Писатель Рубанов дает простой совет родителям первоклашек
События

Писатель Рубанов дает простой совет родителям первоклашек

Колумнист «Нации», отец двоих детей — о том, чему нас учит семья и школа.

30 Августа 2018

Наш постоянный автор, писатель, лауреат престижной премии «Ясная Поляна» за роман «Патриот» в 2017 году, сценарист фильма «Викинг» и сериала «Мурка» для Первого канала, Андрей Рубанов еще и отец двоих детей. Сына он повел в 1-й класс в 2000-м, дочка станет школьницей в следующем году. Попросили Рубанова написать колонку к 1 сентября.


Я много знаю про детей и про то, как их воспитывать.
Больше меня про детей знает только моя мама, она 20 лет работала учителем и еще 30 — возглавляла управление образования города Электросталь: в ее ведении находились 50 учебных заведений, включая детские дома, школы для трудных подростков и интернаты, а также комиссию по усыновлению.
Каждый год 1-го сентября я звоню ей и спрашиваю, какое это у нее по счету 1-е сентября, и мама отвечает: «Пятьдесят второе» или «пятьдесят третье».

Мой дед построил Узуновскую среднюю школу, сейчас на ее фасаде висит мемориальная доска с его именем; моя бабка преподавала в этой же школе, в начальных классах,
мать и отец тоже — физику и русский язык.
Я сын и внук сельских учителей.
Мои деды и родители за треть столетия выучили около трех тысяч мальчиков и девочек, доведя их от первого класса до последнего, до поступления в высшую школу.
Все, что я тут скажу, — это аксиомы, подтвержденные десятилетиями самой жесткой практики. 

Опытный учитель, посмотрев на первоклассника и его родителей, уже знает, чего ждать о ребенка.


Человека создает, конструирует семья. Отец, мать, или только мать, при отсутствии отца, и еще братья и сестры, ближайшие родственники, те, кто всегда рядом с малолетства.
В семь лет мы приходим в школу уже совершенно сложившимися людьми.

Когда маленький человек, в возрасте 7 лет, начинает ходить в школу — все меняется. Школьный учитель общается с ребенком на протяжении 5-6 часов в день. Тогда как собственная мать — только 2-3 часа, рано утром и поздно вечером. В остальное время она работает, живет социальной жизнью, ведь рождением конкретного ребенка ее судьба не исчерпывается.
В начальных классах учитель становится для ребенка не менее близким человеком, чем родитель.
Из-за этого странного казуса возникает недопонимание между неопытными родителями маленьких детей и педагогами начальной школы, переутомленными, низкооплачиваемыми, но, как правило, весьма компетентными людьми, коим имя — легион, от Магадана до Калининграда.

В России 600 тысяч воспитателей детских садов, 1 миллион 200 тысяч учителей средних школ, 500 тысяч преподавателей профессионального образования, и еще 200 тысяч человек обучают высшим знаниям.
В сфере российского образования таким образом — в диапазоне от яслей до университетов — трудится около 3 миллионов человек.
Конечно, в такой огромной структуре давно сложились сильные и непоколебимые внутренние правила и установки.
Здесь очень низкая текучесть кадров. Педагог, окончив институт и устроившись в школу, либо уходит спустя год, либо остается на всю жизнь: работа с детьми — это своего рода наркотик.

Опытный учитель, посмотрев на первоклассника и его родителей, уже знает, чего ждать о ребенка.
Не все понимают, что школа — важнейшая площадка для социализации маленького человека; там он растет не сам по себе, но в коллективе, и воспитывается он тоже не единственным педагогом, но коллективом педагогов, где каждому помогают коллеги. Таков один из базовых принципов нашей педагогики — коллектив учителей работает с коллективом детей.

Среднее образование увенчивается уродливым финалом под названием ЕГЭ: последние два года ученик учится разгадывать ребусы, и больше ничем не занимается.


Черпает ли ученик знания из учебника или из интернета — не так важно; гораздо важнее побудить в ребенке собственно тягу к знаниям.
Опасаться, что интернет заменит живого учителя и рекомендованный министерством учебник, не надо. Два источника знания — учебник плюс интернет — всегда лучше, чем один. Кроме того, огромное множество людей, как детей, так и взрослых, вообще не умеет самостоятельно искать и усваивать информацию, для этого им нужен посредник, то есть, собственно, преподаватель.

В школе у моего деда дети доярок и скотников ставили спектакли, танцевали, пели на три голоса, играли на музыкальных инструментах, в том числе и рок-н-ролл. Девочки учились водить трактор и пахать на том тракторе.
Школа должна прививать всесторонние интересы, и, главное, привычку к труду.
Ребенок либо работает на уроке, если ему интересно, либо не работает, и получает двойки.
Привычка к труду тоже прививается сначала в семье.

И, наконец, еще одно, важное: по советской традиции школьный учитель — человек авторитетный, носитель определенной морали. Учитель не может в свободное время просто сесть в кафе с бокалом вина: не дай бог в то же кафе зайдут его ученики, а еще страшнее, если зайдут родители.

Если в семье ребенку внушают, что его учитель — дурак и неудачник, раб системы, такой ребенок не будет хорошо учиться.

Система образования в России, на мой взгляд, перекошена, валится набок. С одной стороны, она сохраняет важнейшую советскую традицию передачи фундаментального знания: когда всякий ученик обязан одинаково хорошо разбираться и в алгебре, и в литературе.
С другой, многолетнее среднее образование увенчивается уродливым финалом под названием ЕГЭ: последние два года ученик учится разгадывать ребусы, и больше ничем не занимается.
ЕГЭ уже аукнулось нашей родной культуре: в стране резко упал уровень грамотности — каждый видел грамматические ошибки даже в титрах Первого канала.
Страшно представить, что такие же ошибки, только не грамматические, а инженерные, совершает конструктор самолета или космического корабля.

Количество знаний, вкладываемых в головы учеников, будет только увеличиваться. Это касается как средней школы, так и высшей. Пару лет назад я встречался со студентами факультета журналистики МГУ, и они пожаловались, что студенческой жизнью не живут, не влюбляются и пива не пьют — некогда. Головы от книг не поднимаем, сказали они, программа очень плотная.

Многие превозносят западноевропейскую или американскую систему, но продукты этой системы мы все видели: таковы американские сенаторы, которые яростно и многословно осуждают политику России по отношению к Украине, но при этом не могут найти Украину на карте мира.

Короче говоря, если для вас 1-е сентября наступило впервые — просто соберите ребенку портфель и отправьте в школу. Не бывает идеальных систем образования, не бывает идеальных учителей и идеальных школ, и поверьте: российская система пока остается одной из лучших в мире. Каждый год дети из России получают медали на международных олимпиадах, каждый год из страны уезжают десятки тысяч квалифицированных молодых программистов, физиков и химиков, бесплатно подготовленных российским образованием.

Просто объясните ребенку, что учиться — это труд, что халявы не бывает.
Гармонично развитый, целеустремленный человек учится всю жизнь.
Не знать чего-то, а потом узнать — это кайф, наслаждение. Знание — это сила, оно защищает нас, делает неуязвимыми.