«Русский след» на щеке Тома Харди
Люди

«Русский след» на щеке Тома Харди

Скандалы и интриги «Оскара» - глазами голливудского репортера Галины Галкиной. Количество звезд на сантиметр текста зашкаливает.

автор Екатерина Максимова фото Галина Галкина

29 Января 2016

- Ваш личный голливудский опыт какие стереотипы о «фабрике грез» разрушил?

- Когда я приехала в Лос-Анджелес 20 лет назад, в июне 1995 года, у меня не было никаких голливудских стереотипов. Я слышала про «Оскар», но у меня была другая специализация – я работала корреспондентом газеты «Коммерсантъ» в отделе «Компании и рынки». Эту газету уже знали в Голливуде, потому что ее корреспонденты освещали оскаровские церемонии, кажется, с 1992 года, когда Никита Михалков представил свой фильм «Урга: территория любви» в категории «Лучший фильм на иностранном языке», и получил оскаровскую номинацию. Меня аккредитовали при MPAA (Motion Picture Association of America), и я стала получать приглашения на просмотры фильмов задолго до их выхода в прокат. В то время российских журналистов еще не приглашали на пресс-джанкеты (мероприятия от киностудии для представителей СМИ, включающие индивидуальные интервью и круглые столы с создателями фильма). И я сама звонила на студии и просила аккредитовать меня на красную дорожку той или иной премьеры. Иностранные корреспонденты обычно стояли в конце дорожки, но некоторые звезды сами доходили до нас, других подводили представители студии. Они соглашались не только ответить на пару вопросов, но и сфотографироваться. Так у меня образовалась серия портретов голливудских звезд, которых я снимала в упор. Порой я поражалась тому, откуда фотографы знают всех этих людей, которые ступают на дорожку – они выкрикивали их имена с просьбой повернуться. Иногда я просто щелкала своей «мыльницей», не зная, кого снимаю. Но после того как покрутилась на местной «кухне», узнавала на своих фотографиях Уитни Хьюстон с Бобби Брауном или сэра Роджера Мура.

С российскими кинематографистами: Никитой Михалковым, Сергеем Бодровым, Алексеем Учителем, – я встречалась, когда они приезжали в Голливуд для продвижения своих фильмов на «Оскар» после их номинации. В одной из таких кампаний, посвященных фильму «Вор» Павла Чухрая, мне посчастливилось принять активное участие. А Миша Филипчук, исполнитель главной роли, жил у меня дома, и все мои друзья заботились о нем и дарили ему игрушки. Этот фильм, правда, не получил «Оскар», как, впрочем, и три другие номинированные после 1995 года фильмы.

- Что вы считаете самой головокружительной русской карьерой в Голливуде за всю историю? 

- Я думаю, это карьера, которую сделал Кирк Дуглас. Он замечательный! Я брала у него интервью, когда ему было 90, и он говорил, что не исключает, что грядущая осень станет для него последней. Тем не менее, просил своего агента подыскать роль, подходящую для 75-летнего парня. Кирк вспоминал своих родителей, эмигрировавших из России в Америку в 1912 году, голодное нью-йоркское детство, гордился своим сыном Майклом Дугласом. Через несколько лет я снова с ним встретилась, и он был настроен намного оптимистичнее. 9 декабря 2016 года легендарному «Спартаку» исполнится 100 лет. Дай Бог ему здоровья.


- А что, сегодня есть в Голливуде наши люди? Кого из русских актеров знают в Америке?

- Думаю, что самые популярные актеры – это Мила Йовович, Мила Кунис, Антон Ельчин, а из режиссеров - Тимур Бекмамбетов. Но это не значит, что американцы в курсе, что у них русские корни, что, например, Антон Ельчин оказался в Штатах в возрасте полугода. Что касается актеров, живущих в России, то вряд ли обычные американцы знают кого-то из них.

- Рядовой американец следит за событиями «Оскара»? Может, только в России все волнуются, получит ли ДиКаприо свою статуэтку?

- «Оскар» очень популярен в Америке! На улице гораздо меньше народу, когда по телевизору показывают шоу на красной дорожке и оскаровскую церемонию. Но даже те, кто не смотрит это по ТВ, все равно интересуются, какие фильмы выиграли, и идут на них в кино. Что касается ДиКаприо, то его любит весь мир! И, конечно, все ждут того момента, когда он «получит по заслугам». Кстати, я говорила с Лео об «Оскаре» и после «Авиатора», и после «Выжившего». Его ведь номинировали на «Оскар» в первый раз еще в 1994 году за фильм «Что гложет Гилберта Грэйпа». Так вот, ДиКаприо вспоминал, что ужаснулся тогда, осознав, как много людей смотрят оскаровскую церемонию, и молился, чтобы ему не пришлось подниматься на сцену.

- Видимо, его молитвы были услышаны. А «цветной скандал», инициированный женой Уилла Смита, – насколько это в духе «Оскара»? Как вообще политика влияла на «Оскар» и, наоборот,  как «Оскар» влиял в свою очередь на политику? Если влиял. 

- Вполне в духе. Безусловно, «Оскар» связан как с политикой, так и с экономикой. Например, оскаровская номинация за лучший фильм приносит примерно 20 дополнительных миллионов долларов при продаже билетов, и даже если фильм не выиграет золотую статуэтку, то после церемонии получит еще 5 миллионов долларов от продаж билетов.  Но не забывайте, что оскаровские маркетинговые бюджеты составляют несколько миллионов долларов. Если не ошибаюсь, продюсеры Харви и Боб Вайнштейны потратили 15 миллионов долларов для продвижения на «Оскар» своего фильма «Влюбленный Шекспир».

- А какой из оскаровских скандалов считается самым грандиозным?

- Я думаю, что-то из скандалов, связанных со сбоями работы службы безопасности. Одна из первых серьезных оплошностей произошла еще в 1938 году. Актриса Элис Брейди, выигравшая золотую статуэтку за роль второго плана в фильме «В старом Чикаго», не смогла присутствовать на церемонии. Неожиданно вместо нее на сцене появился совершенно неизвестный человек, который, горячо поблагодарив киноакадемию от имени актрисы, забрал награду. Ни его, ни «Оскара» никто никогда больше не видел.
Уже в мою бытность в Голливуде, накануне вручения «Оскара-2000», со склада транспортной компании Roadway Express в Калифорнии были похищены 55 оскаровских статуэток. К счастью, 52 золотых «рыцаря» были вскоре случайно найдены мусорщиком в мусорном баке. Примечательно, что когда в феврале 2002 года была похищена статуэтка, принадлежащая Вупи Голдберг, которую она выиграла в 1990 году за фильм «Призрак», ее также обнаружили именно в мусорном баке. Похоже, похитители не испытывали особого уважения к наградам Академии и пытались показать, где их истинное место.
А обсуждаемые ситуации последних церемоний, по мне, не тянут на звездные скандалы. Как можно столько внимания уделять «ноге Анджелине Джоли», ума не приложу.


- Позвольте женский вопрос. Как к человеку, который имеет «доступ  к телу». Кто из голливудских звезд обладает самой мощной харизмой?

- «Самая большая – у Тома Хэнкса и Джорджа Клуни», – вот, подсказывает мой муж-американец. Я брала интервью у них и да, я прочувствовала на себе их харизму. Я не из тех, кто в детстве влюблялся в актеров, может быть, поэтому у меня с ними складываются дружеские отношения. Это не значит, что мы обмениваемся телефонами, ходим в гости друг к другу. Такое в Голливуде случается очень редко, лично я не знаю ни одного журналиста, который дружил бы с голливудской звездой. История Пирса Броснана, женившегося на журналистке, которая пришла к нему на интервью, — исключение из правил. Но у актеров хорошая память, и они легко узнают тех, с кем встречались хоть раз.

Конечно, мне приятно, когда меня узнает Марк Уолберг или Хью Джекмен. Или когда мне удается разговорить известного «динамщика» журналистов Джеймса Франко. Как-то Траволта, отвечая на мой вопрос, попросил дать ему руку. Что мне делать? Даю. А он берет ее и целует. Ну как тут быть равнодушной! Билли Боб Торнтон однажды бросился ко мне после джанкета и поцеловал на прощание в губы. Я даже переволновалась. Дома проверила в интернете, не попались ли мы на глаза папарацци. Не хотелось объяснять что-то мужу.
Но самая невероятная история произошла у меня с известным актером и стендап-комиком Расселом Брэндом. Не поверите, он подарил мне кольцо. Это случилось на джанкете «Побега из Вегаса». Он отвечал на мои вопросы и вдруг совершенно неожиданно снял одно из четырех своих колец и протянул мне. Я примерила — подошло. Хотела вернуть, но Рассел настоял, чтобы я оставила его себе. Сколько тогда было разговоров! И среди журналистов, и среди актеров. Особенно среди актрис. Я потом купила похожее кольцо и при встрече подарила Расселу. Он сказал, что теперь у нас с ним особая связь. Да, еще похвалил мою прическу.

На последнем джанкете «Выжившего» Том Харди, чей персонаж заживо хоронит героя ДиКаприо, так крепко обнял меня при встрече, что на его левой щеке остался отпечаток моих напомаженных губ. Он долго отказывался стирать красный след со своей щеки, но потом вмешалась его жена Шарлотта Райли, которая находилась в комнате, и умыла мужа.

- Самая ценная голливудская встреча для вас. И самая ценная «обратная связь».

- Самая запоминающаяся встреча у меня произошла с Мэрил Стрип. Я была первой российской журналисткой, которая взяла у нее интервью. Помню, как меня пригласили на студию Paramount, чтобы показать ее новый фильм «Часы», который я смотрела там в одиночестве. А потом Мэрил Стрип уделила мне 45 минут вместо положенных 20 в своем номере отеля Peninsula в Беверли-Хиллс. Недавно я на очередном интервью отдала ей нашу с ней фотографию, сделанную на том интервью, и она призналась, что тоже его помнит.

Иногда я дарила актерам советские фильмы и шоколадные конфеты из России – Энтони Хопкинсу, Джеку Николсону, Шайе ЛаБефу, Леонардо ДиКаприо. Подарки лучше передавать с рук на руки. Когда Хопкинс и Николсон просили меня прислать интересующий их фильм и давали  адрес, то потом оказывалось, что они его так и не получили. Все это исчезало на долгом и извилистом пути, на котором слишком много посредников.

- Насколько много постановочного в церемонии «Оскара»? Говорят же, что все конфузы и заминки там срежиссированы.

 - На церемонии кое-что происходит спонтанно, поэтому она и идет в эфир с опозданием в несколько секунд. А команда писателей продолжает трудиться и во время церемонии, придумывая новые шутки в унисон непредвиденным ситуациям. После каждой церемонии это широко обсуждается. Гвоздем программы оскаровского шоу-2014 стала пицца, которую заказала ведущая Эллен Дедженерес. Ее доставил прямо на сцену в Dolby Theatre владелец пиццерии и наш бывший соотечественник Эдгар Мартиросян, переехавший в Лос-Анджелес из Москвы. 

Доставку «оскаровской» пиццы видели миллионы зрителей. Эллен собирала деньги на пиццу с проголодавшихся гостей церемонии в знаменитую шляпу Уильяма Фаррелла. Потом она пригласила Эдгара Мартиросяна на свое шоу и отдала ему вырученную тысячу долларов. Эдгар сказал, что понятия не имел, что ему придется выйти на сцену, он собирался принести пиццу для сценаристов. Судя по тому, как он держался на сцене, нет оснований ему не верить.

- Вы следите за судьбой российского номинанта? Какие из номинируемых картин – «фильмы года» лично для вас?

- Вы имеете в виду Константина Бронзита? Да, я с ним встречалась перед его первой оскаровской номинацией в 2009 году. Очень надеюсь на его победу. Но если вдруг не случится, то и номинация сама по себе – это награда. Мои личные фавориты среди номинантов этого года – Spotlight («В центре внимания» – фильм Т. Маккарти о скандале вокруг сексуальных домогательств в католической церкви; представлен в 6 номинациях) и Room («Комната» Л. Абрахамсона, 4 номинации). Девятилетний Джейкоб Тремблэй сыграл там просто потрясающе – я даже не могу себе представить, что можно было сыграть лучше. Удивлена, что он не получил номинацию.