«Когда я на «Золотой осени» жарю котлеты из чечевицы, очередь стоит, как в Мавзолей»
Люди

«Когда я на «Золотой осени» жарю котлеты из чечевицы, очередь стоит, как в Мавзолей»

Любовь Железная рассказывает историю своей компании — ООО ПКФ «Маяк».

«Мой бизнес. Истории донских предпринимателей» — так называется большой совместный проект журнала «Нация», Ростовского регионального агентства поддержки предпринимательства (РРАПП) и центра «Мой бизнес»
Его героями станут 25 компаний — лидеров своих отраслей, которые хорошо известны и за пределами Ростовской области. 
Для массового читателя наш проект превратится, надеемся, в увлекательный сериал. А начинающие предприниматели смогут найти здесь идеи и советы для себя. 
Героиня этого выпуска — учредитель и директор зерноградского ООО ПКФ «Маяк», которое специализируется на переработке зерновых и активно экспортирует свою продукцию. Достаточно сказать, что у «Маяка» есть свои шоурумы в Дубае, Каире, Стамбуле, Хошимине и Шанхае.
Продукция зерноградского «Маяка» хорошо известна в России и за рубежом.
Продукция зерноградского «Маяка» хорошо известна в России и за рубежом.
— Любовь Дмитриевна, вы росли в городе или в селе?
— Я родилась в Зерноградском районе, в хуторе Теряево-Андропов, сейчас это село Новокузнецовка. Там прошло мое детство.

— Как рано приобщились к труду?
— Бабушка с малых лет приучала к домашним работам. Школьницей ездила с мамой летом в огородные бригады, собирала овощи. Сельский труд мне знаком и привычен.
Вообще мечтала стать водителем или трактористом. Я со 2 класса за рулем: сначала освоила мотоцикл, папу на работу подвозила. Грузовик начала водить в 8-м. И тогда же мне доверили управлять трактором: отвозила бригаду в поле, пока папа отдыхал. На комбайне тоже работала.

— Сейчас часто за руль машины садитесь?
— К сожалению, нет, после операции на позвоночнике не рискую. Но на мопеде рассекаю. Еще люблю на велосипеде ездить по вечернему Зернограду.

— Железная — это фамилия мужа? Называют вас Железной леди, как Маргарет Тэтчер?
— Да, по мужу, в этом году уже 50 лет как Железная, золотую свадьбу сыграли… В порядке шутки, бывало, называли так. Я воспринимаю это нормально. Да и моя жизненная позиция подходит фамилии.

— Трудно ли управлять мужским коллективом? Тем более, что вы не в филармонии директор: крепкое словцо наверняка у мужиков в ходу.
— Коллектив смешанный, 50 на 50. Женщины у нас — работницы фасовочных цехов и учета, диспетчеры и коммерсанты. А все остальное делают мужики. Но матом никто не ругается. Естественно, я много с мужчинами общаюсь, и с простыми рабочими, и с директорами, и никто в моем присутствии такой лексики себе не позволяет. В том числе и в болельщицкой среде. Я часто бываю на футболе, с 4 класса заядлая болельщица! Болела за СКА, за «Ростсельмаш», сейчас за наш «Ростов», из московских клубов симпатизирую ЦСКА и «Динамо». Но и на стадионах я не воспринимаю брань как норму и стараюсь с этим бороться.

— Нарушения трудовой дисциплины как пресекаете? Есть ли штрафы в «Маяке» и за что?
— У нас даже в производственном регламенте нет штрафов. Исправляем нарушителей положительным к ним отношением. Питание, проживание, доставка на работу бесплатные. И люди понимают, что если нарушат дисциплину, то многое потеряют. Конечно, самая большая беда — употребление спиртных напитков. Таких страдальцев стараемся вылечить. Но сейчас это редкие единичные случаи. Люди служат друг для друга примером. Раньше вместе пили, а сегодня вместе отдыхают — физкультурой занимаются или копейку лишнюю зарабатывают. И на стадионы, не только на «Ростов Арену», мы ездим вместе, за счет предприятия. Кстати, и среди девчонок много болельщиков. Когда едем на матч в Краснодар караваном машин с флагами ФК «Ростов» и атрибутикой «Маяка», то местные гаишники нас уже приветствуют.
Мы, к слову, выпустили линейку спортивного питания с символикой ростовского клуба. Во время пандемии придумали лозунг «Питайся правильно, болей только футболом!». И теперь для спортсменов, болельщиков и вообще всех сторонников ЗОЖ выпускаем в красивых пачках, «с мячиком», красную чечевицу, нут, булгур — всего восемь видов круп.
«Футбольная сборная» из Зернограда.
«Футбольная сборная» из Зернограда.
— Как все начиналось? Вот вы закончили школу и...
—...и попробовала поступить в Азово-Черноморский институт механизации и электрификации сельского хозяйства. Хотела осуществить детскую мечту — стать механизатором. А вот срезалась на математике. И, как многие тогда, кто не поступил, пошла в школу-магазин при райпо (предприятие потребительской кооперации в СССР. — Авт.). А тамошний директор Иван Федорович Руденко увидел во мне будущего коммерсанта. Поехал к родителям, сказал, что этой девочке надо учиться.
Мне купили новые сандалии, юбку плиссе, посадили на самолет, и в 1968 году я отправилась поступать в Московский кооперативный институт. А географию принимал профессор родом из Ростова. Увидел на консультации мои сандалетики, говорит: «Что ж ты в этом в столицу на экзамены прилетела?» Я ему отвечаю: «Жерделу с ветки сорвала, на рынке продала, сколько денег было, то и купили». Он положил 10 рублей на стол, сказал, чтобы пришла в хороших туфлях: иначе экзамен не сдашь!
Прибыла в новой обуви, ответила на все вопросы. Кстати, один из дополнительных вопросов был «Чем еще знаменит Ростов, какой командой?». Я и говорю: «Серебряным призером 1966 года, командой СКА. Торпедируем «Торпедо»!» И все, у экзаменатора глаза загорелись, а я получила 5 баллов.

— И что было дальше?
— Училась хорошо, продолжила в аспирантуре там же в московском кооперативном. Когда сюда на практику приезжала, вышла замуж за Анатолия Железного. Пришлось перевестись на заочную аспирантуру, потому что родила ребенка. Затем по распределению мужа мы уехали на Алтай, и до 1981 года мы работали в Сибири. А потом председатель зерноградского райпо позвал нас обратно, и около 10 лет я работала в этой системе.
Анатолий и Любовь Железные с дочкой Любочкой. 1975 год.
Анатолий и Любовь Железные с дочкой Любочкой. 1975 год.
Создание своего кооператива совпало с развалом Советского Союза. А у меня как раз проблема с позвоночником возникла: пришлось прооперироваться и долго восстанавливаться. И вот, практически не вставая с больничной койки, я организовала кооператив. Назвала, не мудрствуя лукаво, «Зерноградский».
Мы одними из первых занялись поставками за границу зерновых и семян подсолнечника. А для своих производили кукурузную палочку и горчицу. И скоро по объемам начали обходить государственное райпо. Местные руководители заявили мне, что не дадут подмять под себя потребительскую кооперацию. И начали нам мешать. Была такая установка всем проверяющим организациям: сделать так, чтобы моего кооператива не стало.

— Как удалось отстоять свое детище?
— Меня уже знали в столице. Поехала, изложила проблему. Председатель техцентра коопсоюза СССР посоветовал: «Раз к кооперативам так плохо относятся, у нас есть новая форма — потребительское предприятие. Вот тебе типовой устав, изучи и давай организовывай! Через полгодика приезжай — зарегистрируем». Я ему: «Какие полгода, у меня зарубежные контракты!»
Выпросила у него печатную машинку, и вместе с помощницей за ночь в гостинице написала устав. Утром снова у председателя. Он изумился: «Ты смотри, за ночь устав сваяла. Как будет предприятие называться?» Набираю спешно Зерноград, чтобы с мужем посоветоваться. А рядом с ним наш водитель, который раньше в местной газете «Маяк» работал; говорит в шутку: «Чтобы мне запись в трудовой книжке не менять, назовите «Маяком». Вот так и назвали.

— Теперь понятно, почему в степях — и вдруг «Маяк».
— Так ведь символ красивый! И маяк, это же цель, к которой ты идешь. Вообще мы давно и тесно связаны с морем, точнее с морской разведкой нашего Черноморского флота. С 90-х годов ежемесячно отправляли в Севастополь машину гуманитарной помощи. И каши, и телевизоры с компьютерами, и даже карандаши. Сами ездили к ним на праздники, и моряки к нам приезжали на открытие каждого объекта.

...Ну так вот, в тот же день наше предприятие в Москве зарегистрировали. Во всероссийском списке мы были всего лишь 21-ми в составе Роспрома. Само собой, первыми в Ростовской области. А еще наше предприятие стало первым, где директором была женщина. И это давало определенные преференции. Тогда же многое распределяли по разнарядке. Поэтому, как только появилась первая ижевская крупорушка, ее выделили мне.

Правда, до 1992 года мы базировались в Ростове, из Зернограда нас выдавили. Но потом наши районные власти увидели, что мы не погибли, у нас большие обороты. За нашей горчицей и кукурузной палочкой приезжали покупатели со всей области и даже из Москвы. Встретила как-то тогдашнего главу района, он говорит: «Ну ладно, что было, то было. Возвращайся». И мы перебрались обратно в родные места.
Перловая, пшеничная, ячневая, кукурузная крупа и горох — это то, с чего мы начинали. Потом приступили к открытию магазинов, надо ведь было где-то реализовывать. По району открыли 15 торговых точек. А в Зернограде построили первый большой гастроном, открыли кафе, промышленный магазин.
Производство безглютеновой муки из чевевицы и нута в ПКФ «Маяк».
Производство безглютеновой муки из чевевицы и нута в ПКФ «Маяк».
Я, муж, сын — три учредителя, у нас семейный бизнес. Муж техническими вопросами занимается, ну и вообще, помощник незаменимый. У сына три высших образования, завод полностью своими руками смонтировал. День и ночь на производстве, фанат. Дочка закончила тот же институт, что и я, московский кооперативный, а потом и юридический, создала для «Маяка» договорную базу. Свои зарубежные площадки мы открывали всей семьей. Кого-то постороннего вовлекать в то, что создано своими руками и мозгами, не хотим.

— А что это за завод, который сын своими руками смонтировал?
— Сейчас расскажу. Мы долго работали на так называемых серых крупах: пшеница, ячмень, перловка, кукуруза. Но они не пользуются особым спросом за рубежом. Сейчас иностранцы просят поставлять им чечевицу и нут. У нас этого уже много выращивается. И как только июнь-июль, налетают сюда иностранцы, мы закупаем зерно у селян, чистим и загружаем.
Как-то в Стамбуле на выставке увидели с мужем чечевицу шлифованную рафинированную и оборудование по ее переработке. И тогда на семейном совете поставили себе цель открыть первый в России чечевичный завод. Чтобы здесь перерабатывать, чтобы рабочая сила наша была, и доходная часть тут оставалась.
Создали специальный кооператив при «Маяке», чтобы самим выращивать. А семена взять негде! Возили поначалу канадские, параллельно начали создавать свой сорт. Работали с селекционными участками на Ставрополье, на Кубани, в Волгоградской области, потом заложили и свои питомники. Восемь лет у нас ушло на создание собственного качественного сорта. Назвали «донская краснозерная». И вот уже пятый год высаживаем свою родную чечевицу, оригинатором которой является «Маяк».

Если в целом говорить, у нас сейчас три направления в производстве: обычная продукция, безглютеновая и продукция здорового питания. Чечевицу выращиваем без химии вообще. Она и нут сами по себе экологически чистые растения. Обрабатывать гербицидами поля, где растут эти культуры, преступление: поле становится черным.
Почему нутом начали заниматься, тоже интересная история. Когда я лежала на восстановлении после операции, врачи мне говорили: «Ходить будешь, танцевать не будешь»…

— А танцуете?
— Конечно! Мне тогда в больнице знакомый спортсмен подсказал, что для мышечного восстановления нужен экстракт нута. Запало в память, а через много лет идея пригодилась.
Особая гордость «Маяка» — собственноручно выведенный сорт чечевицы «донская краснозерная».
Особая гордость «Маяка» — собственноручно выведенный сорт чечевицы «донская краснозерная».
— Что такое ваши шоурумы за границей? Автомобильный представляю себе, но крупяной...
— Ну вот, например, дубайский шоурум: несколько таких комнат с мой кабинет. Там не только мы представлены, но висят наши стенды, 2-3 полки заняты нашей продукцией. Мы визитки особенные придумали: наборчики круп со всеми нужными адресами на разных языках. Теперь многие такие визитки себе делают.
Во всех шоурумах есть дегустационный зал: кашами, супами, вегетарианскими котлетками посетителей угощаем.
Все площадки, их пять: в Дубае, Каире, Стамбуле, Хошимине, Шанхае — ежегодно стараюсь инспектировать лично.
В шоурумах мы заявляем не только продукцию «Маяка», но и нашего клуба экспортеров.

— Расскажите и о нем. Ваш клуб — тоже первый такой в регионе?
— В России, может, и есть где-нибудь, но в области мы точно первые.
Клуб экспортеров создан на базе «Маяка» с целью объединить усилия сельхозпроизводителей для выполнения крупных контрактов. Причин для объединения было несколько. Первая: очень сложно наверняка купить сельхозпродукцию. Тот, кто работает на земле, бывает капризен: хочу — продам, не хочу — не продам. Может и производственный процесс остановиться, пока цена не устаканится. Поэтому сначала я создала кооператив, куда вошли фермеры, которых мы обеспечиваем качественными семенами. После того, как они вырастят зерно или бобовые, закупаем у них продукцию по рыночной цене. Вдобавок ввели в штат селекционера, который контролирует весь процесс от посева до сбора урожая и хранения.
Любовь Железная (в центре) — участница XXVII Международной выставки продуктов, напитков, оборудования для гостинично-ресторанного бизнеса и кулинарии стран Персидского залива Gulfood. Дубай. Февраль 2022 года.
Любовь Железная (в центре) — участница XXVII Международной выставки продуктов, напитков, оборудования для гостинично-ресторанного бизнеса и кулинарии стран Персидского залива Gulfood. Дубай. Февраль 2022 года.
Клуб же экспортеров помогает нам выполнять заявки на поставки. Ведь от нас просят не тысячу-две тонны, а 10-20 тысяч тонн продукции.
Есть, скажем, контракт на 10 тысяч тонн — участвуют 3-4 сельхозпроизводителя плюс мы как переработчик, чтобы довести продукт до экспортной кондиции.
В клуб экспортеров входят и крупные агрохолдинги, и небольшие предприятия не только из нашей области, но и Волгоградской, и Кубани. Получив заявку из-за рубежа, отправляем ее всем членам клуба и выясняем, у кого что есть. Потом контрактуем тот объем, который сможем выдержать.
Но вот сегодня по ряду причин три таких контракта у нас зависли. Главное препятствие: нет валютных расчетов.
Но все равно, сейчас настолько интересное время. Столько всего можно сделать! Я вот объясняла своим фермерам: «Ребята, сегодня продавать в Турции — то же самое, что в Мечётке (станице Мечетинской Зерноградского района. — Авт.). Только везти дальше и дороже».

В Стамбуле русских магазинов сегодня едва ли не больше, чем турецких. Давайте будем туда поставлять организованно. Более того, турецкое правительство уже разрешило нам выход на местный рынок с нашими этикетками, но со стикерами на турецком языке. Египет тоже дал добро: первые два контейнера готовим к отправке в Каир. Время для работы очень интересное! Надеемся, что это неразбериха с проводкой платежей в валюте скоро закончится.

Сейчас выручает Беларусь: во время последней поездки с губернатором Василием Голубевым в Минск мы заключили контракт с самой крупной сетью белорусских гипермаркетов, 117 магазинов у них. И ежемесячно отгружаем туда 22 вида нашей продукции, в том числе наборы круп с логотипом ФК «Ростов». Белоруссам очень нравится, продукцию «с мячиком» обязательно дайте нам, говорят.
И, конечно, сохраняем связи с Арменией. Еще в 2017-м на международной выставке накормили армянского президента чечевичным супом, он тут же подозвал своих оптовиков, и с тех пор они у нас берут бобовые, в том числе чечевицу и нут для детских учреждений.
Любовь Железная с губернатором Ростовской области Василием Голубевым на презентации продукции ПКФ «Маяк» в рамках I Форума межрегионального сотрудничества между Россией и Узбекистаном. Ташкент. Октябрь 2018 года.
Любовь Железная с губернатором Ростовской области Василием Голубевым на презентации продукции ПКФ «Маяк» в рамках I Форума межрегионального сотрудничества между Россией и Узбекистаном. Ташкент. Октябрь 2018 года.
— А как работаете внутри страны?
— С торговыми сетями работать очень сложно. Они делают сумасшедшие наценки, как минимум в три цены. Фермер ко мне приходит: «Что ж вы у меня по 20 рублей взяли, а в гипермаркете с логотипом «Маяка» стоит на полке уже за 85!» Как ему объяснить? Это не я наценила, родной мой! Он мне продал за 20, я поставила цену 25, а торговая сеть сделала 85 рублей. Вот поэтому мы ушли абсолютно из всех сетей. С одной из них даже судились по нарушению порядка ценообразования. Понимали, что они потом отыграются на нас, и тут же расторгли договор.

— И где сегодня реализуете свою продукцию?
— В магазинах здорового питания по всей России: от Калининграда до Владивостока и в обеих столицах тоже — есть полки с продукцией «Маяка». Продаем и на рынках. В целом по стране у нас сейчас 43 крупных постоянных покупателя. А поскольку мы поставляем и переработанную продукцию, то из нашего фасованного сырья делают также готовые котлеты и супы предприятия в Москве, Петербурге и Армавире.

— Что за котлеты?
— Мы делаем нутовый, чечевичный и гороховый сухие фарши. Можно купить полуфабрикаты из них, а можно самому дома налепить котлеток.

— На мясные по вкусу похожи?
— Те, кто пробовал, спорят потом, из какого они мяса. Способ приготовления простой: стакан фарша залить двумя стаканами горячей воды и оставить на 15 минут. Хотите — добавьте еще куриного или индюшиного фарша, чесночка, лучка, зелени, — что любите. Мы когда в Москву выезжаем на главную сельскохозяйственную выставку «Золотая осень», я беру с собой маленькую печку и сковородку. И на глазах у всех я это мешаю, леплю котлеты, жарю. Люди дегустируют, очередь стоит, как в Мавзолей. И кричат: «Больше килограмма в одни руки не давать!» (Смеется.)
Вот, смотрите (показывает фото из личного архива), Владимир Жириновский наш чечевичный супчик уплетает, вот Анатолий Карпов пробует. А это благодарственный адрес от Федора Конюхова: он берет в путешествия наши быстрозавариваемые каши.

— Какая награда стала для вас самой памятной?
— Золотая медаль, которую нашей делегации вручили на «Золотой осени» в 2019 году. И вручали не в зале церемоний, а пришли к нашему стенду, где я котлеты жарила.
Еще из памятного: Вилли Токарев, он часто выступал на сельхозвыставках и в Белоруссии, и в Дубае, в жизни ма-а-ленький такой, подходил к нашей экспозиции и говорил: «Чую запах вашего чечевичного супа». Мы ему наливали тарелку, а он прямо возле нашего стенда пел песни. И участники выставки, услышав знакомый голос, сходились к нам. И Токарева послушать, и супы с котлетами покушать.
Мы сейчас, кстати, подали документы на патентование нашего растительного мяса из бобовых. Процедура длительная, но я отступать не намерена.
Популярный актер и продюсер Сергей Жигунов на стенде «Маяка» в ходе I Международной промышленной выставки Expo Russia-Moldova. Кишинев. Октябрь 2017 года.
Популярный актер и продюсер Сергей Жигунов на стенде «Маяка» в ходе I Международной промышленной выставки Expo Russia-Moldova. Кишинев. Октябрь 2017 года.
— Штаб-квартиру из Зернограда в Ростов или Москву не хотели перенести?
— Нет. Здесь моя малая родина, для всех, к кому не обращусь, я своя. А в дальние дали зовут до сих пор. И в Ростов, и в Саратов, и в Москву. Но я не хочу. Я здесь дома, сын живет через дорогу.
Была еще с давних пор у меня мечта — жить недалеко от речки. Продали машину и сделали бассейн во дворе. Теперь есть «речка», выхожу утром и плаваю.
А если про нашу главную реку помечтать, то говорю мужу: «Толечка, ну давай, в Ростове на Левом берегу в новом комплексе квартиру, хоть однокомнатную, купим. Вышли с футбола, переночевали, а утром поедем домой». Потому что физически уже тяжело: мы после матчей на «Ростов Арене» в час-два ночи к себе приезжаем.

— Напоследок дайте несколько советов тем, кто думает заняться агробизнесом. К чему нужно быть готовым?
— В агробизнесе обязательно будет результат. Потому что любой человек на Земле не может обходиться без еды. Но бросаться в этот бизнес сломя голову не стоит. Прежде всего промониторьте, что избыточно на рынке, а какого продукта не хватает. Чтобы потом не было мучительно больно, что занялся не тем. Это первое.

Второе — надо не бояться. Шагать, не оглядываясь, вперед и решать вопросы. Тебе помогут. Мы иногда на власть бурчим: такая-сякая, не оказывает малому бизнесу поддержку. Вы знаете, сколько помощи?! Министерство экономического развития предлагает множество программ: от оплаты маркетплейсов до консультаций в разработке бизнес-планов. Минсельхоз организует выставки и ярмарки за рубежом. РРАПП выдает кредиты под маленький процент.
Центр поддержки экспортеров — он тебе сто дорог покажет, которыми идти; на любую профильную выставку тебя повезет. Да, ты потратишься на питание-проживание-перелет. Но выставочные площади, которые очень дороги и сам ты их не осилишь, тебе оплатят. Более того, поедешь в команде. Тебе обеспечат сопровождение, трансфер.
Ну как можно не учиться и не развиваться, когда помогают! Иногда мне бывает крайне обидно, когда вижу ленивых предпринимателей в плане познания, изучения опыта.
«Маяк» представляет свою продукцию на «Дне донского поля» в Зернограде. 2022 год. (Любовь Железная в центре.)
«Маяк» представляет свою продукцию на «Дне донского поля» в Зернограде. 2022 год. (Любовь Железная в центре.)
И еще: надо объединяться. Самое страшное, когда «я сам». Мы, что называется, под одним одеялом — не надо тянуть его на себя. Под одним одеялом можно многое сделать, и не только детей. И согреться можно, и сообща большие дела творить.
Поэтому вот так: не бояться, не лениться и работать вместе.
А что касается именно сельхозпроизводства: ну нет сегодня в мире зерна лучше, чем наше российское.

Проект реализуется в рамках нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство» при содействии правительства Ростовской области и министерства экономического развития региона.
Логотип Журнала Нация

Похожие

Новое

Популярное
Маркетплейсы
1euromedia Оперативно о событиях
Вся власть РФ