«Эх, чтобы убить Гитлера в Таганроге, хватило бы одного партизана с гранатой»
События

«Эх, чтобы убить Гитлера в Таганроге, хватило бы одного партизана с гранатой»

Невероятные истории о войне от военного историка Владимира Афанасенко.

автор Анастасия Шевцова/заглавное фото Олег Кнорринг

«Эх, чтобы убить Гитлера в Таганроге, хватило бы одного партизана с гранатой»
Владимир Афанасенко (1951 г.р.) — старший научный сотрудник лаборатории истории и этнографии Южного центра РАН, специалист в области комплексного изучения проблем Великой Отечественной войны на Юге России.


Гитлер тайно едет в Таганрог

— Гитлер как верховный главнокомандующий на Восточный фронт выезжал много раз. Первая его поездка была связана с нашим регионом. Он приезжал сюда и позже, проводил в 1942 году совещание в Новочеркасске, но это было уже официально. А вот его первый тайный визит на донскую землю долгое время оставался в тени.

21 ноября 1941 года1-я танковая армия генерал-полковника барона фон Клейста захватила Ростов, но удержалась в городе всего неделю. 29-го немцы отступили к Таганрогу. А ведь Ростов — это ворота Кавказа, поход за нефтью в Майкоп, Грозный, Баку и далее до Персидского залива.
Причины оставления Ростова для Гитлера были не очень ясны. Немцы могли обороняться долго: сиди и отстреливайся с высокого берега. Тем более обороняла Ростов элита: личная охрана фюрера — дивизия «Лейбштандарт «Адольф Гитлер». Все по два метра ростом, чистые арийцы: голубые глаза, светлые волосы; с восьмилетней подготовкой спецназа. И эта элита бежала из Ростова.
Гитлер заподозрил своих генералов в предательстве и решил лично вмешаться в ситуацию. Сломал свой график, сел в личный самолет и через Полтаву прилетел в Мариуполь. Он вызвал к себе командира того самого элитного соединения. Это был его старый друг Йозеф Дитрих. Еще в 1920-х годах, когда только зарождалось нацистское движение, Дитрих был его личным водителем и охранником, пользовался абсолютным доверием. И надо отдать должное, Зепп (так его звали друзья) ни разу Гитлера не подвел. Он объяснил фюреру: если бы немцы не отступили, то попали бы в окружение, «нас бы просто закопали!».
Зепп Дитрих (крайний слева) и Адольф Гитлер (в центре)
Зепп Дитрих (крайний слева) и Адольф Гитлер (в центре)
Поздно вечером 30 ноября 1941 года Гитлер садится в машину Зеппа и они вдвоем без охраны (!) едут по раскисшим дорогам из Мариуполя в богом забытый хутор Чекилев под Таганрогом. На окраине хутора стоял старый господский дом местного конезаводчика — такой псевдоампирчик с колоннами, мини-дворец. Вот там и находился штаб дивизии. Гитлер встретился с подчиненными Дитриха, пообщался с ними. Обошелся простой кашей из солдатского котелка (Гитлер был вегетарианцем) и утром улетел.
Дом в хуторе Чекилев, в котором останавливался Гитлер.
Дом в хуторе Чекилев, в котором останавливался Гитлер.
Эта поездка Гитлера тут же «аукнулась» его подчиненным. Командующий группой армий «Юг» фельдмаршал Герд фон Рунштедт был снят с должности, это все равно, что Сталин снял бы Жукова. Также со своих постов полетели 6 генералов и 18 старших офицеров, двое были отданы под суд. Гитлер утвердил решение нового командующего, Вальтера фон Рейхенау, отойти на Миусские позиции и держать таганрогскй плацдарм, в общем-то, это и сыграло потом роковую роль для наших войск летом 1942 года, когда немцы второй раз захватили Ростов. Для фюрера эта история стала сильным эмоциональным потрясением: впервые за 2 года войны его армия, уничтожавшая все на своем пути, получила такой отпор в Ростове.
Как он вообще решился на такую поездку? Во-первых, смелости ему было не занимать: контуженный фронтовик, в свое время отвоевавший 4 года. Во-вторых, риск был сведен к минимуму. Шел мокрый снег с дождем, в ста метрах ничего не видно. Техника — и наша, и немецкая — увязла в грязи, вся советская артиллерия была в Батайске. Но все же как обидно: ведь одного партизана с гранатой хватило бы и на Гитлера, и на Дитриха.


Главный диверсант Советского Союза и «атомный» портфель

С Ростова начинался советский атомный проект.
Буквально через 2 недели после визита фюрера в Ростов прилетел диверсант №1 Советского Союза полковник Илья Старинов. В 1936-39 годах он работал в Испании, занимался диверсиями на железных дорогах.
При оставлении Киева в сентябре 1941-го Старинов со своими коллегами заминировал главные здания на Крещатике, где, по определению, должны были разместиться все оккупационные штабы. А затем из Воронежа послал радиосигнал, инициировав подрыв, погибли сотни немецких офицеров и солдат. То же самое было при оставлении Харькова: ба-бах! — и ни командующего харьковским гарнизоном Георга фон Брауна, ни еще 88 генералов и офицеров.
Илья Старинов
Илья Старинов
Когда Старинов прибыл в Ростов, то организовал подпольную лабораторию в здании на Горького, 86 (сейчас — юрфак ЮФУ). Вместе с учеными ростовского университета Старинов изготовлял мины-сюрпризы в виде самых простых предметов: полено, кусок мыла, буханка хлеба.

В то время низовья Дона, 200 квадратных километров камышей, контролировали морпехи Цезаря Куникова, он собрал неплохой отряд из местных рыбаков. И вот, в декабре замерз Таганрогский залив. А нужно было бегать — совершать диверсии — в тылы гитлеровских частей, и куниковцы стали бегать по заливу на коньках. За плечами — груз взрывчатки и оружия. Так за ночь проскакивали по 50-70 км. 40 бойцов совершили 168 рейдов, поставили 744 мины.
Самый уникальный рейд у них был 23 февраля 1942 года — лихой набег на поселок Кривая коса (сейчас — Седово), километров 45 западнее Таганрога. Охрану вырезали, гарнизон (200 человек) разгромили, уничтожили зенитную батарею. Два лихих хлопца залетели в крайнюю избу, где сидели господа немецкие офицеры, перестреляли их. А там стол накрыт. Ну, первым делом выпить и закусить, потом всю избу обыскали, нашли портфель приличный, кожаный, битком набитый документами.
Среди погибших во время этого налета были родные братья по фамилии Вандервельде. Один — майор Люфтваффе, а второй — физик-ядерщик. Что там делал ученый? На оккупированной Украине в районе Кировограда он нашел залежи урановой руды в промышленных масштабах, а в шахтах Донбасса обнаружил наличие дейтерия и трития (составляющие «тяжелой воды» — необходимого компонента для атомной реакции). В портфеле находилась толстенная тетрадь, испещренная его записями. Это были расчеты расщепления атома ядра, контроля атомной реакции: немцы напрямую вышли к созданию атомного оружия.
Цезарь Куников
Цезарь Куников
Эти два наших мальчика-морячка ограбили научную мысль фюрера и передали Куникову. Тот прекрасно владел немецким, Старинов еще больше понимал в физике. Они немедленно отправили тетрадь в Москву. Через сутки тетрадь уже лежала на столе у Сталина. Сразу вызываются выдающиеся ученые, и Берия предлагает место: в 200 километрах от Москвы стоит богом забытый, уничтоженный большевиками монастырь, скит Серафима Саровского. Там организовали секретную лабораторию. Сейчас это федеральный ядерный центр «Арзамас 16», и в музее этого центра лежит «атомная» тетрадь Ганса фон Вандервельде и приложенная к ней записка диверсанта Старинова.


56-я армия, опозоренная Сталиным

В этом году мы отмечаем не только 72-ю годовщину Победы. В июле исполнится 75 лет второй обороны Ростова, о которой не особенно пишут. Причина тому — приказ №227, известный как «Ни шагу назад!». В преамбуле этого приказа товарищ Сталин чеканными словами опозорил войска нашего фронта: «Часть войск Южного фронта, идя за трусами и паникерами, сдали города Ростов и Новочеркасск без боя, без приказа Москвы, покрыв свои знамена позором». Эта характеристика Сталина больше чем на 60 лет перечеркнула подвиг 56-й армии.
Командующий фронтом Малиновский пожертвовал этой армией, выставил ее как заслон, чтобы спасти пять остальных армий. За 5 суток бойни, с 21 по 25 июля 1942 года, на улицах Ростова и вокруг города погибло и было ранено около 100 тысяч наших солдат, в том числе 7 500 морских пехотинцев. Огромные потери были и у немцев, и их союзников — в июле 1942-го Ростов притянул к себе все ударные немецкие силы. 100 км фронта обороняла одна наша армия: 5 дивизий и 4 бригады. Немцы же бросили на Ростов 18 дивизий двух танковых армий, оставив на Сталинградском направлении всего 10 дивизий на 300 км.
Пожар в Ростове на пересечении улицы Энгельса (Б. Садовая) и переулка Семашко. Июль, 1942 год.
Пожар в Ростове на пересечении улицы Энгельса (Б. Садовая) и переулка Семашко. Июль, 1942 год.
Когда 5 мая 2008 года Владимир Путин объявил о присвоении Ростову звания «Город воинской славы», он подчеркнул, что в 1942 году Ростов спас Сталинград, и подвиг этих солдат и командиров, погибших на Дону, достоин бессмертной славы. 8 мая этого года в Кумженской роще Ростова-на-Дону будет открыт памятник этим героям.


Русские суеверия и немецкие ритуалы

Безымянных героев до сих пор очень много. К сожалению, из ста человек редко удается опознать больше трех-пяти. И связано это с нашей ментальностью. Немцы носили медальоны-жетоны с полной информацией о себе. Мы же все суеверные — если записал смертный медальон, то тебя грохнут. Поэтому медальоны на наших ребятах есть, а записки в них чистенькие, беленькие. Обычно только бойцы-неславяне, особенно мужики семейные, те на чем угодно: на ложках, на фляжках, котелках, на голенищах сапог, — гвоздем царапали имя-фамилию. А мы поднимаем русских пацанов— все 32 зуба на месте, небритый, нецелованный, а медальон пустой. Вот это обидно.
Ритуальное сожжение гроба с вещами погибшего немецкого летчика.
Ритуальное сожжение гроба с вещами погибшего немецкого летчика.
У немцев были свои ритуалы. Герман Геринг — правая рука Гитлера, создатель немецких ВВС — отдал приказ: в случае подтвержденной гибели пилота сжигать пустой парадный гроб с его вещами. Как правило, летчик, не успевший выпрыгнуть с парашютом, сгорал в сбитом самолете. А гроб с его вещами следовало сжечь, чтобы он попал через это огненное «очищение» в Валгаллу (в германо-скандинавской мифологии рай для доблестных воинов).


Лилия — королева истребителей

Самой знаменитой летчицей-истребителем Советского Союза была голубоглазая белокурая Лилия (Лидия) Литвяк. Красавица. Совсем еще девчонка. Окончила авиационную школу, научилась летать на «кукурузнике», потом пересела на истребитель и всех мужиков обставила. За несколько месяцев сбила 12 немецких асов. Но пришла весна. Война войной, а любовь никто не запретит. Девушка влюбилась в летчика, героя Советского Союза, Алексея Соломатина. Поехали в ростовский ЗАГС (сейчас — Дворец бракосочетаний на Университетском). В то время, правда, там чаще регистрировали умерших, а тут такая красивая пара, грудь в орденах у обоих.
Лилия Литвяк
Лилия Литвяк
Через месяц Алексей погиб на глазах 21-летней жены. Он был тяжело ранен в бою, уже шел на посадку, но посадить поврежденный самолет не смог — потерял сознание, машина врезалась в землю и загорелась. После этого Лилия стала отчаянно рваться в бой. 1 августа 1943 года она не вернулась с боевого вылета в районе поселка Куйбышево Ростовской области, и ее судьба 32 года оставалась невыясненной. Формально она пропала без вести, но ходили слухи, что Лилия успела выпрыгнуть из сбитого самолета, а на земле ее окружили немцы, посадили в машину и увезли. Совершенно случайно в 1975 году сильный паводок помог обнаружить обломки ее самолета Як-3 с огромной белой лилией на фюзеляже. Рядом обнаружили женские останки. В 1990 году Лидии Владимировне Литвяк присвоили звания Героя Советского Союза посмертно.


Железный крест от Гитлера и звезда Героя от Сталина – штрафнику Федорову

Наш земляк Иван Евграфович Федоров из донского города Каменска — единственный советский летчик, который получил высшую награду Германии из рук Гитлера и высшую награду СССР из рук Сталина.
С испытательного полигона авиазавода № 21 он сбежал на фронт — формально: дезертировал. За что стал командиром единственного полка летчиков-штрафников. Под его началом служило 40 человек. Что мешало им перелететь к немцам? Но ни один не перелетел. Под командованием Федорова в 1943 году они сбили более 200 самолетов, и сам Федоров, командуя штрафниками, сбил 12.

Перед самой войной, когда отношения с Германией еще сохранялись нейтральные, на берлинский аэродром Темпельхоф прибыла группа наших инструкторов вместе с Федоровым. И Гитлер решил продемонстрировать первый в мире реактивный истребитель — легендарный Мессершмитт Ме-262. (Мощная машина, нам удалось сбить только одну такую: Покрышкин сбил в конце войны.)
Иван Федоров
Иван Федоров
Так вот, приземляется немецкий летчик, у всех глаза квадратные от восхищения, а Федоров возьми и брякни: да, ерунда, повторить могу хоть сейчас. И, так как и был — в костюме, без парашюта, только пиджак снял, — садится за штурвал. Немец показывает — топлива осталось на 3 минуты. За 3 минуты Федоров показал все фигуры высшего пилотажа и с сухим баком «притер» самолет на те точки, откуда взлетел. Гитлер спрашивает у Геринга: «Кто-нибудь из наших может так? Нет? Вы успели заснять? Отправляйте запись по летным школам, пусть учатся летать, как этот русский». И вручает Федорову железный крест. К каждой награде полагалась денежное вознаграждение, и, поскольку Гитлер денег с собой не носил, Герингу пришлось отдать награду из собственного кармана.
19 июня, за 3 дня до войны, о поездке докладывают в кабинете Сталина, но о полете Федорова ни слова. Сталин трубкой попыхтел и спрашивает: «Товарищ Федоров, а что вы молчите, вы же получили высшую награду из рук товарища Гитлера. Где ваш крест?» Федоров показывает крест, прибитый к подошве сапога: «Да, вот, чтоб не скользко было на паркете». Сталин посмеялся: «А там ему и место».
К 1947 году крест на подошве стерся, а Сталин лично вручил Федорову Звезду Героя Советского Союза за мужество и мастерство при испытании новой авиационной техники.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: КТО И ЧЕМ ЗАПЛАТИЛ ЗА ПОБЕДУ

НАША И ВАША ПОБЕДА. ПИСАТЕЛЬ АНДРЕЙ РУБАНОВ — О ТОМ, ЧТО НИЧЕГО НЕЛЬЗЯ ЗАБЫВАТЬ
Логотип Журнала Нация

Похожие

Новое

Популярное
Маркетплейсы
1euromedia Оперативно о событиях
Вся власть РФ