помню, чтобы «Оскар» давали чему-то приличному. Но шедевры там иногда все же появляются. В этом году среди номинантов был «Я потеряла свое тело» Джереми Клапена, потрясающая работа, тоже от Netflix. А в короткометражном конкурсе — два кукольных студенческих фильма, тоже очень сильных.

— Кстати, те, кто работает с Netflix, говорят, что это райское место для творчества. Люди верят в твою идею, дают деньги и не лезут управлять. И очень многие проекты Netflix выстреливают: по сериалам они едва ли не лучшие в мире сейчас. Что это значит: что остальные студии и продюсеры перестраховываются, и что зритель не такой уж попкорновый дурачок, каким его видят?
— Конечно, зритель не такой попкорновый дурачок. Вообще вкус любого зрителя можно воспитать. И можно, и нужно. Если год из года ему будут показывать одинаковое гламурное 3D, он его и полюбит, выбора нет, а покажут графически изысканные вещи, как «Эрнест и Селестина», и ему тоже классно зайдет. Но у нас в России продюсеры очень… трусливые, что ли. А Netflix, мне кажется, хорошо секут, что здорово на фестивалях идет, кто интересный автор, и начинают с ним работать, вот сейчас готовится большой и очень интересный проект с известными кукольными аниматорами. И круто, что люди, которые действительно талантливы, имеют возможность делать крупнобюджетные фильмы. В общем, я к этой компании очень хорошо отношусь, слава богу, что они есть.

— А в России — кто те люди, что выводят хорошие мультфильмы в бестселлеры?
— В России все иначе. Сейчас происходит вот что: аниматоры, у которых есть определенное количество фестивальных призов, могут получить грант на финансирование авторского полнометражного мультфильма. Насколько эти бюджеты сопоставимы с коммерческим кино, я не знаю, подозреваю, что они намного меньше, но здорово, что с этого года появилась сама эта возможность. А в короткометражные авторские мультфильмы наши продюсеры вообще обычно не вмешиваются, в мои, по крайней мере.

— Да, но насколько я знаю, ваш сериал «Королевство М» остался незаконченным именно потому, что продюсер посчитал его слишком сложным для детей. Кстати, своих детей я не могла оттащить от экрана. Они не поняли, где он сложный.
— А вот нашему продюсеру не понравилась эстетика, он хотел традиционную картинку, с более яркими красками, без коллажей, в общем то, чего уже и так полно. Мы с Машей Якушиной, художником фильма, хотели наоборот — альтернативу, что-то более эстетское. Потому что я убеждена: если хорошо сделано, зрителю понравится. Но до зрителя он просто не дошел, продюсер им не стал заниматься, а сериал — это вещь, которую надо раскручивать, на телевидении том же. В общем, мы сделали 26 двухминутных серий, и всё.

— А продюсера нельзя сменить?
— Это сложно. Все права у студии, где я работала. Усилий наших жаль, и сериал, как мне кажется, кайфовый, но о нем мало кто знает, мало кто видел.

— Сейчас наши продюсеры более лояльны к авторской анимации?
— Все свои фильмы, кроме последних двух, я делала на студии «Петербург». Это большая студия, которая производит «Смешариков», авторские проекты для них — не главное направление, ими никто особо не занимается. Обычно делаешь все сам, у себя дома, аниматоров, если нужно, тоже сам ищешь. Я свои мультфильмы сама стараюсь отправлять на фестивали. Если сравнить с тем, как работают коллеги за границей, это небо и земля. Продюсеры приезжают на фестивали, пиарят свой фильм, переживают за него, шумят о нем в соцсетях. Но со стороны нашей студии не было никакого пиара. И не потому, что студия плохая, а просто у них не хватает ресурсов, да и интересы другие — сериалы и полнометражные фильмы. Поэтому пиаром обычно занимается режиссер, а это тоже большая работа.

«Союзмультфильм», наоборот, нацелен на короткометражки; пока я делала «Привет, бабульник!», чувствовала переживание и трепет: менеджеры, редакторы, все хотят помочь. Но это был не совсем мой авторский мультфильм, а зрительский, для детей. И я не знаю, готов ли «Союзмультфильм» поддержать фильм для совсем взрослой аудитории. У нас в стране, к сожалению, до сих пор жив стереотип, что мультики — только для детей. Если, не дай бог, мультфильм нельзя смотреть с ребенком, вообще непонятно, зачем он! Это обидно, за границей немало людей интересуются авторской взрослой анимацией.

— А как вообще производство мультфильмов происходит за границей?
— За границей перед производством мультфильма делается проект и начинаются питчинги. Питчинг — это когда автор представляет свой проект, чтобы найти финансирование на него. Это дает продюсерам возможность выбрать более качественные идеи, а авторам — развернуться в технологиях анимации. И обычно короткий метр имеет ко-продюсеров, то есть это бюджет не из одной страны, а из нескольких.

Наши продюсеры довольно ленивые, ведь есть госбюджет. Но этого госбюджета еле хватает, все делается на коленке, анимировать, например, мне иногда приходится самой, бесплатно, потому что нечем платить прорисовщику. Вот это очень печально.

— И какой бюджет необходим 7-минутному мультфильму?
— В том-то и дело, что разный. Одно дело — рисованный, которые, как правило, дороже, другое — компьютерная перекладка. В России выдается стандартная сумма на одну минуту картины, это там, где вы видите «при поддержке Министерства культуры РФ». И неважно, в какой технике он будет сделан.

— Вот, кстати, у вас всегда очень разные стили и техники. «Чинти» сделан ведь полностью из чая?
— Да, из разных сортов: зеленый, черный, мате, ройбуш, — всего штук двадцать. Ну, да, мне нравится пробовать разное.

— Самый удивительный мультфильм по технике исполнения, который вы видели?
— Пожалуй, «Bigger Picture» Дейзи Джейкобс — это английская киношкола, у них всегда техника крутая. Это частично плоские рисунки на стене — в человеческий рост, частично объемные куклы и настоящие предметы, в общем, очень впечатляющая работа, навороченная. Или вот последний нашумевший «Acid Rain», он сделан на компьютере, в технике mock-up, при этом отрендерен (визуализирован) как двухмерный.

— А какие новые технологии у анимации в арсенале?
— Сейчас в мире приветствуется все, что делается руками, вручную отрисовывается. И каждый раз кажется, что уже ничего нового в анимации не придумать. И каждый год мы все равно видим фильмы с новым уникальным подходом.

— Я смотрела ваши мультфильмы с детьми. И несколько вопросов будут детскими, можно?
— Ой, давайте! От серьезных тем отойдем, наконец.

— Такой вопрос: как становятся мультипликатором?
— На самом деле, кто как. Только надо понять, кем ты хочешь быть: режиссером-аниматором или человеком, который анимирует, — это разные профессии.
Если осознанно, то люди идут учиться в институты, в Москве есть Школа-студия «Шар», одна из лучших у нас. Есть ВГИК, очень традиционный по своей схеме обучения. В Высшей школе экономики неожиданно есть кафедра анимации по режиссуре, очень сильная. Но можно и другой дорогой пойти. Я вообще по профессии социолог, у меня была только художественная школа, и еще я училась станковой графике. В 22 года я просто пришла на студию, «Смешарики» только год как начались, и устроилась работать аниматором: делала так, чтобы эти круглые персонажи двигались. И спустя какое-то время Денис Чернов (главный режиссер сериала «Смешарики») предложил мне попробовать себя в качестве режиссера.

А потом Анатолий Валентинович Прохоров, худрук студии, увидел, что я что-то там рисую в нерабочее время, и предложил сделать свой мультфильм — сама бы я, может, даже не додумалась до этого! Я сделала «Дерево детства». И это был первый авторский фильм на студии «Петербург». Потом и другие режиссеры получили такую возможность; вот Рома Соколов у нас очень крутой режиссер, обожаю его работы.

— В итоге вы 10 лет работали над «Смешариками». Еще детский вопрос: почему они такие крутые, забавные и их любят все?
— Не знаю, насколько все. Все дети?

— Я с удовольствием смотрю вместе с ними. А вообще сериал для какой аудитории задумывался?
— Вот у меня сейчас дочка начала смотреть, к моему счастью, и, хотя я все серии знаю наизусть, а часть сама срежиссировала, с удовольствием пересматриваю тоже. На самом деле все просто: у нас был гениальный сценарист Алексей Лебедев. Объективно я считаю, что он лучший сценарист России. И мне кажется, это все благодаря Лешиным сценариям. Я сейчас с удовольствием работаю над его авторским сериалом «Петя и Волк», с хорошими сценариями работать — великое счастье. Вся тайна в этом. Они смешные, и у них всегда есть второе дно. Такой вот простой секрет.

— У «Смешариков» счастливая зарубежная судьба? «Маша и медведь» прямо триумфально прошлись.
— «Смешарики» вообще были первым мультсериалом России. Они хорошо продавались в Китай, Америку, Европу, но такого колоссального успеха, как у «Маши», у них не было, слишком много диалогов и близкой российскому менталитету тематики. А «Маша» — это же экшн, диалогов там нет, все просто.

— Проект «Смешарики» не закрыт? Что с ним сейчас?
— Недавно начали новый сезон двухмерных «Смешариков», они ведь последнее время стали 3D. Решили вернуться к старому формату, что меня, если честно, радует.

— Еще про профессию: у нас, журналистов, работа с виду скучная, а у аниматоров как?
— Безумно скучная (смеется). Самое плохое в этой профессии — несоответствие потраченного времени и результата. Чтобы сделать авторский мультфильм на семь минут, нужен как минимум год. А если это что-то выдающееся, то года три или даже больше. И зачастую надо работать по 8-10 часов в день не вставая. А гореть три года маленькой идеей — непросто.

— В общем вы совсем не смеетесь, когда работаете.
— Смеемся. Когда придумываем, как из смешного сценария сделать еще более смешной мультфильм. Это увлекательный процесс. Я люблю придумывать; пока делала «Пять минут до моря», очень им горела, иногда даже по ночам лежала и думала. Это большое счастье. Но непродуктивное.

— Просто дети уверены, что не может хмурый человек придумать «Смешариков».
— Ну, как правило, режиссеры, у которых самые смешные мультфильмы, в жизни ходят с хмурыми лицами. А в целом, если ребенку кажется, что это очень весело — делать мультфильмы, хочу его разочаровать. Но есть отдушины — анимационные фестивали. Вот там точно весело!

— Не могу не спросить: ваш топ-3 мультиков всех времен и народов, которые вы посоветовали бы показать детям.
— Именно короткометражных? А-а-а… (долго смеется). Это сложно. Хочется же что-то небанальное… Так. Могу посоветовать мультфильм британца Марка Бейкера, «Hill farm» называется. Марк Бейкер — это создатель «Свинки Пеппы», но у него есть три авторских коротких метра, совершенно потрясающих, все три номинировались на «Оскар». Еще «На краю земли» Константина Бронзита. Из наших я бы еще посоветовала все фильмы Ивана Максимова, это неочевидный выбор, но я считаю, что смотреть с детьми их можно и нужно, они очень развивают фантазию. Моя дочка очень любит это все. Тут, конечно, сложно советовать, мультфильмов хороших так много. Вот у Дины Годер есть блог «Все, что движется», он про авторскую анимацию, а еще у нее появляются обзоры «Что посмотреть с детьми». Там классные подборки. Со ссылками.

— А какой из мультфильмов вас саму зацепил в детстве?
— Мне очень нравились «Бременские музыканты», вся эта хипповая эстетика, песни, призывы к свободе. Я до сих пор очень сильно ценю свободу во всем, возможно благодаря этому мультфильму. Такой, чтобы тронул — «Варежка». «Ежик в тумане» мне очень нравился. Но я росла в 90-е, когда у нас уже появился Дисней, и честно говоря, он меня тогда больше впечатлял, все эти «русалочки», хотя сейчас — нет, совсем не моё.

— Волнующий вопрос и, наверное, болезненный: почему мы не видим авторских мультфильмов на телевидении? Даже сделанных на «Союзмультфильме».
— Мне кажется, это вопрос не к анимации, а к госполитике в культуре. Надо чтобы в показе были заинтересовано прежде всего государство. Мои «Чинти» и «Пять минут до моря» шли по телеканалам во Франции и Японии. Там показ авторского мультфильма на ТВ — в порядке вещей. В России такого и близко нет. Вот в советское время «Ежика в тумане» крутили по телевидению, поэтому его видели все, а выйди он сейчас — никто б о нем и не знал.

— Чего не хватает России сейчас в смысле мультиков?
— В первую очередь, стратегии по отношению к своим мультфильмам. Если на производство государство выделяет небольшой бюджет, то потом — совершенно не интересуется результатом. На работу деньги дало, а что получит, ему в общем-то все равно. Чтобы мультфильмы доходили до зрителя, нужна воля государства. Потому что сами каналы больше думают о том, как заработать, а не как развить мыслящего человека. К счастью, у каждой студии, которая делает свои, штучные, фильмы, есть каналы на ютьюбе. Любая мама может порыться в интернете и найти для своего ребенка что-то получше, чем показывают на «Карусели». Но, в основном-то, люди не парятся: включили канал и посадили детей перед экраном.

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.