Как мыловар, батюшка и дворник туристов в Верхотурье привлекают

Как мыловар, батюшка и дворник туристов в Верхотурье привлекают «Соль земли». Уральская экспедиция. Часть II.
Места

Как мыловар, батюшка и дворник туристов в Верхотурье привлекают

«Соль земли». Уральская экспедиция. Часть II.

Логотип Журнала Нация
Маркетплейсы
Городок Верхотурье называют уральским Иерусалимом. Это самый древний город в Свердловской области (основан в 1598 году) и самый малонаселенный: здесь живет всего 8 тысяч человек. Но есть самый маленький кремль России, два монастыря, одиннадцать храмов и множество легенд, связанных с ними. 
300 лет назад Верхотурье было административным центром Урала, а когда потеряло свое прежнее значение, стало местом паломничества верующих: простолюдинов, царских особ и ярких исторических личностей вроде Григория Распутина. С приходом советской власти поток паломников уменьшился в разы. 
Сейчас в городок приезжает около 70 тысяч человек в год. Желая увеличить число гостей и вернуть Верхотурью былую славу, трое местных жителей придумали свой туристический проект. Предприниматель Никита Зеленюк варит по старинному рецепту мыло и печет в монастырской печи итальянскую пиццу; актер Дмитрий Вершинин в образе соборного дворника водит экскурсии, а священник, отец Владимир (Иванов), составляет историю православных святынь и чудес. Все вместе это и есть проект «С Верх мы».

Верхотурье с высоты птичьего полета.Верхотурье с высоты птичьего полета.

Наша встреча Никитой Зеленюком случилась в Екатеринбурге. Он привез в столицу Урала свое мыло: с жасмином, можжевельником на угле, с апельсином и корицей, пихтой, лавандой, розмарином и мятой...

— Чем ваше мыло отличается от того, что продают сегодня в авторских магазинчиках?
— У него есть история. В Верхотурье в середине XIX века жил купец Трофим Казанцев. У него был свечносальный и мыловаренный заводики. Мыло раньше делали из свиного и говяжьего жира, а Казанцев придумал добавить туда еще козье молоко. Мыло стало очень нежным, его очень ценили и даже увозили в другие города. Истории про это купеческое мыло я помню в своем детстве. Я же рос в маленькой деревушке Заимка, это в 8 км от Верхотурья, и одна старая-старая бабушка рассказывала, как ее прабабушка хвалила то мыло. Мне захотелось восстановить рецепт. Конечно, мы видоизменили его под современные реалии: мыло варится из натриевых солей жирных кислот, кокосового, оливкового, касторового и пальмового масел, плюс козье молоко и белая глина. Заливается в формы, режется, как в старину.

— Насколько дорого было запустить такое производство?
— Недорого, но деньги все равно были нужны. И они появились благодаря конкурсу для молодых предпринимателей (стартап-реалити Игоря Алтушкина). Я не дошел до финала, но получил 600 тысяч рублей. На эти деньги закупили материалы для мыловарения, разработали упаковку и бренд «С Верх мы». Проекту всего год, но у нас уже есть постоянные покупатели, и я надеюсь, что мыловарня будет развиваться и дальше. Но мыловарня — это был только старт. Потом начались экскурсии, реставрации и другие проекты.
Верхотурское мыло с «историей»: Никита Зеленюк варит его по рецепту купца Трофима Казанцева середины XIX века.Верхотурское мыло с «историей»: Никита Зеленюк варит его по рецепту купца Трофима Казанцева середины XIX века.

— Давайте тогда с самого начала. Молодой человек, который сегодня выбирает жизнь в деревне, должен что-то особенное иметь за душой, какую-то личную историю.
— Она, конечно, есть. С Верхотурьем связана история моей семьи. Мой прадед по отцовской линии, Григорий, приехал с Украины в деревню Заимка, чтобы руководить детским домом. К нему на работу поступила воспитателем моя, тогда еще юная, бабушка. Познакомилась с сыном директора и вышла за него замуж. Потом бабушку как молодого прогрессивного специалиста пригласили в Екатеринбург в новый детский сад. Она очень хорошо себя показала и сильно профессионально выросла, поэтому в 1991 году, когда страна была в очень тяжелой ситуации, бабушку опять отправили в нашу деревню. К тому времени детский дом уж прекратил свое существование и два года стоял в запустении. Надо было его восстановить. И бабушка, Татьяна Алексеевна Зеленюк, организовала детский дом по передовой технологии. Суть в том, что дети жили в обычных деревенских домах: в каждом на семь детей два воспитателя и ночная нянечка. При домах были хозпостройки, огороды, животные, то есть дети жили обычной деревенской жизнью.

Я родился в 1995 году, и все мое детство прошло у бабушки с дедушкой, вместе с этими детьми. Они меня звали Никитос-домашний. Мы пасли коров, сплавлялись на плотах, дрались на палках — счастливое деревенское детство. Бабушку все очень уважали. У многих из моих друзей детства взрослая жизнь сложилась успешно. Наверное, благодаря такому методу воспитания.

Мой дедушка тоже много сделал для малой родины. Он дорожник: прокладывал дороги в Верхотурье и до нашей деревни Заимки. Хотя 30 лет прошло, дорога в идеальном состоянии. И в народе ее в шутку называют Зеленюк-шоссе.
Сооснователь проекта «С Верх мы» Никита Зеленюк.Сооснователь проекта «С Верх мы» Никита Зеленюк.

Когда я заканчивал Уральский федеральный университет, уже понимал, чем буду заниматься дальше. На последнем курсе перешел на заочное, работал в Верхотурье в кинотеатре и думал, как развивать туризм. Стал читать книги по истории края. Все говорят, что тут в основном история православия, но помимо этого ведь были первые уральские купцы, первые гимназии и даже первое фотоателье на Урале. Через наш город шла Бабиновская дорога, соединяющая Россию с Сибирью. В 1600 году в Верхотурье учредили таможню. Со всех перевозимых товаров собирались пошлины. Благодаря этому город быстро развивался, возводились красивые каменные здания. Здесь по пути в ссылку побывали протопоп Аввакум, князь Меньшиков, Бирон, а также многие ученые и путешественники, такие как Витус Беринг, Семен Дежнев. Верхотурскими воеводами назначали известных людей. Так, на воеводстве в разное время отметились отец первой жены Петра I, близкие родственники царя Бориса Годунова, царицы Марии Милославской, Дмитрия Пожарского.
Но когда приезжали туристы, они слышали только про историю храмов. Потом в интернете были отзывы вроде: ой, да там, кроме церквей, смотреть нечего. Мне было обидно, что люди не знают, сколько всего помнят стены Верхотурского кремля. Как-то мы разговорились на эту тему с Дмитрием Николаевичем Вершининым. Он руководитель театра «Град», когда я был школьником, помогал ему на мероприятиях. Вместе с режиссером из Тюмени Светланой Абашевой Вершинин полгода разрабатывал экскурсию, а я ему как мог помогал: покупал парики и бороды, тестировал на себе, что будет интересно молодежи. Потому что Дмитрий Николаевич и отец Владимир привыкли работать со взрослыми людьми, а я уже из другого поколения. И понимаю, что нужно раскрывать и тему купечества, житейские байки, исторические повороты.
Верхотурский кремль.Верхотурский кремль.

— Никита, погодите. Мне, как в меру пожилой, интересно и про религию. Почему все-таки Верхотурье — духовный центр Урала?
— У нас самая высокая плотность церквей, монастырей и святых мест на тысячу жителей. Наш Свято-Троицкий собор (годы постройки — 1703–1712) — самый старый каменный храм Свердловской области, включен ЮНЕСКО в число наиболее выдающихся архитектурных памятников мира. Ну и у нас же мощи святого Симеона Верхотурского. В 1692 году в селе Меркушино поднялся из земли гроб с мощами. То был святой Симеон Верхотурский. И сейчас в Верхотурье едут в основном на поклон к его мощам.

Религиозными историями у нас занимается настоятель Свято-Троицкого собора отец Владимир, он молодой, очень открытый, образованный и прогрессивный. Помогал писать эту часть экскурсии, хотя и сам может запросто многое рассказать, так часто и бывает во время экскурсий.
Свято-Троицкий собор в Верхотурье.Свято-Троицкий собор в Верхотурье.

— А экскурсии у вас проводит дворник.
— Да, мы придумали, что гостей по Верхотурью водит соборный дворник Семен Ионыч, его играет Дмитрий Вершинин. Мы наделили Семена Ионыча нашим северным верхотурским говором, придумали ему биографию и поработали над стилем. Даже в барбершоп его сводили.
Первую экскурсию провели 1 января 2020 года, и отклик превзошел все наши ожидания. О нас стали говорить, передавать контакты из рук в руки. И теперь экскурсии идут по предварительной записи: люди приезжают на весь день, три часа мы их водим и все-все показываем, рассказываем, а потом чай с травами, пицца. А часто бывает так, что они остаются на разговор с отцом Владимиром, не хотят уезжать.

— А как местные жители реагируют?
— Всякое было (смеется). Делаю я как-то раз пиццу для гостей, и тут звонит Дмитрий Николаевич: на территории мужского монастыря монах отобрал у него экскурсантов, а его обозвал самозванцем. Вершинин натура творческая, душу в эту экскурсию вложил, понятно, что он возмущен — это с одной стороны. С другой, люди нам уже заплатили деньги за экскурсию, а в монастыре им снова придется платить — дико неудобно. Но разобрались, монах даже извинился. Хотя экскурсии в мужском монастыре мы по-прежнему не проводим, показываем его издалека. С женским монастырем таких проблем нет. Ну, и местные жители не все понимают, какие плюшки можно получить от развития туризма. Я ездил в Суздаль — посмотреть на их опыт. Туда ежегодно приезжает больше 1,5 млн туристов. Понятно, что бренд раскрученнее, и мы тягаться на равных с ними не можем, но взять какие-то уроки стоило бы. Вот суздальские бабушки варят медовуху, ставят столики и продают чуть ли не у каждого двора. Что нам мешает производить крендельки с маком по рецепту купчихи Мухлыниной? Конфеты, варенье, грибы? Бери и делай, но пока местные это не раскусили.
Верхотурское чаепитие. Семен Ионыч (актер Дмитрий Вершинин) и его «жена» (актриса Ксения Терещенко).Верхотурское чаепитие. Семен Ионыч (актер Дмитрий Вершинин) и его «жена» (актриса Ксения Терещенко).

— А что у вас за пицца для туристов?
— Настоящая итальянская. В 2019 году я некоторое время жил в Италии. Английский я знаю хорошо, но захотелось чего-то нового, и я взялся за итальянский. В Сети общался с носителями языка, познакомился с Антонио. Он футболист, я футболист — мы подружились, и Антонио пригласил меня в Италию. Я жил в его семье, смотрел, как устроена жизнь, и много чего полезного для себя вынес. Начиная с умения получать радость от самых простых вещей до рецептов домашней кухни. Каждый вечер мы с мамой Лаурой что-то готовили. В том числе и пиццу. Рецепт такой: хороший соус (его я делаю сам из консервированных итальянских помидоров, специй и трав), тесто двухдневного брожения, сыр моцарелла, колбаски пепперони и хорошая печь.

— Вас сейчас в проекте только трое? Справляетесь?
— В основном составе, да, трое. Но нам помогают еще двое молодых ребят из Верхотурья. Вообще есть чувство, что скоро людей будет значительно больше: придут волонтеры; подрастают школьники, которые тоже нам помогают. Они уже знают, что Верхотурье — отец уральских городов. Тагил, Североуральск, Карпинск, Екатеринбург — эти города поднимали купцы из Верхотурья. Но, как это бывает, дети растут и двигаются дальше, а их отец остается на задворках жизни. Но он-то жив! И экскурсия Вершинина именно об этом.
Верхотурские альпаки, живут на территории женского монастыря.Верхотурские альпаки, живут на территории женского монастыря.

Когда я попадаю в поле зрения, дворник Семен Ионыч говорит туристам: «А это наш верхотурский купчишка, который занимается мыловарением и всячески двигает наш город». Мне смешно, но и лестно, с другой стороны. Хотелось бы приблизиться хоть чуть-чуть до уровня настоящих верхотурских купцов. Они вкладывали в город несметно, я же пока только в начале пути. Небольшой процент от продаж мыла идет на городские проекты. В планах отреставрировать историческое здание в центре и показать местным, как должны выглядеть дома: чтобы они не затягивали свои фасады этим жутким профнастилом — тогда город будет другим. Еще люди меняют старые наличники на пластиковые окна. Раньше они их просто сжигали в печах, а теперь несут нам. К лету в кремле сделаем выставку, а может, даже целый фестиваль наличников. Пока у меня в гараже лежат 35 экземпляров, и я их потихоньку восстанавливаю.

Мы выпустили очень классную туристическую карту Верхотурья. С ней уже необязательно даже иметь гида. Можно составить свой маршрут, каждый объект там нарисован и все расписано. Деньги на карту собирали с помощью краудфандинга: нужно было 350 тысяч рублей — вся Россия нас поддержала. Ну и еще много чего хочется сделать для своего города. Я хочу поступить в магистратуру в Италии — поучиться там развитию туризма, а потом вернуться сюда с новыми идеями. Несколько поколений моей семьи всю жизнь трудились на благо этих мест, и у меня, я думаю, такая же судьба.
Мост через реку Туру от кремля в заречную часть.Мост через реку Туру от кремля в заречную часть.

Это проект журнала «Нация» — «Соль земли. Второй сезон»: о современниках, чьи дела и поступки вызывают у нас уважение и восхищение. Расскажите о нашем герое своим друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.