«Интервью завалили, зато хорошо выпили с Deep Purple». Истории про «Радио Ростова»
События

«Интервью завалили, зато хорошо выпили с Deep Purple». Истории про «Радио Ростова»

Старейшая городская радиостанция уходит из эфира в интернет с 1 января.

автор Мария Погребняк

26 Декабря 2017

С 1 января 2018 года культовая рок-станция — «Радио Ростова» — уходит из эфира. На ее частоте 101,6 FM заработает региональный филиал Love Radio (входит в радиохолдинг Krutoy Media вместе с «Радио Дача», «Такси ФМ» и другими). После 25 лет в эфире «Радио Ростова» будет вещать только в интернете. 
Мы попросили бывших и нынешних сотрудников «РР» рассказать свои радиоистории.



«Радио Ростова» появилось в 1992 году. Сначала в основном ретранслировало «Голос Америки», «Радио Свобода» и прочее. В начале нулевых «РР» поменяло формат — начало вещать классику англоязычного рока. Кроме музыки, на радио были новости и фирменные прогнозы погоды — монологи американского шпиона, таксиста, советского диктора (их озвучивали профессиональные актеры). В 2014 «Радио Ростова» получило всероссийскую премию Radio Station Awards в номинации «Лучшая радиостанция Юга России».



Марина Атчикова

генеральный директор «Радио Ростова»

— Мы планировали полный переход в digital давно, последние два года разрабатывали интернет-проекты. Так совпало, что мы почти были готовы запускаться, и нам поступило предложение о продаже FM-частоты. Мы никого не искали, не продавали ее специально.
Это будет абсолютно новый формат потребления радио, по крайней мере, для Ростова. Для рекламодателей оно будет очень прозрачным и измеримым: они смогут видеть точные цифры, понимать размер аудитории. И для аудитории это тоже важно, это то, чего она хочет. Мы последние несколько лет видим, что люди уже не хотят навязываемый им продукт. Они хотят выбирать конкретную музыку, программы, хотят настраивать радио под себя.
С весны 2018-го «РР» станет кроссплатформенным радио: это мобильное приложение, сайт, интеграция в соцсети.
Наш формат, англоязычный рок, останется в приоритете. «Патруль» тоже будет существовать в новом формате, это изначально была разработка не для радио, а для digital.
Количество людей, которое сейчас слушают нас в сети, постоянно увеличивается: сейчас 15% аудитории слушает «Радио Ростова» только через интернет. Мы не занимались этим трафиком, не рекламировали, ничего для этого не делали специально, но рост идет постоянно. Интернет — это то, чего сейчас хочет аудитория.



Виталий Хачкинаев

автор программы «Выбор Билла» на «Радио Ростова»

— В 2003-м в Ростов приезжали Deep Purple. Мне на радио дали задание: запиши что-нибудь с ними. Группа отдыхала в клубе «Атлантида», мы познакомились еще год назад, и я говорю Иэну Гиллану: слушай, тут для радио надо, запиши что-нибудь. А диктофон не включается. Мы сидели и ковырялись вдвоем, думали, куда нажать. Наконец пошло! Гиллан начинает старательно говорить: «Это 101, 6 FM, для меня большая честь слушать это радио (ха, как будто он его слушал!), я сейчас дам вам интервью…» И тут — бац! — запись обрывается, записалось всего 19 секунд. Редакционное задание я провалил, но зато потом мы хорошо выпили — Гиллан очень любит водку. Я позвал его с женой как-нибудь половить раков, но он, конечно, не смог, хоть и обещал.
В том же году я участвовал во всероссийском конкурсе «Радиомания», сначала не хотел, был убежден, что всем там заправляют москвичи. Но руководство меня убедило попробовать: я наспех сделал передачку про женщин в рок-н-ролле (близилось 8 Марта) — подвывал, подвякивал, ну, в своем стиле. А потом выяснилось, что я стал одним из трех претендентов на победу в номинации «Лучший музыкальный ведущий страны». 149 станций участвовало! Правда, выиграл в итоге Михаил Козырев — председатель жюри этого конкурса.



Владимир Колодкин

экс-редактор службы экономического вещания «Радио Ростова»

— У нас в эфире был Игорь Виттель, известный бизнес-обозреватель. Такой маленький, лысый, на слоненка из мультфильма «38 попугаев» похож — о чем, кстати, знает и не стесняется. Мы разговаривали об особенностях бизнеса в России и принимали звонки от слушателей. До эфира Виттель был настроен скептически: какая-то местная станция, сейчас будут звонить девочки, бабки недовольные, деды-коммунисты. А нам звонят инженеры-конструкторы, специалисты по высокоточным системам, кандидаты экономических наук.
До эфира Виттель сказал, что у него больное горло, выпил коньячку, но вся коньячная расслабленность прошла буквально после третьего вопроса. Он просто обалдел и признался потом, что не встречал такую качественную аудиторию ни в одном миллионнике.
Помню еще свой эфир в день убийства директора «Стелла-банка» в апреле 2015 года — с представителями банковской отрасли. И слушатели, и гости эфира были на одной волне, говорили здраво и по делу. Я работал на многих станциях, но нигде, кроме «Радио Ростова», не чувствовал, что общаюсь с лучшими представителями города.



Анна Стрелецкая

экс-заместитель директора отдела новостей «Радио Ростова»

— У нас в студии в 2012 году режиссер Виктор Шамиров снимал сериал «Местные новости» для «России 1». Ему нужна была собственно студия, у нас она как раз очень крутая и эффектная, и ведущий. На роль ведущего выбрали меня. А это была третья или четвертая смена подряд, я измотана, синяки под глазами. Очень переживала насчет внешнего вида: как радийщик я не привыкла, что меня кто-то видит. Ничего, со второго дубля сняли. Но до сих пор не могу заставить посмотреть на себя на экране.



Тамара Кожурина

экс-ведущая прогноза погоды на «Радио Ростова»


— Идея прогноза погоды мне сразу понравилась: надо было сыграть типичного советского диктора. И я это делала больше, наверное, 13 лет. Только на «Радио Ростова» в такой прикольной форме преподносили погоду. Интерес был огромный, все звонили и спрашивали: а что это за женщина такая читает? Дошло до того, что каким-то слушателям удалось пробраться в студию, пока я записывалась. Выхожу, а они мне говорят: ой, а мы думали, вы такая жуткая тетка из Советского Союза, а вы нормально выглядите!
Когда у радио появились страницы в интернете, мы специально выложили видео, где я записываюсь, чтобы умерить интерес фанатов.
Как актриса, я понимаю, что эфирное радио — это как тот же театр. Это живая субстанция, которая растет, взрослеет. И, конечно, рано или поздно уходит.



Дмитрий Келешьян

музыкант, радиоведущий (на «Радио Ростова» делал программы «Тема дня» и «Те, кто»)

— У меня в эфире был один из основателей Uriah Heep Мик Бокс. Рассказывал, как у него в Шереметьево украли восемь гитар. А через год к нам приехал еще один участник Uriah Heep — Кен Хенсли. Жаловался, что не любит дожди в Англии, и поэтому переехал в Испанию. Правда, на Испанию он тоже жаловался — на своих испанских музыкантов, которые могут на 2-3 часа опоздать на репетицию.
Волнующей была встреча со Сюзи Кватро, знаменитой рокершей. У меня дома висел ее плакат, где она стройная, миниатюрная, с огромной бас-гитарой. К нам студию она тоже с гитарой приехала. Во время эфира Сюзи вдруг взяла со стола листик с ручкой и стала что-то рисовать, попутно отвечая на вопросы. После интервью протянула мне листочек: она нарисовала мне автопортрет с сердцем, пронзенным стрелой. Я даже смутился.
Я подружился с Вячеславом Бутусовым: беседа с ним в какой-то степени изменила мою жизнь. Он говорил, что отошел от рокерского образа жизни, где царствуют алкоголь и наркотики. Рассказывал, что после каких-то безумных гастролей его в больнице полгода буквально собирали по частям. Я тогда много для себя понял: нет ничего хорошего в саморазрушении, это бунт против собственной жизни, «назло маме уши отморожу». Примерно о том же я думал после интервью с Олегом Гаркушей: осознал, что музыканты больше не хотят насилия над собой, не хотят вливать в себя яд. И сам стал жить по-другому.
«Радио Ростова» — одна из самых демократичных станций. В своей программе «Тема дня» я мог говорить все, что думаю, поднимал острые вопросы. Меня на улице люди узнавали, говорили: то, о чем мы осмеливаемся говорить только на кухнях, вы говорите в микрофон! Все было круто, очень.



Кирилл Мантульников

программный директор «Радио Ростова»

— У «Радио Ростова» уникальный музыкальный формат, такой сейчас редко где встретишь. Часто приезжие, например, из Москвы, жалуются: вот, у вас крутая станция, у нас нет такого, хотя казалось бы, столица, должно быть изобилие. Этот формат я начал разрабатывать на стыке 1990-х и 2000-х, когда пришел на радио.
Мы тогда сидели в небольшом помещении на Петровской, в здании бывшего строительного института. Ретранслировали «Голос Америки», «Свободную Европу», «Радио Свобода», в общем, жили в атмосфере гласности. Ретрансляция кончилась, мы начали менять формат, стало больше музыки: причем сначала я ставил попсу типа Мадонны, а потом мы пришли к формату англоязычного рока. Были и «тяжелые» эфиры, с Korn и Skillet, потом было много классики: «битлы», Deep Purple и прочее. Сейчас мы решили омолодиться, но классику оставили, как изюминку. Для меня главная ценность «Радио Ростова», в том что оно — альтернатива попсе и прочей шняге.



Денис Селегин

экс-редактор новостей «Радио Ростова»

— Я пришел на радио с 12-летним опытом работы у микрофона. К тому моменту единственная работа, от которой я отбрыкивался, как бешеное копытное животное, — это была работа с новостями. Я не видел в них ни радости, ни счастья. На «Радио Ростова» я понял, что был категорически неправ: это тоже рассказы, истории, которые люди хотят слышать.
Каждый человек хоть раз думал, идя на работу: вот если б можно было на эту работу не ходить, заняться чем-то другим; ладно, я потерплю. Но сила «Радио Ростова» в том, что сама атмосфера располагала работать.
Самая мощная штука, которую вы вместе создали — «Патруль Радио Ростова», у которого нет и не было аналогов в стране. Мобильная команда журналистов в корпоративной одежде на брендированном автомобиле курсирует по городу, рассказывает о событиях прямо с колес. Добывает информацию и тут же выдает ее в эфир. Интерес к проекту после запуска был сумасшедшим, нас узнавали на улицах. В идеале это та работа, которой должен заниматься любой радиожурналист.
«Радио Ростова» накопило уникальный опыт, станция готова и может трансформироваться. Если руководители понимают, какое радио нужно этому городу, то они смогут обновить его. Возможно, в том, что слушателям больше не понадобится приемник, нет никакой беды.