Хамиль, Рем Дигга, Олег Груз и Егор Псих — о баттле Оксимирона и Гнойного
События

Хамиль, Рем Дигга, Олег Груз и Егор Псих — о баттле Оксимирона и Гнойного

«Детский утренник — тоже баттл. Дети учат стихи, волнуются, соревнуются».

автор Мария Погребняк

15 Августа 2017

В минувшее воскресенье на YouTube выложили запись самого обсуждаемого рэп-баттла последних лет — поединка Оксимирона и Гнойного. Меньше чем за два дня часовой ролик набрал больше 11 миллионов просмотров.
«Нация» спросила у рэперов-земляков, что они думают о схватке Оксимирона и Гнойного и о баттлах в целом.

Олег Груз


— Ничего нового в этом я не увидел. Старый жанр. Меня, в общем-то, зацепило: плотность такая высокая, концентрация панчлайнов, как они это называют. Но мне не понравился гонор. Как будто два хирурга, блин, спасают человеческие жизни. Проще немного надо быть, в частности, Мирону. А Гнойный — он такой нигилист, мне импонирует такой стиль. Но в целом: что они хотели сказать? Вот я посмотрел баттл, потратил час жизни, и что я получил, кроме цитаты из Гумилева (цитировал Оксимирон. — «Нация»), которая была не совсем к месту?

Мне больше понравился Гнойный. Конкретно в этом баттле. Потому что я не ожидал от него ничего особенного. Просто увидел парня, который спускал с горы другого парня, который сам туда забрался и объявил себя королем. Согласен с тем, что это заслуженная победа Гнойного. Мирон не смотрелся, скажем так. Но понятно: армия фанатов, они на руках вынесут. Но мне было скучно смотреть на Мирона, эта его серьезность, напыщенность… Насчет того, что это главный баттл за несколько лет — да ерунда полная все эти баттлы. Что я как зритель вынес оттуда, что я с собой возьму в будущее?

У меня друг есть, в Ростове живет, пианист, вот он по поведению такой же, как Гнойный. Прямо вот такой же! Делающий тебе одолжение уже тем, что он с тобой общается. Я понимаю таких людей, они делают себя на отрицании чужих творческих заслуг. То, что делает Мирон — это классический хип-хоп, «я-я-я», «обо мне, обо мне», я самый умный, самый сильный. Они оба молодцы, Мирон на «Олимпийский» идет. Но твой коммерческий успех никак не должен отражаться на человеческих отношениях. И его фраза в конце, мол, этот баттл — это «историческая ***** (фигня)», как он сказал. Да, конечно, ***** (фигня) историческая, абсолютно! Мне кажется, он немного поплыл на своих успехах.

Нет, я никогда не участвовал в баттлах, потому что прежде чем что-то сказать, надо подумать, а подумав, ты промолчишь. В принципе, в этом ничего сложного нет — написать, грубо говоря, три стиха, выйти и рассказать. Фристайлить, рождать прямо на месте смыслы — это сложнее, чем написать три стиха про своего оппонента. Любое поэтическое выступление — тоже хип-хоп баттл. Подумал, написал, вышел, рассказал. Утренник в детском садике — тоже хип-хоп баттл. Дети учат наизусть стихи, волнуются, соревнуются.

Но в любом случае это позитивно — потому что они (не дети, а рэперы) пишут стихи. Хорошие, плохие — второй вопрос. Занимаются поэзией, никого не убивают, не призывают к насилию. Но повторюсь, если бы я не посмотрел этот баттл — ничего не потерял бы. Посмотрел — ничего не поимел.


Хамиль («Каста»)

Марина Меркулова
Может, в ближайшее время посмотрю этот баттл. Просто я такой человек, я с головой погружаюсь в работу. Сейчас пишу сольный альбом. Закрываю глаза, вхожу в свое подпространство, открываю глаза — уже ночь. У меня нет времени следить за тем, что происходит вокруг. Все-таки альбом — это мое детище, реально маленький ребенок, за которым надо следить, каждый его шаг наблюдать. Друзья и близкие заставляют меня смотреть что-то: мол, что ж ты совсем темный.

Но априори я болею за Оксимирона. Я вижу, что он делает, и как бы к нему ни относилась толпа, как бы его ни провоцировали, я считаю, что он — творец и трудяга. Он в хорошем смысле повернут на своем стиле. Вообще мне ближе ребята, чьи истории похожи на нашу — мы не забивали на образование и в то же время оттачивали свой стиль.

Единственный баттл «Касты», с него мы, собственно, и начались как группа — это был фестиваль RapMusic в 1999 году. Нас пригласил Лигалайз, он был в жюри. Мы бились с московскими, петербургскими, екатеринбургскими группами, которые были не первый день в этой теме. Хотя перед началом нам говорили москвичи: «Ребята, что вы тут делаете, тут все места расписаны». Запугивали нас, провоцировали. Тем не менее, мы спокойно прошли первый этап, прошли в полуфинал, и бились там под биты с группой «Третий глаз» — это такие три чувака агрессивных, в жанре Onyx. И мы взяли гран-при, чего сами не ожидали. Вот тут и началась история «Касты». Мы вернулись в Ростов со своей наградой, и вскоре нас заметил продюсер, который начал нами заниматься. Да, тот баттл был таким мощным стартом, доказательством, что нам не кажется (смеется), что у нас получается.

Еще до того, в самом начале своей карьеры, мы проводили в Ростове вечеринки по пятницам, назывались «Хип-хоп пати». Помимо того, что ставили музыку и просто танцевали под нее, мы делали «вечер открытого микрофона». Дошло до того, что нас посещало по сто человек за раз. Незнакомцы выходили на сцену, брали микрофон, зачитывали свои тексты, и эти сто человек показывали либо большой палец вверх — круто, либо палец вниз, мол, фу, иди еще занимайся. И люди уходили, а потом приходили через неделю или две. Находили в себе силы и доказывали, что они достойны внимания. Вот эти «вечера открытого микрофона» были самой главной школой для всех нас. Потому что дома перед зеркалом ты можешь быть бесподобным, но окажешься ли таким, выйдя на сцену перед сотней человек?


Рем Дигга


В баттле с Оксимироном был такой панчлайн от Гнойного: «Вот Рем Дигга пел за Донбасс, за него люди шли в траншеи, А из-за тебя только Ургант нарисовал себе *** на шее». Речь идет о песне Рем Дигги «В огне» и пародии на баттлы от Ивана Урганта и Сергея Шнурова.


Баттл Оксимирона с Гнойным не смотрел. Ну, не мое это, и я не понимаю, почему это нравится другим людям. Как всегда с большим опозданием дошла до нас эта мода из Америки. И это все будет развиваться, уже урганты баттлятся. Но мне не нравится это кукареканье, это не для настоящих пацанов. По мне, настоящий пацан не будет слушать, когда ему в лицо говорят: «Ты — петух, я твою маму…». Не будет терпеть эти плевки, вонь изо рта. Короче, трэш беспонтовый. А я «старовер», и мне это не близко. То, что несут все эти топовые рэперы, — чепуха бездарная, если честно, это все некрасиво. Я люблю настоящие песни, я люблю Высоцкого.

У меня был опыт баттлов, в 2012 году. Я был финалистом баттла, самого большого в России, назывался «Девятый официальный Hip-Hop.RuBаttle». Много с кем баттлился, с Типси Типом, например. Да я такой рэпер был! Девять противников у меня было, все были крутые очень пацаны. Еще московский баттл был, не помню, как назывался. Его тип какой-то мутный делал, у меня был с ним конфликт, мне денег за него не заплатили (обещали финалистам призовые 500 тысяч), аферист оказался.

Сегодня я, наверное, уже слишком стар для баттлов. Я не хочу участвовать, не хочу никому ничего доказывать — хочу просто писать песни для людей.

Я новую волну рэпа не особо принимаю, чванство какое-то, пижонство. В моем кругу это все смешно слушается и смотрится. Молодежь, наверное, по-другому воспринимает — «круто, новые герои». Да бог с ними, пусть ребята дальше меряются. Баттлы — это хорошая попытка заявить о себе: реклама, концерты.


Егор Псих


Я даже не знаю, кто такой Оксимирон. Я слышал это имя много раз, но не более того. Может, это я какой-то неправильный рэпер. Но мне не нравятся баттлы: люди просто хают друг друга — что за прикол вообще.

Рэп стал моден, да. И мне ближе уличные самородки: они берут это из своей души, они вносят что-то свое в культуру. А те, которые имеют какую-то подушечку для попы, которые — коммерческий просчитанный проект, они могут рассказывать все, что угодно — я им не верю. Но самородков я тоже не слушаю, рэпа сейчас стало так много… Мне интересней почитать Шукшина, «Я пришел дать вам волю», или Виктора Гюго, «Отверженные». Читаю классику, да, потому что в детстве много упустил.

Хотя есть, например, «Каста». Вот это главный рэп, рэп, который управляет народом. Хотя сейчас спорят о них: стали они попсой, не стали. А они уже классика. Люди делают то, что они говорят. Баста — то же самое. Вот их по-настоящему интересно слушать.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: СЕРГЕЙ ШНУРОВ: «У МЕНЯ ЕСТЬ ТАКАЯ МАГИЯ — ИЗ ЛЮБОГО ЧЕЛОВЕКА СДЕЛАТЬ РУССКОГО»