«Муж-француз говорит, что мы, русские, очень суеверные»
События

«Муж-француз говорит, что мы, русские, очень суеверные»

Ростовчанка Елена Коссон переехала во Францию и сняла там свой первый фильм.

автор Яна Тищенко.

15 Ноября 2019

«#Москва-Руаян или что творят женщины» — дебютная французская кинокомедия ростовчанки Елены Коссон. Она же сценарист, продюсер и исполнительница главной роли. На премьере, которая состоялась в ростовском кинотеатре «Горизонт Cinema&Emotion», мы поговорили с Еленой о французском юморе и сложностях кинопроизводства для новичка.

— Ваша семья как-то связана с миром кино?
— Нет, родители по-прежнему живут в Ростове и заняты в совершенно другой отрасли. Мама до сих пор в шутку негодует, что я не пошла по ее стопам и не продолжила небольшой семейный бизнес по производству одежды. В детстве я очень много времени проводила с ней на работе.

— Что в Ростове кажется самым интересным, красивым — когда смотришь на него из далекой Франции?
— Даже если меня привезут в Ростов с завязанными глазами, все равно пойму, где я. У этого города есть особенный запах — смесь степи и ветра. Ростов преображается с каждым годом и становится красивее. Когда мы с мужем гуляли здесь свадьбу, то привезли с собой 25 гостей из Франции. Им Ростов очень понравился: центр города, Левый берег Дона. А еще здесь безумно вкусно! Такой кухни, как у нас, поверьте мне, нет нигде. Я до сих пор считаю Ростов своим родным городом. Когда я, находясь во Франции, собираюсь сюда, то оговариваюсь, вольно или невольно: «Все, я поехала домой».

— Вы рассказывали, что стояли с мужем перед выбором: жить во Франции или в России. Он правда готов был променять благополучную Европу на холодную Россию?
— Мне никогда не хотелось жить за границей. И я всегда говорила, что замуж пойду только за русского. А судьба распорядилась вот так. Но в итоге проще было переехать мне, потому что я хорошо знала язык. Окончила французскую гимназию №45, где дают сильную языковую базу. До замужества окончила Финансовую академию при правительстве РФ в Москве, работала в сфере финансов. Последним местом был инвестиционный департамент «Курортов Северного Кавказа». Мы строили горнолыжные курорты в Архызе, в Чечне, на Эльбрусе. Мой муж работает в банковской сфере.

— К чему вам, русской, было сложнее всего привыкнуть во Франции? И наоборот, что было самым странным в России для вашего мужа?
— Муж всегда подмечает, что мы, русские, очень суеверные. Когда он приехал в первый раз, я его быстренько отучила свистеть в доме (смеется).
Еще ему непонятны наши интонации. Ему кажется, что мы говорим на повышенных тонах, грубим, угрожаем друг другу. Когда мы приходим в какую-нибудь госучреждение, и я с кем-то из чиновников общаюсь, он часто напрягается, уточняет: «Тебя не обижают? Все нормально?» Я успокаиваю, да, мы просто так разговариваем.
У меня, пожалуй, и не было никаких сложностей, я легко адаптируюсь к любым новым условиям. Для меня главное, не где, а с кем. Единственное, чего мне там действительно не хватает — людей, с которыми можно было бы поговорить по душам.

— Расскажите о фильме. Кому пришла в голову его идея?
— Мужу. Он же и автор сценария. Переехав во Францию, я поступила в театральную школу. Это была давняя мечта. Стала ходить на кастинги, но мне предлагали исключительно роли девушек легкого поведения, видимо, из-за славянской внешности и распространенных клише. Я от таких ролей отказывалась. И вот однажды муж предложил: «А давай снимем фильм сами». Что?! Поначалу это казалось чем-то нереальным, неподъемным, мы не знали, с какой стороны к этой горе подойти. Но в итоге все получилось.

— Как долго вы его снимали и во сколько он вам обошелся?
— Сами съемки шли всего месяц. Иногда по 7 дней в неделю с утра до вечера. Съемочный процесс — дело недешевое, и мы заранее спланировали очень плотный график. А вообще с момента создания собственной продюсерской компании до выхода фильма в прокат прошло два года. Это очень мало. Средний срок производства фильма во Франции — 4-5 лет. И по стоимости наша картина получилась очень бюджетной. Точную цифру не назову, но, чтобы вы понимали, средний бюджет французского фильма — 4,5 млн евро. Так вот, наш фильм гораздо дешевле. 70% — наши личные сбережения, остальное — частные инвестиции.

— Ваш фильм считается французским? А ведь у них национальное кино защищается на госуровне: ему дают больше экранов и всякие другие преференции. Коснулось ли эта защита вас?
— Да, фильм французский. В стране достаточно неплохо финансируется и поддерживается свое кино, но для первого фильма частной продюсерской компании получить какую-либо поддержку нереально. Может, был бы шанс, если бы режиссер уже был, скажем, призером Каннского фестиваля по «короткому метру». Но у нас такого не было. И поэтому мы все делали сами. Без первого фильма нас никто даже слушать не стал.

— Коротко, без спойлеров, расскажите, о чем фильм.
— О двух подругах, которые отправляются в путешествие. Одна из них, пережив разочарование в карьере и любви, хочет в корне изменить свою жизнь. Во время путешествия девушки попадают в курьезные ситуации. Это такой легкий добрый фильм про мечту, которая сбывается, если не бояться к ней идти, но и про судьбу, от которой все равно не уйти.

— Для кого ваш фильм понятнее и смешнее — для русских или для французов?
— Юмор в этих двух странах отличается, конечно, но русские зрители прекрасно понимают французские комедии — еще со времен Де Фюнеса, Ришара и Депардье. Вообще, мне кажется, что русский зритель глубже и веселее воспринимает наш фильм.

— Дайте пару советов тем, кто собирается снять свой первый фильм.
— Нужно быть готовым к тому, что всему придется учиться очень быстро. И очень много работать. Надо уметь адаптироваться к различным форс-мажорам, к погодным условиям. Еще очень важно найти в свою команду правильных людей. Это вообще, может, главный залог того, что у вас вообще что-то получится. Французы — вы же знаете? — любители побастовать (смеется). Мне рассказывали разное про кинопроизводство во Франции. Например, как ровно в 18:00 техники, операторы выдергивают вилки из розеток, сворачивают технику и уходят; и не важно, что это происходит в разгар съемки важной сцены.

— Несколько сцен было снято в родном Ростове. Зачем и почему?
— По сюжету нам нужно было снять сцену из детства героини с ее родителями. Когда мы начинали этот фильм, мы не знали, это разовая акция или фильмы у нас еще будут. Поэтому мне захотелось, чтобы в кадре обязательно были мои мама и папа. Родители живут в Ростове, и проще было мне приехать и снять их дома. И тут же найти девочку, которая была бы похожа на меня в детстве. Я нашла ее в своей гимназии. Еще одна сцена снята в парке Вити Черевичкина.

— Француженки — как они вам? Правда, что у них особый шарм или это миф?
— Да, это уже больше миф, уходящая натура. У женщин в возрасте тот самый шарм еще присутствует. На улице ты встретишь много старушек, которые выглядят блестяще, ухоженны, одеты с иголочки, день начинают с салона красоты. Молодые женщины — нет, большинство одевается в стиле урбан, который лично мне непонятен. Яркая отличительная черта современных француженок — независимость. В массе своей они не рассчитывают на мужчину, только на саму себя. У нас, в России, мне кажется, женщины все-таки все еще хотят быть за мужем.