Как я ходила в Музей мусора
Места

Как я ходила в Музей мусора

«Соль земли». Калужская экспедиция. Часть I.

автор Светлана Ломакина/фото автора .

29 Сентября 2020





В августе наш репортер Светлана Ломакина совершила поездку в Удмуртию — и нашла там для нас замечательных супергероев (см. репортажи «Спаситель русской тройки», «Левиафан» наоборот. Как Саня Мувыр свою деревню на карту Родины вернул», «Темнокожий волонтер по прозвищу Удмуртия и друг его Джон Кеннеди»). В этот раз Светлана отправилась в Калужскую область — и снова повстречала множество удивительных достойных людей. Но начать серию репортажей она решила с мелкого и, казалось бы, пустяшного. С мусора.

***
Что вы знаете о городе Обнинске в Калужской области? Кто-то вспомнит первую в мире атомную электростанцию, кто-то — усадьбу Белкино. Я не знала ничего, но электронный путеводитель настаивал, что рядом с Обнинском есть первый в России Художественный музей мусора «МУ МУ». И его непременно нужно посетить.

По дороге я рассказала таксисту, что я из Ростова-на-Дону, а везет он меня в музей мусора. В машине повисла тишина.
— У вас в Ростове нет мусора? — спросил он, внимательно глядя на меня в зеркало заднего вида.
— Такого, чтоб помещали в музей, нету, — отмела я все дальнейшие сомнения, таксиста и свои.

…Первый в мире Музей мусора появился в Нью-Йорке больше тридцати лет назад. Сотрудник санитарной службы Нельсон Молина во время работы обследовал окрестные помойки и уносил с них то, что казалось ему любопытным. Экспозиция вначале располагалась в рабочей раздевалке санслужбы в Восточном Гарлеме, а после заняла целое здание. Властям идея понравилась, выставка превратилось в полноценный музей. Впрочем, бывалые люди говорят, что ничего особенного там нет: корзинки, картинки, картонки и мраморные собачонки. Обычная барахолка, где вещи вдруг стали называть экспонатами.

То ли дело в первом в России Музее мусора. Вот здесь, как говорил классик, и жизнь, и слезы, и любовь.

Располагается «МУ МУ» в Калужской области на трассе А108 в бизнес-парке «Грачи». Почему парк с приставкой «бизнес», понять я так и не смогла. Все, что есть на территории — центр отдыха «Играчи», сам музей, мотель и кафе — на бизнес-среду совсем не похоже. Наверное, и музея здесь могло бы не быть, если бы пять лет назад московская арт-группа «BURO», которая занималась дизайном офисов, отелей, производственных помещений и музеев, вдруг не столкнулась с тем, что ангар площадью в 1000 кв.м, в который они свозили после каждого объекта ненужные предметы, был заполнен. А выкинуть это все, как водится у нас, у русских, жалко. Так родилась идея превратить мусор в искусство. И наоборот.

Название тоже витало в воздухе: МУзей МУсора — «МУ МУ». Но помимо высоких художественных целей, учредители выдвинули еще один постулат — экологичность и просвещение. Каждое произведение в экспозиции напоминает о том, что к природе нужно относиться бережно.

Ну, а теперь по-простому о том, что можно увидеть в «МУ МУ». Яблочный огрызок? Нет. Прошлогодний отчет финансового отдела? Маловероятно. Башмак со скошенным каблуком? Тоже нет.

Для того, чтобы экспонат попал в экспозицию, он должен пройти худсовет, и только потом, если будет место... Потому что на сегодняшний день в музее более 500 экспонатов из 25 стран. И если одни вещи, вроде лампочки, превращенной с помощью очков в стрекозу, вызывают рефлекторное: «П-ф-ф, у нас такого искусства половина мусорного мешка», то другие вытягивают из растерянных посетителей хоровое «ничёсе».

Продолжительного «ничёсе», к примеру, стабильно удостаивается гений русской словесности Александр Сергеевич Пушкин. Вернее, его портрет, выполненный из старых джинсов. По моим самым приблизительным подсчетам, автор работы Елена Зимоненко пустила на эту аппликацию восемь пар штанов.

«Всего 16 лет не дожил Пушкин до создания Леви Страуссом первой джинсы», — с легкой ноткой горечи прочел аннотацию картины юный калужанин. И тихо добавил от себя: «Бедный...»

Не меньшей популярностью пользуются у гостей «МУ МУ» и мусорные лабутены. Кто-то, увидев их, вполголоса запевает Сергея Шнурова, а кто-то интересуется искусством в личных целях: пытается купить его по сходной цене. Но искусство зрителям здесь не продается.
А вот историями пополнения фонда музея с вами поделятся. У лабутенов она такова: в 2012 году французская компания Christian Louboutin создала особую коллекцию обуви под названием «Trash Shoes». Туфли были декорированы мусором, собранным в корзинах ателье знаменитого производителя: остатки фурнитуры, обрезки газет, марки, блестки, пуговицы, ленты и многое другое поместили в специальный пластик, который и стал платформой лабутенов. Каждая пара уникальна в своем исполнении.
«МУ МУ» выкупил экспонат на обувном аукционе.

Недалеко от лабутенов расположилась модная коллекция костюмов под названием «Дивы иных миров», сделанная для столичного конкурса мусорной моды «Trash Fashion-2016» из теплоизоляционных и строительных материалов (см. заглавное фото).

Особое место в музее отведено защите окружающей среды. И в экспозиции много примеров того, как из старых вещей сделать новые полезные. Американская компания Bureo выпускает доски для скейтборда из переработанных рыболовных сетей. Доска «Пескарь», представленная в экспозиции, сделана из 30 кв. м старых сетей, которые собрали на побережье Чили. А жители Мадагаскара из жестяных банок, которые выбрасывают туристы, делают игрушечные машинки и забавные фигурки и продают как сувениры.

Кстати, очень симпатичных слонов, жирафов и гиппопотамов производят в Кении из шлепок, вьетнамок и сланцев, что выбрасывает на берег Индийский океан. Ежегодно организация Ocean Sole перерабатывает до 400 000 единиц такой обуви и дает работу местным художникам и людям из трущоб. Скульптуры из шлепок также входят в экспозицию «МУ МУ».

А еще в музее можно увидеть блокнотики из слоновьего навоза. Made in Thailand. Навоз сушат, затем варят, красят и снова сушат, раскатав по сетке. Получается фактурная, плотная и очень красивая бумага.
А вот экспонат, который постоянно надо поправлять, — инсталляция Евдокии Куликовой «Свалка». Собранный из мусорных пакетов макет человеческого тела лежит на кровати. Автор обращается к зрителю с манифестом «не быть мусором по жизни», но зрители, в свою очередь, все время норовят улечься рядом с объектом, чем немало ему вредят.

— Если вынести из музея картину, сразу будет видно. А вот у вас — не уверена, — заметила я в разговоре с гидом. — Вот куча мусора в центре — оторвешь от строительной пены старый будильник, засунешь в карман, и всё — искусство ушло в народ… Случается такое?
— У нас везде стоят камеры, — серьезно ответила гид. — Было такое, что пропали пластиковые фрукты, которые должны лежать в корзине, мы посмотрели по камерам и увидели, как маленькая девочка перекладывает их в холодильник. Хозяюшка... Самые ценные объекты у нас находятся под стеклом, или они настолько большие, как, например, скульптуры из автозапчастей и автомобильных покрышек, что их невозможно унести.

Особое место в музее отведено искусству, которое часто можно встретить в российских городках и деревнях: это поделки из подручных материалов. В Музее мусора такого рода скульптуры собрались в волшебный сад: под пальмой из пластиковых бутылок гуляет розовый слон из покрышек; в замерших барханах строительной пены тянут к потолку пластмассовые клювы пингвины, вырезанные из 5-литровых бутылок; рядом человек из микросхем приручает крокодила из компакт-дисков; чуть дальше елка из битого стекла и райское древо из бутылок.

— «А в городе том сад, все травы да цветы; гуляют там животные невиданной красы», — пропел себе под нос один из посетителей и крикнул за старый холодильник. — Валюха, посмотри, что нам надо на огороде у баб Кати сделать!
— Я тут фоткаю, что себе надо сделать, — отозвалась супруга из-за холодильника. — Панно из ложек на кухню и вышивку на дуршлаге.

Но действительно невиданная красота была впереди — это инсталляции Вильгения Мельникова. Сколько бы тебе не было лет, как бы ты не был образован, понять, как из железяк и палок получаются объемные философские работы, собранные с математической точностью, невозможно. Любопытно, что Вильгений закончил Донской государственный технический университет в Ростове по специальности «Инженерное дело в сфере технологии и конструировании механизмов машин и производственных линий». С 2009 года художник живет в Питере, где основал студию экспериментального искусства и дизайна Ofely Art. Работает преподавателем в Санкт-Петербургской государственной полярной академии на факультете «Мировая художественная культура», преподает интуитивное творчество и художественную обработку металла.
Если окажетесь в «Му Му», обратите внимание на ассамбляжи Мельникова — те, где мусор, отбрасывая тени на белую стену, являют зрителю тончайшие человеческие силуэты.

— Какой самый частый вопрос вам задают посетители? — спросила я под завязку у экскурсовода.
— Вопросы, в основном, экологического толка, но самое интересное — это реакции людей. Когда человек идет к нам, он зачастую настроен скептически: фи, мусор. А потом походит, посмотрит и начинает задумываться — о том, сколько мы потребляем; о том, что у вещей может быть вторая и даже третья жизнь; о том, наконец, как важно бережно относиться к природе. Да и сама я, когда выношу мусор, теперь смотрю в пакет: а мусор ли это?

У меня после экскурсии было схожее чувство. Но помимо него, родилось еще одно, почти забытое, переживаемое когда-то давным-давно. Уже на улице я поняла, это чувство приходило после просмотра журнала «Работница»: если оставшиеся обмылки сложить в старый чулок, получится новая мыльная мочалка; спитым чаем хорошо удобрять цветы; а из старой юбки можно сшить модную сумку. Получается, что полвека назад мы жили не только бедно, но и экологично: не использовали пластиковую тару, вещи покупали такие, чтобы на долгие годы…

На выходе из музея всяк желающий может приобрести сувениры на память о посещении: кольца из битой посуды, кулоны из микросхем, сережки из компакт-дисков и коробочку со «скорой помощью при давлении на вашу личность». На деле это оберточный материал с дутыми шариками, которые так приятно лопать в моменты невзгод. Как пишут в инструкции производители, «пупырка» оказывает успокаивающее действие за счет безвредной реализации свойственных индивидууму импульсов.

Музей мусора воздействует на посетителей примерно так же. И хотя бы ради этого туда стоит прийти. Цена взрослого входного билета в выходные дни 270 рублей.

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.