От «Ежика в тумане» до «Роскосмоса»: сестры из Ростова делают русское модным
Люди

От «Ежика в тумане» до «Роскосмоса»: сестры из Ростова делают русское модным

История бренда DNK Russia, родившегося в декретном отпуске.

«Бери и делай. Истории донского бизнеса» — так называется большой совместный проект журнала «Нация», Ростовского регионального агентства поддержки предпринимательства (РРАПП) и центра «Мой бизнес».
Его героями станут 25 компаний — лидеров своих отраслей, которые хорошо известны и за пределами Ростовской области.
Для массового читателя наш проект превратится, надеемся, в увлекательный сериал. А начинающие предприниматели смогут найти здесь идеи и советы для себя.
В сегодняшнем выпуске — история бренда одежды для детей и взрослых DNK Russia, который сестры Ольга и Анна Ничковы (на заглавном фото) придумали в декретном отпуске как маленькое семейное дело. А спустя 8 лет компания превратилась в заметного игрока фэшн-индустрии, выпускающего совместные коллекции с Black Star, «Союзмультфильмом» и «Роскосмосом».
Платья из коллекции «Союзмультфильм» & DNK».
Платья из коллекции «Союзмультфильм» & DNK».
— Откуда такое классное название?
Ольга: — Если вы ждете красивой истории о том, как мы сидели на горе, созерцали закат и на нас снизошли заветные буквы, то у нас ее нет. Название появилось в один момент. Нам нужно было отстроиться от своего прежнего имени, которое у нас фактически перехватили. Но в итоге DNK Russia нам очень нравится, мы в него вжились и освоились. Наша ДНК — потому что мы сестры, ДНК бренда — потому что мы создаем уникальные вещи, ДНК России — потому что мы хотим делать российское привлекательным, качественным, модным.

Анна: — Да, наше название — это поучительная история о том, что безвыходных ситуаций не бывает. В течение первого года мы назывались иначе. У моего супруга как раз был зарегистрирован товарный знак, которым он с нами поделился. А через год случилось неприятное стечение обстоятельств, из-за которого нам в одну ночь пришлось выкинуть все старые этикетки и придумать новое имя. Так мы стали DNK Russia. И это было лучшее решение.

— Вы родились и жили в Сибири, сейчас живете и работаете на Юге. В чем, в том числе и в ведении бизнеса, вы сибирячки, а в чем южанки?
Ольга: — Я идентифицирую себя как коренная сибирячка, но при этом я стопроцентная ростовчанка. Просто чувствую в себе две эти силы.
Если говорить о бизнесе: мне кажется, наша серьезность и любовь к правилам — от сибиряков, а активность — от южан.
Детский костюм от DNK Russia.
Детский костюм от DNK Russia.
— Десятки раз вы уже, наверное, рассказывали, но и сейчас без этого не обойтись: как все начиналось?
Ольга: — Началось все в 2014 году, когда мы с Анной практически одновременно ушли в декретный отпуск. Огляделись — и поняли, что найти качественные вещи для наших детей у российских производителей практически невозможно. Сшили первую партию одежды и начали продавать через социальные сети.
Я по образованию журналист и до декрета работала выпускающим редактором журнала о шопинге. Этот опыт пригодился в бизнесе: я могу организовать процесс, понимаю, что такое цикл «от сдачи до сдачи», что такое жесткий дедлайн. Кстати, может быть, благодаря этому мы умеем делать коллекции в сжатые сроки — то, чего многие не могут.

Анна: — У меня два образования, экономическое и юридическое. Но я попробовала себя во многих профессиях.
У меня было свое рекрутинговое агентство, мы сотрудничали с крупными компаниями. Мне это до сих пор помогает — находить классных людей в нашу команду. Был еще магазин для беременных, там я приобрела опыт розничной торговли, руководства людьми.
Анна Алексеева и Ольга Коваленко за работой над новой коллекцией.
Анна Алексеева и Ольга Коваленко за работой над новой коллекцией.
— За что каждая из вас отвечает в компании?
Анна: — Коммерция и маркетинг лежат на мне, а производство и дизайн — на Ольге. Но могу ли я сама запустить коллекцию? Конечно, могу. Может Оля заниматься продажами и маркетингом? Может. Мы много советуемся и во все вникаем обе.

— Мужья в делах DNK Russia не участвуют? А дети? Может, кто-то из них уже придумывал принты или рисунки.
Ольга: — О нет, что это вы такое говорите? (Смеются.) Ни мужья, ни дети в бренде не участвуют. Мне одного партнера-родственника в виде сестры более чем достаточно.

Анна: — Полностью согласна. Максимум — раз в году фотографируем детей. Но это не коммерческие съемки, не для каталога, скорее для поддержания имиджа семейного бренда.

— Ваша бизнес-история кажется обманчиво легкой: взяли у мужей по 30 000 рублей, запустились — и пошло-поехало. Но ведь наверняка случались провалы и неудачи. Расскажите о самых памятных.
Ольга: — Да, многие такие истории классно звучат. Но на самом деле любая история бизнес-успеха — это череда провалов. У всех и всегда, нет исключений. Мне вообще кажется, что «бизнес» — это другое название непрерывного преодоления кризисов.
В 2017 году мы еще были маленькими, и к нам обратился крупный российский бренд с предложением коллаборации. Мы, радостные, сразу согласились. Сами провели расчеты и... просчитались. Год отгружали товар со слезами на глазах, просто потому что работали себе в убыток. Зато бесценный жизненный опыт.

Анна: — А еще есть хорошая история про детскую Неделю моды. Мы выделили бюджет на участие в этом мероприятии, подготовили пять образов, но лично присутствовать не смогли. Еще и часть коллекции по ошибке осталась в Ростове. Показывали, что есть. Я пишу человеку, который находится там: «Номинацию дали?» — «Нет, не дали». Жаль. Уже хотела поделиться этим в соцсетях, и тут мне звонят из Москвы: «DNK, вы куда делись? Мы вас трижды уже объявляли, у вас «Прорыв года»!»
Куртка из коллекции «Роскосмос» & DNK».
Куртка из коллекции «Роскосмос» & DNK».
Ольга: — А еще мы однажды решили попробовать массовое производство и заказать пошив у подрядчиков. Куда обращаться? Конечно, в Иваново — город швей. Заказали очень большую партию футболок — 3 тысячи единиц. Партия была готова позже оговоренных сроков, а вдобавок, когда мы получили футболки, наш отдел технического контроля признал всю партию стопроцентным браком. До 2017 года мы еще обращались к подрядчикам, но потом решили, что пора собирать собственный штат швей.

— Вообще о каких подводных камнях в этом бизнесе нужно знать тем, кто решит пойти по вашим стопам?
Ольга: — Никаких универсальных советов в бизнесе нет. У каждого свой путь. Кто-то может выйти в офлайн — и у него всё скупят за несколько дней. У нас же с розницей были тяжелые отношения, как мы не пытались. Но у кого-то неважно с онлайном и соцсетями, а у нас все хорошо.
Когда пришла пандемия, многие оказались совершенно не готовы к локдауну, а мы уже имели мощный интернет-магазин, собственный склад. То же самое с производством, где мы можем лично контролировать качество пошива.
Худи из коллекции «Роскосмос» & DNK».
Худи из коллекции «Роскосмос» & DNK».
— У вас есть вещи-бестселлеры? Которые вы дошиваете и дошиваете.
Анна: — Футболка «Молодежь», бушлаты «Из России», коллекция «Крылья»: футболки и платья. Это то, что хорошо знают и просят нас регулярно перевыпускать.

— В производстве одежды в России есть сегодня свободные ниши? Чего у нас не делают, а надо бы. Прямо приходи и делай бизнес.
Анна: — Угадывать нишу — путь к провалу, надо гореть своей идеей. Я многодетная мама — и я знаю, какая одежда нужна детям, от малышей до школьников: моей старшей дочке сейчас 9 лет. Я женщина — и я знаю, чего хотят женщины, поэтому могу это классно сделать.
Когда мы начинали в 2015 году, практически никто в России не производил авторскую одежду, это было не модно. А сейчас, мне кажется, у нас производят абсолютно все. Хотя знаете, чего у нас нет? Пуговиц и фурнитуры! Нет ни одного своего завода.
А еще нет большого производства кепок. Все китайское. Понятно, куда проще купить китайские болванки кепок и налепить свои логотипы. Но это же не бренд, где там созидательная составляющая?
Комбинезон из коллекции «Роскосмос» & DNK».
Комбинезон из коллекции «Роскосмос» & DNK».
— Ваши самые любимые коллаборации?
Анна: — «Любимая коллаборация» — для нас это тавтология, потому что коллаборация это и есть совместный проект «по любви». Мы реализуем только те проекты, которые хотим.

Ольга: — Многие думают, что коллаборация — прибыльное предприятие, легкие деньги. Но с коммерческой точки зрения это не так. Это скорее для души. Способ высказать нашу позицию и ценности. Нам было принципиально важно сделать коллекцию с «Союзмультфильмом», а не с Disney или Universal, например.

Анна: — А ведь они к нам приходили, кстати. Мы отказали. Хотя очевидно, что коллаборация с Disney была бы выгоднее в финансовом плане. Но для нас важно было сделать «Ежика в тумане». В общем, это наша позиция, наш разговор с миром и наш вклад в моду. Мне нравится, что мы делаем русское на мировом уровне.
Футболка из коллекции «Союзмультфильм» & DNK».
Футболка из коллекции «Союзмультфильм» & DNK».
— А коллекция «Роскосмос» — это коллаборация с вашей подачи? Как вы к ним пробились и как «Роскосмос» отреагировал на ваше предложение?
Ольга: — Да, с нашей. И все произошло очень быстро. Нам сказали: «Да, мы знаем ваши бушлаты «Из России», давайте попробуем!»
Для меня очень важно, что по улице ходят стильные люди не только с принтами NASA, но и с нашивками «Роскосмос». Мы постоянно встречаем людей, которые носят вещи из наших космических коллекций. Их, кстати, уже две, а мы между тем готовим следующую.

— Самый приятный отклик на вашу работу вспомните?
Ольга: — Нам пишут отзывы и звезды шоу-бизнеса, и политики, сокрушаются о том, что закончился нужный размер понравившейся модели. Это, конечно, здорово, но самое приятное, когда обычные люди присылают свои фото и пишут: «Ребенок не хочет снимать ваш комбинезон с начесом». А на дворе уже лето!

Проект реализуется в рамках нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство» при содействии правительства Ростовской области и министерства экономического развития региона.
Логотип Журнала Нация

Похожие

Новое

Популярное
Маркетплейсы
1euromedia Оперативно о событиях
Вся власть РФ