Владимир Шахрин: «В Екатеринбурге есть все, кроме Большого театра»

Владимир Шахрин: «В Екатеринбурге есть все, кроме Большого театра» Путеводитель по столице Урала от лидера группы «Чайф».
Места

Владимир Шахрин: «В Екатеринбурге есть все, кроме Большого театра»

Путеводитель по столице Урала от лидера группы «Чайф».

Логотип Журнала Нация
Маркетплейсы
Владимир Шахрин нашел время в плотном графике юбилейного тура (по случаю 35-летия группы «Чайф») и специально для «Нации» составил свой личный гид по родному Екатеринбургу и его окрестностям. 
Это первая часть нашей екатеринбургской экспедиции в проекте «Соль земли». Итак, знакомимся с городом и его жителями.

О ритме города

Есть города, где жизнь течет слишком медленно. Можно приехать, например, в абсолютно дивную Кострому или Углич, но темп там будет очень неспешный — такое адажио. Есть города, где темп очень быстрый — как в Москве; а есть такие, где ритм скачкообразный, рваный — как в Питере: он иногда будто на паузе стоит, а потом — раз! — и пошли синкопы. Пыдым-пыдым-пыдым. А Екатеринбург ровный, как чикагский шаффл, понятный шагающий ритм. Не зря здесь раньше даже экскаваторы шагающие делали. Меня такой ритм вполне устраивает, я себя в нем комфортно чувствую.

О характере уральцев

Екатеринбург — город-завод, и это во многом определило его характер. Вот говорят, что уральцы неулыбчивые… Мы неулыбчивые, потому что так исторически сложилось: нам не нужно было притворно улыбаться, чтобы что-то кому-то продать. Работает Данила-мастер, делает свой каменный цветок и в лавку его потом не понесет продавать. Отсюда и некая прямолинейность и в поступках, и в деле.
Здесь живут рабочие, инженеры, военные, и у них нет необходимости кому-то нравиться. Не купеческий город. Но уж если уралец вам улыбнулся, то, поверьте, он совершенно искренне рад.

Вот мы с 1992 года работаем с Димой Гройсманом и Ильей Спириным, это продюсер и директор группы. Так мы даже никаких контрактов не подписывали. Просто договорились на словах почти 30 лет назад — и 30 лет не нарушаем своих условий.
Дима часто говорит: «Ребят, мне так повезло, что я работаю с уральским коллективом!» Он живет в Москве, и там бывает такое: ты уже обсудил контракт, его напечатали, принесли подписать, и нужно еще раз в последний момент пробежать глазами… Бывали прецеденты.
На этом концерте «Чайфа» в Зеленограде в 1988 году нынешний директор группы Илья Спирин охранял порядок в качестве дружинника.На этом концерте «Чайфа» в Зеленограде в 1988 году нынешний директор группы Илья Спирин охранял порядок в качестве дружинника.Фото: Юрий Чашкин.

Может, нам не хватает мягкости, та же история 90-х с бандитским Екатеринбургом была из-за жесткости характеров. Но, с другой стороны, тот, у кого характер мягче, просто пропадет. Веками так формировалось.

Самые популярные заблуждения о городе

Люди считают, что здесь очень холодно, хотя у нас умеренный климат. А в этом году роскошное было лето: уже в конце апреля стало довольно тепло. Зима до минус 25 на Урале переносится очень комфортно. Ниже бывает нечасто. Жарко — это +30, не как в Ростове, + 40.

Считается еще, что Екатеринбург — криминальный город, но это все давно в прошлом, у нас безопасный, спокойный город. Уличного беспредела давно нет.

Есть миф, что здесь глухомань и глубокая провинция, как в фильме, помните: «Ты че, с Урала?» На Урале всегда был мощный интеллектуальный потенциал. Завод, с которого начался город в 1723-м, был самым передовым производством в Европе, и до сих пор наши рабочие — это высочайшей квалификации люди.
Культурный потенциал здесь мощнейший: было много инженеров и военных, а это люди образованные, им музыки в кабаке недостаточно. Были и театры, и выставочные залы. Во время войны к нам переехал весь Эрмитаж, и московские, и питерские театры, это тоже сильно подняло планку.

О переезде в Москву

Когда меня спрашивают: «Почему не переезжаешь?», я отвечаю: «Все, что меня интересует в Москве, у нас в городе тоже есть». Ну, кроме Большого театра. Но я в нем и в Москве ни разу не был, блата нет. В общем, Большого театра нет, а все остальное есть.

Мы никогда даже не обсуждали вопрос о переезде — ни в семье, ни в группе. Даже в 90-х не было такой мысли. У группы «Чайф» уже было определенное имя, и нас никто тут не трогал, не прессовал, не крышевал.
Мне нравится Москва, но пары дней там мне вполне хватает. Я понимаю, что жизнь там будет ровно в два раза дороже, чем здесь. И дети мои тут живут, никто никуда не уехал. Люди же уезжают из своих городов, потому что им кажется, что они не могут себя реализовать. У нас это получилось.
В 1996 году в «Чайф» пришел новый басист, и с тех пор состав группы неизменен. Слева направо: Валерий Северин (барабаны), Владимир Шахрин (вокал, гитара), Владимир Бегунов (гитара), Вячеслав Двинин (бас).В 1996 году в «Чайф» пришел новый басист, и с тех пор состав группы неизменен. Слева направо: Валерий Северин (барабаны), Владимир Шахрин (вокал, гитара), Владимир Бегунов (гитара), Вячеслав Двинин (бас).Фото: Гоша Семенов.

О ресторанах

Буквально позавчера был в Саратове и перед отлетом зашел в очень хороший ресторан. Разговорились с официантом, а он настолько молодой, что меня не узнает, и спрашивает: «Вы откуда? Екатеринбург? Ой, я так много слышал про ваш город. Вот все думаю, съездить туда, что ли?» Ну, говорю, если вы любите интересные рестораны, то хотя бы поэтому вам уже стоит приехать, потому что Екатеринбург — это гастрономическая мекка. У нас прямо очень много классных ресторанов. Я езжу по всей стране и по столицам, знаю, что говорю.

Что Ростов — гастрономическая столица страны, ну, я бы немного поспорил. У вас в Ростове кормят вкусно, да, но один из главных ваших критериев, что еды должно быть много. Обязательно надо, чтобы стол ломился, иначе это не ростовское застолье. В те рестораны Екатеринбурга, о которых я говорю, возможно, ростовчане просто не пойдут. Потому что это маленькие изящные порции, где что-то хитро придумано, какие-то новые сочетания. Вот этого в ростовской кухне нет, там все ясно и понятно: ведро раков, куски мяса величиной с ладонь. Но надо признать, нигде не умеют жарить мясо такими здоровенными кусками, чтобы оно при этом оставалось таким сочным и мягким. Как говорится, ничего против не имею — вкусно! Поесть в Ростове любят и умеют. Но с точки зрения гурманства… у нас все-таки поизящнее история.

Пельмени — это фишечка наша. «Уральские пельмени» не зря же такая команда популярная. И хорошие пельмени можно даже купить в магазине, я знаю отличных местных производителей.
Еще здесь народ увлекся сыроделием, и получаются классные молодые сыры. Фермерские продукты есть замечательные: перепелки всякие, индюки и курицы.

Фруктов не так много, не юг. И если кабачки еще растут, то баклажаны — увы, не хватает им тепла. Синеньких у нас нет (смеется). Но наши металлургические комбинаты выстроили огромные теплицы, ночью они светятся так, что кажется, все небо сияет. А это теплицы. Поэтому свежие овощи у нас круглый год.
Зато на Урале можно найти хорошую северную рыбу первой свежести: хариус, муксун, нельма. И лосятину, и оленину — свежую, вяленую, копченую. И, конечно, клюква, брусника, кедровый орех — это тоже наше.

Где погулять пешком

Город у нас очень компактный. Центр вы можете за 2–3 часа пешком обойти. Он очень ухоженный, много по-настоящему современных зданий, которые проектировали ведущие архитектурные агентства мира. В общем, центр привели в полный порядок — как раз потому, что компактный. Мы недавно в были Перми, она так растянута, что я понимаю, даже бордюрный камень поменять — это огромное дело.
Есть и небоскребы настоящие: по 60 этажей, 200 метров вверх, со смотровыми площадками на крыше, с панорамными ресторанами.
«Чайф» на Метеогорке — смотровой площадке в Екатеринбурге. 1998 год. «Чайф» на Метеогорке — смотровой площадке в Екатеринбурге. 1998 год. Фото: Илья Спирин.

Город стоит на реке Исеть, но она не судоходная, 300 лет назад просто крутила машины демидовских горнодобывающих заводов. И поскольку река была только рабочим инструментом, на нее обращали мало внимания. Но сейчас город разворачивают к ней лицом и делают прямо роскошную набережную с новыми пространствами.

Старого города как такового нет, а это можно было бы сделать — немножко искусственно, но все же. У нас есть красивые старые деревянные дома, которые по одному разбросаны там и тут. Я бы их собрал в одном месте. Есть такая улица Чапаева, где стоят богатые каменные особняки конца XIX века, а ниже к реке можно сделать улицу деревянных домов.

О музеях

Прямо сейчас, вот уже вторую неделю, в городе идет биеннале современного искусства. Выставки проходят повсюду: от цирка до производственных площадей, не только в галереях. Но и постоянные галереи очень хорошие: начиная с Музея наивного искусства и заканчивая классическим — изобразительных искусств.

Обязательно нужно увидеть уникальный Каслинский павильон: это огромный шатер из чугуна для Всемирной выставки 1900 года в Париже, который отлили наши мастера. Замечательный чугун — как живой, такой бархатистый на ощупь, не глянцевый. Хранится у нас в Музее изобразительных искусств.

Конечно, надо идти в геологический музей: камни невероятные. Все, что есть в мировой минералогии — есть у нас. Как говорил один золотоискатель наш: «На Урале есть все. А ежели не нашли, значит, худо искали». Шутка ли, 40 тысяч экспонатов.

О театрах

Очень театральный город. Да, больше 50 театров. Есть государственные, академические, есть частные, но профессиональные, много любительских, камерных. Есть роскошный оперный театр, один из старшейших в России, с прекрасной труппой. И драмтеатр, и ТЮЗ отличные, и кукольные театры — таких у нас пять. На фасаде Екатеринбургского театра кукол появились совершенно потрясающие часы с движущимися куклами, по принципу образцовского театра в Москве, но только все будет гораздо современнее.

Если вы любите яркое, я бы советовал сходить в театр музкомедии, там дают современный мюзикл. Можно увидеть и классику вроде «Летучей мыши», и мюзикл на музыку нашего рокера Александра Пантыкина, он был лидером группы «Урфин Джюс», сейчас председатель Союза композиторов Урала. У него роскошный мюзикл «Мертвые души», две «Золотые маски» получил. Вообще, за последние лет двадцать не помню, чтобы на премии «Золотая маска» не было двух-трех театров из Екатеринбурга.
К слову, у нас сейчас тоже идут переговоры: в театре хотят сделать мюзикл по песням группы «Чайф».
Фото: Евгений Волович.Фото: Евгений Волович.

Если любите современную драматургию, то идите в театр Николая Коляды, это живая легенда, солнце современной русской драматургии. У него небольшой, но очень уютный частный театр, где одни сплошные энтузиасты — зарплаты у них ну совсем небольшие. Мы им помогали облагородить скверик перед театром. Там теперь даже небольшая уличная сцена есть, где они устраивают перфомансы.

Конечно, я бываю в театрах. Весной с женой ходили на «Ревизора», Владимир Машков привозил, он там городничего играет. Так, а куда же еще ходили? Забыл. Вообще у меня супруга больше по театрам, это лучше с ней поговорить.

Где послушать живую музыку

Если подгадать, то можно попасть на уникальную Ночь музыки — Ural Music Night, когда весь город превращается в сцену: сто концертных площадок одновременно работают до утра. Все бесплатно, разумеется. Рок-н-ролл, блюз, джаз, народная музыка. Арии прямо с балкона оперного театра поют. В парке у консерватории играет филармонический оркестр. Кстати, в нашей филармонии есть немецкий орган в отличном состоянии, один из самых больших в стране.

Клубная и рок-н-ролльная жизнь в Екатеринбурге очень активная. Есть джазовый клуб, есть пара площадок с альтернативной музыкой: зал «Свобода», например. Есть Tele-Club на 5 тысяч человек, который по техническим параметрам входит в топ европейских клубов и может принять звезду любого уровня. Много пабов с музыкой, там в основном играют кавер-группы.

«Чайф» в родном городе в первые десять лет существования, с 1985-го, давал по 10 концертов в год. И потом еще 25 лет в среднем по 3 концерта. То есть больше полутора сотен концертов. В клубах играем редко, это просто технически дорогая история: у нас много людей работает.
Уличный концерт группы «Чайф» на Плотинке. Екатеринбург, 1992 год.Уличный концерт группы «Чайф» на Плотинке. Екатеринбург, 1992 год.

Знаменитого Свердловского рок-клуба — как места — по сути никогда не было. Многие думают, что это был настоящий клуб, как в Питере. Нет, ребята, это была просто комната в 15 кв. м в ДК Свердлова. А концерты проходили или в том же ДК, или в других: во Дворце молодежи, в ДК Уралмаша, ДК Дзержинского.
ДК Свердлова сейчас стоит заколоченный, в аварийном состоянии, и люди не знают, что с ним делать: реконструкция — это дорого, и сносить нельзя, все же памятник конструктивизма.

Но есть фестивали. На смену «Старому новому року» пришел новый фестиваль, так и называется — «Смена». И группы бьются серьезно: за первое место можно получить грант в пару миллионов на запись или съемку клипов.
«Старый новый рок», где я был председателем жюри, придумали, чтобы молодые музыканты могли показать себя. Но он перестал окупаться: чтобы люди пришли на фестиваль, у него должны быть хедлайнеры, которым надо платить большие гонорары. А мы устали ходить по спонсорам. Да и зачем? Сейчас есть интернет, где можно показать себя, и, если ты делаешь интересный продукт, лучше площадки не придумаешь.
Когда мы во время пандемии играли онлайн-концерт, было 6,7 млн подключений одновременно. А если учесть, что иногда люди смотрят вдвоем-втроем... Такого охвата аудитории просто представить себе невозможно! Хотя, конечно, живую сцену ничто не заменит.

О метро

У нас есть даже метро. Одна ветка. Поднимают вопрос, что нужно еще перпендикулярно ветку построить. Пока 8 станций — из одного края города в другой. Нужды в метро у нас по большому счету нет. Но прокатиться можно, запах метро почувствовать. Да и станции красивые.

О «своих» местах

У меня есть свой личный маршрут. Я веду в Шарташский лесопарк, это сосновый лес с озером в черте города, и там есть удивительное место — Каменные палатки. Это такое нагромождение обветренных, омытых дождями, скруглившихся скал — и ты понимаешь, насколько они древние, потому что не острые, а круглые, как подушки, как галька. Там просто можно руками потрогать Уральские горы, наверх залезть.

Во-вторых, Плотинка — место, откуда начинался город. Там реально остатки древней плотины Исетского пруда 1723 года; есть место, где вода шумно падает, есть мосты, широкие площади, красивая старая водонапорная башня.

Обязательно надо зайти в небоскреб «Высоцкий». Там есть частный музей, владелец здания — большой фанат Владимира Семеновича и скупил много оригинальных вещей на аукционах: рукописи, гастрольный чемоданчик, даже легендарный «Мерседес» Высоцкого там выставлен. А потом надо подняться на 56 этаж и посмотреть на панораму города.
Фото: Олег Ракович.Фото: Олег Ракович.

Еще одна важная точка — Ельцин-центр. Я всегда смеюсь, когда читаю, что «надо его снести бульдозером к чертовой матери». Личное свое отношение к Ельцину люди проецируют и на центр. А это просто классное городское пространство, которое очень любят горожане, с 9 утра до 9 вечера там всегда полно народу.
Лекции, концерты, редкие фильмы в кинозале, коворкинги, детские студии, кафешки, рестораны, шикарный книжный магазин, виниловые пластинки, шоурумы модельеров наших, очень оригинальные сувениры: не попсовые матрешки, а настоящие уральские, — две галереи.
От Ельцина там только музей, но никто вас не будет заставлять полюбить Бориса Николаевича. Это просто музей про то время, когда он был президентом. Сделано очень хорошо, очень точно: так накрывает воспоминаниями про все эти 90-е! Не видел ни одного человека, который вышел и сказал бы: «Какая дрянь, что вы мне тут втюхиваете?» Все в восторге.

Где еще побывать на Урале

Ну, во-первых, есть Самоцветное кольцо Урала: маршрут по «демидовским местам», то есть по городам, где стояли знаменитые заводы Демидовых. Старинный нижнетагильский завод с дореволюционными домнами — это очень мощно.

Еще мне нравится Невьянская башня: она стоит под наклоном, как Пизанская, на нее тоже можно подняться. Там есть старинные часы, которые Демидов привез из Лондона, внутрь часов даже можно зайти. Они были сломаны очень долго, мастеров привозили и в царское время, и в советское — никто не мог починить. Но нашелся сварщик с маленького заводика в самом Невьянске, он потратил 10 лет своей жизни и восстановил часы, они ходят.

Можно доехать до деревни Нижняя Синячиха, там под открытым небом стоит Музей деревянного зодчества. Тоже нашелся энтузиаст. Прекрасные старые избы, сохраненные в первозданном виде. Пожарная каланча, почтовая станция.

Если вы фанат Петра Ильича Чайковского, то рядом есть городок Алапаевск, а там Дом-музей семьи Чайковских. Отец композитора был инженером на заводе, и они там какое-то время жили. Чайковский в Алапаевске в 12 лет давал свои первые концерты, удивлял местную интеллигенцию. А музей прям очень классный, создательница просто жила им. Музыкальные инструменты собраны со всего мира. И макеты квартир Чайковского: основательница музея была везде, где Чайковский жил, и сделала десяток кукольных домиков — копий его квартир.

Есть на Урале старый купеческий город Ирбит, он процветал, когда не было еще Транссибирской магистрали, и основная дорога шла через него. Там был когда-то мотоциклетный завод, а теперь есть два мотоциклетных музея с роскошными коллекциями байков со всего мира.

А в небольшом городочке Верхотурье, самом старинном в нашей области (год основания — 1598) — православное место силы: кажется, 12 храмов там, и даже маленький Кремль имеется. Там кто только не был в послушниках, даже Распутин, когда шел из Сибири.

Мы недавно закончили монтировать очередной фильм (Шахрин снимает докфильмы, цикл «Байки земли уральской». — «Нация»). Нашли село, называется Михайловское. У одного состоятельного городского человека там была дача. Он купил восемь старых изб и сделал полную реставрацию. Чтобы это был такой старый уральский деревенский дом, включая баню, огород, ферму. Панорамы невероятные: красивая река, шикарный лес, лошади, козочки. Но и все условия современные тоже есть, просто спрятаны. И такой вот дом можно снять и пожить... Мы пока там были, две группы художников на пленэры приезжали, жили. Там и кино снимают: хорошая локация.
И в этом же месте находится станция по забору эталонного воздуха. Таких станций по всей стране всего семь штук. То есть воздух там чистейший, ну, как родниковая вода.

В общем, я могу еще долго говорить.
Фото: Кирилл Беляев.Фото: Кирилл Беляев.

«Такое могло случиться только в Екатеринбурге»

Я очень долго жил на улице, которая носила имя Высоцкого. Сейчас в стране они, наверное, есть, но у нас она появилась в 1984 году! То есть во времена абсолютной советской власти.
Квартира тогда была самым большим дефицитом. Получить — ну нереально было. И даже за деньги не купишь. На заводе всю жизнь надо было проработать за квартиру.
Нигде до этого додуматься не могли в советское время, а мы на Урале придумали: МЖК — молодежный жилой комплекс. Суть такая: есть предприятия-дольщики, и есть молодые рабочие, до 27 лет, передовики и активные люди, которые участвуют в соцсоревнованиях. Они могут выйти на стройплощадку и сами себе построить жилье. Я был таким человеком и в 25 лет получил свою 2-комнатную квартиру! Фантастика для тех лет.
Мы построили МЖК, где были свои детсады, школы и даже свой клуб. Так вот первые концерты групп «ЧайФ», «Наутилус Помпилиус» проходили в клубе МЖК на улице Высоцкого. Мы, жильцы, добились этого названия. Вот такой пробивной характер и креативная мысль.

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли. Второй сезон»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.