Такое возможно только в России, или как учитель истории стала коллектором-тамадой
Люди

Такое возможно только в России, или как учитель истории стала коллектором-тамадой

Монолог взыскателя долгов о себе и о нас с вами.

автор Светлана Ломакина/ заглавное фото кадр из к/ф «Горько! 2».

25 Февраля 2020





Российские власти планируют разрешить коллекторам собирать долги по ЖКХ. По информации, озвученной в конце прошлого года Виталием Мутко, за 2019 год таких долгов по стране набралось 1 трлн 400 млрд рублей, 20-30% из этой суммы — долги физлиц. 
А это значит, что с коллекторами теперь столкнется намного больше россиян.

Коллекторы — кто это вообще? Как люди попадают в их ряды? Мы решили поговорить с типичным взыскателем долгов, но случайно нашли самого нетипичного: Эльвира Чумаева из Ижевска — пожалуй, единственный в стране коллектор-тамада.

— На первой встрече с должником я оставляю визитку. На ней с одной стороны написано, что я глава коллекторского агентства, а с другой — что провожу свадьбы и юбилеи. И всегда люди спрашивают: как так? А я отвечаю: ну вот так, я женщина разносторонняя.

Кем бы ты ни работал, надо оставаться человеком. У меня нет врагов. С «моими» должниками мы никогда не ругались, они и через время обращаются ко мне по юридическим вопросам. Поэтому клиентская база у меня как у коллектора и тамады общая, это одни и те же люди.

Родом я из Кировской области. Жила в маленькой деревушке под названием Соринка, работала в школе учителем истории. Но деревня умирала, и мы с подругой, учительницей младших классов, однажды собрали вещи и рванули в Удмуртию, в Ижевск: он был ближе к Соринке, чем наш областной центр.
Несколько суток жили на вокзале. Спали, свернувшись, на сумках. Переживали за деньги. У нас к трусам были пришиты кармашки, а в них — деньги, полученные при увольнении из школы. Днем ходили искали работу — никуда не брали.

Уже начали думать, что придется вернуться в Соринку (а так не хотелось!). Но вот —ранним утром мы еще спим в зале ожидания, и нас будит уборщица. Выслушивает нашу историю и, чтобы не забрала милиция, берет нас к себе в квартиру-каморку. Там напоила-накормила и объяснила, что без прописки работу в городе мы не найдем.

А прописку можно было купить у нее за 400 рублей. Мы согласились. Подружились с ней и дружим до сих пор. Оказалось, что у Светы есть маленькая дочка, она воспитывает ее одна, работает в туберкулезной больнице, а на вокзале подрабатывает.

С пропиской устроились на автозавод. Собирали тормозные системы для малолитражек «Ода», их до сих пор еще можно встретить на дорогах России. Работали на станках. Ирина, подруга, спокойная, дом-работа. А я человек подвижный, пробивной, с детства была на сцене — и пошла в местную команду КВН «Автозавод».

Зачем 11-й айфон при зарплате в 18 000 рублей? Наверное, потому что у людей есть очень сильное желание пожить в придуманной реальности. А еще часто включается детское любопытство: вот я возьму кредит и не буду платить — чем закончится?

Ну, дальше много всего было — можно сериал для канала «Россия» снимать, про жизнь провинциалки в большом городе. Жила в общаге: крысы, тараканы, пьяные соседи. Очень хотела съехать оттуда: мыла полы, по выходным за 70 рублей в день перебирала лук у жителей солнечных республик. Короче, копейку к копейке начала копить на свое жилье. Параллельно поступила заочно на юрфак, моя специализация — уголовное право.

Когда на автозаводе дела стали совсем плохи и нас сократили, я начала стажироваться в Первомайском РОВД в отделе дознания. Идея получить свое жилье была главной. Фиктивно вышла замуж, закрепила комнату в общежитии за собой, приватизировала. Все так же работала в милиции. Было очень тяжело: зарплата мизерная, а нагрузка большая, мы там дневали и ночевали, никакой личной жизни, и денег не хватало даже на еду.

И вот как-то зашел ко мне в гости капитан нашей команды КВН Слава Осокин (я все еще играла), и я рассказала, что с деньгами у меня совсем плохо — нет ли варианта что-то придумать, какую-то подработку? Слава подвел меня к зеркалу и говорит: «Посмотри на себя. Ты обаятельная, веселая, тебе идет полнота — у тебя есть все данные, чтобы проводить свадьбы». Мы сели и после суточного дежурства написали сценарий свадьбы, сшили костюмы. Было ужасно страшно, но я собралась и провела свою первую свадьбу в паре со Славой. Это был 2004-й год.

А уже потом стала коллектором: одногруппник по юрфаку предложил, спасибо ему большое. Тогда мы слова такого не знали. Были межбанковские службы безопасности, в которых работали юристы. И меня пригласили именно на эту должность — рядовым юристом. Я переживала, что не получится, потому что работала в уголовной системе и перестроиться на гражданско-правовую непросто. Но выучилась, и дело пошло очень хорошо. Коллектором я работаю уже 15 лет, несколько последних лет — сама на себя.

Кто такой коллектор в моем понимании? Это специалист по взысканию задолженностей в рамках правового поля. Это юрист. А те ужасы, что нам показывают по телевизору, о чем пишут в интернете, это делают не коллекторы, а бандиты.
История из Перми, когда мой коллега-коллектор бросил петарду в окно и пострадал ребенок? Он не коллега мне. Он даже не человек. 

Люди бывают разные: загнанные в угол, юридически и финансово безграмотные, запутавшиеся. И нормальный здравый коллектор должен попытаться им помочь — вытащить их из долговой ямы. Потому что, попадая в нее, люди перестают соображать — у них начинается паника. И ты пытаешься объяснить, что произошло и как из этого выйти законным образом. Включаешь обаяние и терпение, обращаешься уважительно. При этом я всегда сходу вижу, кто передо мной: нормальный человек, который попал в беду, или мошенник. Но это пришло не сразу. Раньше, бывало, договариваешься с должником, веришь ему, что сам пригонит свой автомобиль к службе судебных приставов для осмотра или ареста. А он не пригоняет, смотрит на тебя в окно из квартиры и натурально корчит рожи. Но проходит время, долги растут — и когда он оказывается на дне ямы, то уже сам идет ко мне. 

Не нужно забывать, что мы живем в России. Сплошь и рядом истории, когда в долгах тонут многодетные семьи, больные, старики. Это всегда слезы, которым я сочувствую. Приходится успокаивать, объяснять, что банк идет на встречу: «Давайте сделаем реструктуризацию, новый график погашения, я договорюсь со службой судебных приставов, вас никто не будет беспокоить в шесть утра...»
Случаи, которым я особенно сочувствую — когда люди вступают в наследство, и к ним переходят долги родителей.

Обычно арестовываю машины. Но и животных приходилось арестовывать: поросят, уток, кур. И породистых собак. Их до торгов определяют в зоопарк, там есть специальные вольеры.

По закону мы можем приходить с шести утра до десяти вечера. Человек к этому не готов — когда он набирает кредиты и не платит по ним, он не думает о том, что к нему когда-то ранним утром придут коллекторы или приставы. Это общая история и проблема.

Каждый день у меня 3-4 человека, которым я объясняю одно и то же. Должников по России очень много. Сейчас я разговариваю с вами из Архангельска. Я уже забрала здесь несколько автомобилей и теперь буду их продавать. Но все прошло спокойно, должники отдали машины добровольно, я жду покупателя. А завтра уже полечу в Петрозаводск.

Среди должников мошенников немало. Меняют документы, набирают 50 кредитов в 50 банках, потом скрываются. Но человек не иголка. Когда подключается полиция, объявляется всероссийский розыск — мошенники находятся. Вытащить их невозможно только из-за границы, там я бессильна, к сожалению.
 
Бывают нелепые случаи. Человек говорит, что сам пригонит машину, я верю, а он едет домой и разбирает ее на запчасти. Зачем? Он не решил проблему — кредит не погашен, проценты растут.
Ну, да, если разобрал, то получается, что имущества у него больше нет. Производство дела может висеть до пенсии, и долг будет удерживаться из официального дохода должника. 

В Ижевске я единственный коллектор женщина. Вообще банки придерживаются мысли, что коллектором должен быть грозный мужчина — бывший оперативный сотрудник, например. Но я доказала, что ни в чем мужчинам не уступаю.

Россия — особенная страна, тут много должников, много сложных юридических моментов, поэтому я думаю, что работа у меня будет всегда.

А проведение праздников для меня — отдушина, психологическая перезагрузка после работы. За пятнадцать лет я провела несколько сотен свадеб. Работаю тамадой не из-за денег. У меня всё есть.

На каждой свадьбе обязательно есть человек, который выхватит микрофон — потому что знает, как лучше провести праздник. Ну, и, конечно, на каждом мероприятии главной всегда остается водка. И моя задача сделать так, чтобы все прошло мирно, чтобы людям было весело, но при этом они не залегли лицом в салаты.

Недавно проводила свадьбу в стиле Чикаго 30-х годов для моей подруги. Гангстерский стиль попросил жених. Невеста — адвокат по уголовным делам, а он бывший заключенный. Обоим уже под пятьдесят. Но как-то они полюбили друг друга. Хорошо живут, купили дом, он завязал с прошлым, работает на автозаводе.

На что люди чаще всего берут кредиты? На машины, на бытовую технику или мебель. На лечение или какие-то другие неотложные нужды — редко.
Хотя вот вдуматься: мужик зарабатывает 25 тысяч рублей, а берет кредит на шубу жене. На отдых за границей берут, хотя живут ниже среднего. И сколько бы ни талдычили, что так нельзя, что это плохо заканчивается, — не слышат! Зачем вы это делаете? Зачем 11-й айфон при зарплате в 18 тысяч рублей? Наверное, потому что у людей есть очень сильное желание пожить в придуманной реальности. А еще часто включается детское любопытство: вот я возьму кредит и не буду платить — чем закончится? Многие же даже не читают, сколько будут должны банку. В момент получения денег они заняты только деньгами — что будет потом, им неинтересно. Меня это поражает.

Я работаю в основном с автокредитами. Поэтому арестовываем машины. Но часто работаю и с такими случаями: люди берут квартиру в ипотеку, покупают туда в кредит дорогую технику. Потом что-то случается — увольнение, болезнь, что угодно. И мы арестовываем эту дорогую технику, вывозим и продаем на торгах.

Золото в России арестовывают редко. При аресте драгоценных изделий должен присутствовать специалист, а у нас их практически нет. Но я, например, арестовывала животных: поросят, уток, кур. И породистых собак. Арестованных животных приставы определяют в зоопарк, там есть специальные вольеры; на содержание зверей выделяются деньги, а потом они уходят через торги или передаются взыскателю в счет долга.

Самый памятный случай в моей практике… Эта должница жила в Кирове, мы искали ее около пяти лет. Приходили рано утром как на работу, но она не открывала. В итоге приставов эта ситуация так достала, что они арестовали то имущество, которое было им доступно, — дверной глазок. Назначили ему цену в 20 рублей и продали.
Хозяйку глазка потом все-таки нашли. Машину ее арестовали. Как она только с нами не разговаривала, чего только себе не позволяла, но дело было сделано.

Я объездила всю Россию и могу сказать, что да, есть места, где живут люди более совестливые, порядочные. Допустим, в Карелии люди сами приходят ко мне: звонят, находят, просят помощи, и мы оперативно решаем все проблемы. В Самарской области, например, такого нет. Там люди до сих пор живут по законам 90-х. Они могут тебя оскорбить, толкнуть, даже плюнуть. И хотя я работаю в Самарской области около десяти лет и люблю этот город, работать там сложно.
Кстати, в Ростове-на-Дону, вопреки всем рассказам про город-папу, у меня все было нормально. Прошлым летом я забрала у вас пять машин. Хозяевами были молодые парни, которые не справились с автокредитами. Все очень адекватно реагировали.

В будни встаю в четыре утра, чтобы к шести уже найти машину и прийти к двери должника. Приставов я люблю и очень жалею: у них на одного сотрудника приходится по 1500 производств в год. Они физически не успевают ни найти, ни арестовать имущество. Мы, коллекторы, им помогаем. Ищем автомобили по своим каналам и, если находим, уже к адресу вызываем приставов. Да, моя работа похожа на работу инспектора уголовного розыска.

На выходных я не работаю, потому что веду свадьбы.