Удивительная история сельского театра — «старшего брата» МХАТа

Удивительная история сельского театра — «старшего брата» МХАТа В Никольском две улицы, на одной живут актеры, на другой зрители и меценаты.
Места

Удивительная история сельского театра — «старшего брата» МХАТа

В Никольском две улицы, на одной живут актеры, на другой зрители и меценаты.

Логотип Журнала Нация
Маркетплейсы
Сто с лишним лет назад в село Никольское (ныне Верхнехавский район Воронежской области) съезжались именитые люди из Москвы и Петербурга. Целью визита было посетить первый в Российской империи крестьянский театр. Организовала его Зинаида Соколова, сестра основателя Московского Художественного театра Константина Станиславского. И с тех пор, уже 125 лет, театр живет, и все, кто живет вокруг него, — актеры. Овощеводы и трактористы, продавцы и пожарные, рабочие и колхозники. 
Никольский народный театр и его подвижники — герои второй серии нашей воронежской экспедиции.

…Когда договаривались о встрече, Таня написала мне: приезжай не очень рано, пусть в театре натопится печка; и телефона у меня нет, сломался, буду ждать тебя в 11 утра на остановке. Я ехала и переживала: а если не будет ждать? Как сегодня вообще жить без телефона?

Потом Таня скажет, что вполне нормально, в Никольском он все равно не ловит, и интернета там никогда не было. Но в селе все близко, все друг друга знают. Если что надо, и ногами можно дойти.
— Так тоже живут люди, — сказала и рассмеялась.

В Никольском прописано 92 человека, живет и того меньше, в основном старики. К ним дважды в неделю приезжает автолавка. Здесь нет магазина, школы, медпункта. Если случится что-то экстренное, есть таксофонная будка в центре. И настоящий театр! А в театре режиссер Татьяна Гречаникова. Она живет в соседнем селе и приезжает в Никольское на машине, минут пятнадцать на дорогу.
Худрук Никольского театра Татьяна Гречаникова в одной из своих ролей.Худрук Никольского театра Татьяна Гречаникова в одной из своих ролей.

Пока едем, Таня рассказывает историю театра. Он в России первый народный, появился в 1896 году — благодаря тому, что в Никольское перебралась образованные и небедные москвичи Константин и Зинаида Соколовы. Она приходилась родной сестрой реформатору русского театра Станиславскому, муж ее был талантливым врачом. Оба увлеклись идеями толстовства и решили переехать из столицы в деревню.

Соколовы построили в Никольском школу, открыли амбулаторию, мастерскую, где обучали крестьянских детей ремеслам, и театр. Вначале представления давали в их доме, а позже использовали для этого большой амбар на 600 мест. Зрители, как и сейчас, собирались со всей округи. Два спектакля посмотрел и Константин Сергеевич Станиславский — остался под сильным впечатлением. «Брат Костя и Маруся гостили у нас пять дней, — записала тогда Зинаида Соколова. — Мы играли для них «Кручину» и «Бездольную». Костя сказал, что был буквально выбит из колеи всем — публикой, мизансценами, игрой».

Поскольку Никольский театр родился на два года раньше МХАТа, то в народе его прозвали «старшим братом» московского театра.
Основатели первого в Российском империи крестьянского театра Константин и Зинаида Соколовы и их дочь Зина.Основатели первого в Российском империи крестьянского театра Константин и Зинаида Соколовы и их дочь Зина.

Почти сразу появились в Никольском и свои звезды. К примеру, Любовь Тупикова. Смышленую крестьянскую девочку Соколовы взяли на воспитание: у нее был редкий театральный талант и склонности к медицине. Со временем Люба стала помогать Константину Константиновичу во врачебной практике. А когда в 1919 году он умер от тифа, заняла его место в амбулатории.

Благодаря Тупиковой театр не прекращал работать даже в самые сложные годы: в 1920-30-х помогал собирать деньги голодающим. Во время Великой Отечественной войны артисты из Никольского давали концерты для раненых бойцов.

В 1955 году после смерти Любови Тупиковой ее место заняли школьные учителя Ширяевы; тогда же было присвоено официальное звание «Народный театр». Появились штатные единицы: режиссер и заведующая. А за Никольским закрепилась слава театрального села. В те годы практически в каждом доме жил артист. Ставили Горького, Гоголя, Чехова, Островского.

Сегодня тоже играют в основном классику, плюс детские спектакли, концерты. В труппе двадцать артистов: семь человек из самого Никольского, остальные из соседних сел. Несколько актеров не ленятся добираться из Воронежа: час с лишним на автобусе, а потом, если не встретят, еще полчаса от трассы пешком.

Так, например, ездит на репетиции и спектакли Марина Хабарова. Работала продавцом в воронежском «Детском мире». Однажды взялась составить генеалогическое дерево; узнала, что в их родном селе вышла книжка Зинаиды Соколовой, в ней вычитала, что прабабушка была актрисой из крестьян. А Марина тоже с детства мечтала о сцене, но поступать в театральный побоялась… и вот, 17 лет она уже «народная» артистка.
На стене театрального музея афиши разных лет, в центре — портрет местной легенды Любови Тупиковой. Крестьянская девочка, она сначала показала себя талантливой актрисой, а затем и возглавила Никольский театр.На стене театрального музея афиши разных лет, в центре — портрет местной легенды Любови Тупиковой. Крестьянская девочка, она сначала показала себя талантливой актрисой, а затем и возглавила Никольский театр.

В Никольском всего две улицы: Заречная и Станиславского. Как-то так получилось, что нынешние актеры живут в основном на Станиславского, а на Заречной — зрители и меценаты. Из последних самые известные — Наталья Соколова (однофамилица основателей театра) и ее муж, англичанин Ричард. Живут зажиточно, занимаются сельским хозяйством. Когда театр совсем уж прижмет, режиссер Таня идет к ним и, краснея, просит о материальной поддержке. В прошлом году вроде бы договорились с меценатами создать аллею славы Никольского театра, Таня надеется и ждет.

— У нас же с финансированием, сама понимаешь как, — делится Татьяна. — Из своих 22 тысяч зарплаты две я всегда откладываю на театр. Шарики на праздник, кашу купить, тушенку, баранки, чай. До пандемии мы народные гулянья устраивали — по двести человек приезжало, а их же надо накормить, разместить. Спектакли у нас бесплатные, но в прошлый раз я обнаглела: поставила на сцену шляпу и написала «На нужды театра». Видимо, праздник людям понравился — собрали мы 10 тысяч рублей. Для нас это ощутимая сумма.

Таня из соседнего с Никольским села Вишневка, по образованию учительница младших классов, но поработать в школе не успела: устроилась в местную администрацию, и тогда же ее затянуло в театр. Как именно, сказать не может — «это магия здешней земли». Здесь век назад крестьяне знали музыку Чайковского и цитировали Островского. Детей сызмальства водили в театр, да и никаких других развлечений, кроме театра, здесь не было. Поэтому и выросли династии — по три-четыре поколения актеров в одной семье.

Таня не из династии, но у нее талант: после первого же спектакля режиссер начала давать ей главные роли.
— Это был 2008 год, здесь тогда работала Светлана Николаевна Сукачева. Она профессиональный режиссер, ездила к нам из Воронежа и часто вот здесь же, в этом здании, оставалась ночевать. Семьи у нее не было — всю душу вкладывала в наш театр. Подхватила его после 90-х, тогда казалось, что все клонится к закату. Молодые уезжали из Никольского, все разваливалось. Но Светлана Николаевна стала привлекать ребят из соседних сел. Привозила артистов из Воронежа, восстановила историю семьи Соколовых, опубликовала книгу воспоминаний Зинаиды Сергеевны. А в доме, где жили Соколовы и гостил Станиславский, создала музей. У Светланы Николаевны был очень сильный характер, и она требовала служения театру. Если ты жив, должен прийти на спектакль и отыграть, как в последний раз. Я с ней окрепла как актриса и как человек, за это безмерно благодарна.

Но в 2019-м Светлана Сукачева умерла. Найти замену такому харизматичному руководителю было нелегко. В администрации вдруг вспомнили про Татьяну: зачем возить за сто верст чужих, когда есть талантливая и неравнодушная своя? А Тане тогда было не до театра — у нее умер муж…

— На десять лет меня старше. В одном человеке совпало все, что мне было близко. И веселый, и умный, и щедрый — нашему театру всегда помогал. Но сам не играл: мол, где я, а где искусство? Мы поженились, и три года я промучилась в Москве: жила и работала с ним там, а сердце мое было здесь, с дочкой, с мамой, в родном селе и в театре. Однажды Саша сказал: хватит слез, уедем в твое село, построим ферму.
И я его все-таки затащила в театр! Уговорила сыграть Вакулу. Как люди ему аплодировали! И пошло: Иванушка в «Морозко», еще роль, еще… Он был прирожденным актером, просто не знал об этом…11 мая 2019 года у него во сне остановилось сердце. Я винила себя, что перетянула его из Москвы. Но люди мне помогли. Батюшка один сказал: «У вас было 10 лет счастья, а у некоторых людей не бывает и дня за всю жизнь. Надо быть благодарной и жить дальше». У меня родилась внучка. Потом умерла Светлана Николаевна. Ферму, что построил здесь Саша, я продала и решила взять театр. Но пока не чувствую себя полноправной хозяйкой, слишком мало времени прошло.

— Сколько спектаклей поставили на этой сцене?
— За всю историю театра около 800. У меня в работе четыре. Тут же еще и пандемия, я пришла в очень сложное время. Сейчас нас опять перевели на онлайн-формат: в труппе много пожилых людей. Сидят по домам, скучают по сцене.
Музей театра — это еще и история уникального села Никольское, где в каждом доме выросло по три-четыре поколения актеров.Музей театра — это еще и история уникального села Никольское, где в каждом доме выросло по три-четыре поколения актеров.

— Эта пандемия нам всю жизнь испортила, — присоединяется к разговору Владимир Барлуков, он пожарный в жизни и завхоз, декоратор, актер в театре (оформлен на полставки, 8000 рублей). — Люди горюют, спрашивают: когда-когда? Для них это как свежий воздух. На работе в сапогах, в грязном, а сюда приходят и уже культурно, без матюков, разговаривают. В антракте мужики выходят на порог покурить и обсуждают: вот, Ваня в этот раз чой-то сплоховал, а Валентина Ивановна молодец, вытянула мизансцену. Да, слова такие у нас запросто и в ходу. А сколько у нас хохм бывает!..

— У нас женщина была, — смеется Таня. — Мастер импровизации — не могла выучить свой текст, половину всегда забывала, но как она ориентировалась по ходу пьесы! Что бы там не происходило — шух, сказанула! Зал со смеху лежал, актеры в шоке — там же реплика за репликой, тоже приходилось им выкручиваться.

— А пьянство не мешает театру? У нас же это бич, к сожалению.
— В труппе по большей части женщины. Правда, один актер из «любителей» был. С ним мы попадали не раз. Ну что, боролись, боремся. Но такое бывает нечасто.

Театр расположен в клубе, в старинном здании, где ночевал Станиславский. Здесь по-прежнему топят печь и воду таскают ведрами. Перед зданием клуба большая поляна, граничащая с лесом, Таня придумала устроить здесь фотозону. Сколотили летнюю площадку, столики, лавочки, разбили палисадник.

— Володя пожарный, а какие еще основные профессии есть у ваших актеров?
— Учителя, озеленитель, охранник, продавец, экономист, рабочие заводов и сельхозпредприятий. Если брать 125 лет истории театра, то почти все популярные профессии у нас были. В книге Зинаиды Соколовой есть такая интересная деталь: Станиславский поразился тому, что наши крестьяне на пашне цитировали Гоголя. Ну, они пахали и учили текст. За сто с лишним лет ничего не изменилось.
В Никольском народном театре, как и 125 лет назад, топят печку и носят воду ведрами. На фото: Владимир Барлуков, пожарный в жизни и завхоз, декоратор, актер в театре.В Никольском народном театре, как и 125 лет назад, топят печку и носят воду ведрами. На фото: Владимир Барлуков, пожарный в жизни и завхоз, декоратор, актер в театре.

— У вас случаются гастроли?
— Конечно. До пандемии много ездили по области. До меня театр выступал в Питере, Москве, в Воронеже, конечно. Из Питера привезли даже награду — за спектакль «Я песней стать старался». Эта пьеса основана на реальных событиях. В послевоенные годы у нас в Верхней Хаве, райцентре, жил Коля Шелыганов, обычный парень, скромный, тихий. Ценитель природы с задумчивой полуулыбкой, о таких обычно говорят «не от мира сего». И вот он тяжело заболел и в больнице умер, а после у него под подушкой нашли тетрадь с чудесными стихами. Коля был очень талантливым поэтом, но никто об этом не знал. Светлана Николаевна написала эту историю и поставила спектакль, который тронул и обычных зрителей, и жюри.
Но ездим не только мы, но и к нам: с 1994-го каждые два года проводится фестиваль «Театральные встречи в Никольском». Приезжают народные и самодеятельные коллективы со всей области.

— Да, меня удивило, что в Воронежской области, оказывается, несколько десятков самодеятельных театров.
— Театров и правда много. Только в нашем районе три. Поскольку Никольский был первым — и жизнь здесь стала интереснее, другим тоже захотелось попробовать. Потом наши актеры переезжали в другие места, там организовывали свои театры. Наш артист Женя Яковлев живет в Воронеже, у него своя труппа. Гриша Южаков теперь в Москве работает, у Олега Меньшикова, в театре им. Ермоловой. Мы с ним вели мастер-класс для детей в этом году на фестивале «Таврида АРТ». Да и у меня же в родной Вишневке театральная студия «Маска» — труппа в сорок человек. Началось с того, что люди подходили ко мне и говорили: «Тань, чего нам ездить в Никольское? Давай тут что-то сделаем?» В 2017 году поставили «Ночь перед Рождеством» — успех был такой, что играли три раза при полном аншлаге.
Валентина Ивановна Рогова всю жизнь проработала формовщицей: формовала фольгу для конденсаторов телевизоров. За 40 лет кого только не играла в театре. Сейчас учит роль Маши для нового спектакля «Матренин двор» по Солженицыну.Валентина Ивановна Рогова всю жизнь проработала формовщицей: формовала фольгу для конденсаторов телевизоров. За 40 лет кого только не играла в театре. Сейчас учит роль Маши для нового спектакля «Матренин двор» по Солженицыну.

— А где Никольский театр берет костюмы?
— Шьем сами. К тому же за 125 лет скопилась большая костюмерная. Многое и из реквизита сохранилось, а если чего не хватает, я собираю людей и прошу: дайте на время комод, подарите театру старый диван. И люди отзываются. Когда одинокие старики уходят из жизни, красивые вещи из их домов тоже попадают в театр или в музей.

…Дочка моя спрашивает: «Мам, ты работаешь за копейки и тут же их оставляешь. Могла бы с твоими талантами жить в Москве!» Но в Москве нет такого места. Тут, в этих стенах, на этой земле, 125 лет труда и сердца больших людей, личностей. Знаю, что пафосно звучит, а как иначе сказать? Здесь ведь нет ничего, кроме театра, и театр этот жемчужина. Подруга моя подала заявку в интернете, чтобы Никольский театр включили в список «1000 легендарных мест России». И нас включили. Люди хотят помочь, несут сюда все, что могут: кто-то — семейные реликвии, кто-то — цветы, чтобы украсить театр перед праздником, кто-то — бревна для колодца. Местная администрация тоже помогает.
Каждый раз, когда даем спектакль, да и просто прихожу в эти стены, понимаю, сколько здесь всего было и какая честь мне выпала — продолжать дело Соколовых, других подвижников, Светланы Николаевны. Мало кому так везет, правда.

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли. Второй сезон»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.