Ирина Салтыкова: «Мужики стали, как бабы. Отсюда все эти домогательства»
Люди

Ирина Салтыкова: «Мужики стали, как бабы. Отсюда все эти домогательства»

Секс-символ 90-х — о проблемах поп-музыки, съемках в «Брате-2» и феминизме.

автор Анастасия Шевцова

23 Марта 2018

Певица Ирина Салтыкова выступила в Ростове в сборном концерте «Движуха 90-х». Задали ей несколько насущных и личных вопросов.


— Вам нравится кто-то из наших молодых поп-исполнителей?
— Слушайте, я такая темная. Вот прям совсем молодых, наверное, не знаю. Я как сапожник без сапог — не смотрю телевизор, не слушаю русскоязычное радио. Знаю всех мэтров, а молодых… ну, может, отдельные какие-то песни мне нравятся, но не так чтобы в исполнителя влюбиться. Мы уже не как профессионалы оцениваем, а больше с человеческой точки зрения. Если знаешь человека и он тебе мил, тогда и его творчество тебе нравится.

— Сегодня почти все лучшее на российской эстраде — это выходцы с Украины. Лобода, Иван Дорн и другие. У них там место силы, или это наши продюсеры разучились делать качественную модную музыку?
— Да, я уверена, что у нас с музыкой проблемы. Одно и то же. Мне кажется, все-таки народу нужно уже что-то серьезнее давать. Ну, приближаться к Западу хоть как-то, а то мы так и остались на уровне 1990-х. Чуть современней стали аранжировки, и больше ничего. Мелодии остались примитивными, о текстах я вообще молчу.

Я потом спросила Балабанова: почему меня позвали в «Брат-2»? Он сказал: а кого еще?

— То, что «Дискотеки звезд 90-х» пользуются большой популярностью — это понятно: у 40-летних, слушавших вас тогда, есть деньги и ностальгия по молодости. Но ведь и телешоу: и незлобивые, вроде «В субботу вечером» на Первом, и злобные, типа «Пусть говорят», хотят обсуждать ваши истории, а не истории новых кумиров. Почему?
— Молодые артисты не так опытны и умны. У взрослых опыт и жизненный, и сценический, поэтому, конечно, взрослый артист всегда интереснее. Потом, сейчас телевидение завалили запросами на артистов 90-х. Вот и зовут их ради рейтингов. У меня брали интервью недавно, говорят: в редакцию пишут письмами с вопросами — почему обо мне ничего не слышно. Почему такой спрос? Потому что личности были на эстраде. Не как сейчас — просто исполнители. Наверное, люди скучают. Они на этом выросли, это важнее. Если мне нравился в детстве Sting, я и сейчас пойду к нему на концерт. Или на Pink Floyd ходила в Москве — с открытым ртом смотрела. А вот с концерта Мадонны ушла. Не впечатлило ее шоу. Бог его знает, почему.

— Самый смешной слух о Салтыковой, который доходил до вас?
— Ой, я стараюсь все плохое из головы выкидывать. А слухи, тем более, не задерживаются в голове. Я очень легко к этому отношусь, посмеюсь и забуду. Женихов с утра до вечера приписывают, что ж еще?

— А кого?
— Да, всяких, каких попало. Вообще, все, что придумывают о нас, артистах, все смешно.

— Как вы — поп-дива — попали в фильм «Брат-2» к Балабанову, человеку все же рок-н-ролльного типа, нонконформисту?
— Понравилась, видимо. Он меня лично пригласил. На пробах сказал: ты справишься. Потом позже я его спросила: почему меня? Сказал: а кого еще? Ну, такой, уверенный в себе товарищ. Был. К сожалению, его сейчас нет с нами.

— Каково это было — играть у Балабанова?
— Отличный режиссер, прекрасный, лучше в своей жизни не встречала. И сниматься было очень приятно. Я даже удивилась тогда, как от шоу-бизнеса отличается вся эта кинематографическая атмосфера, а он сказал: «Это наша команда такая. И от шоу-бизнеса отличается, и от кино тоже».

— Каким вам запомнился Сергей Бодров?
— Нормальным. Хорошим. Мы почти не общались вне кадра. Виделись только на съемках.

— Что интересного, памятного осталось за кадром этого фильма?
— Да самые приятные воспоминания. Больше всего всегда ценишь человеческие качества, вот там они были. Наверное, это больше всего и запомнилось. Потому что остальное все — обычный рабочий процесс.

Женщины-артисты, как правило, остаются одинокими. Мужчины-артисты спиваются.

— Ваш клип «Серые глаза» был запрещен к показу на ОРТ как «излишне эротичный», а тираж номера русского Playboy с вашей фотосессией допечатывали несколько раз. Вы были секс-символом 90-х. Что в этом было плохого и хорошего?
— В том, чтобы быть секс-символом, ничего плохого нет. Хотя достают мужики всякие: и с головой, и без головы. А чем их больше, тем вероятней ты останешься одна, потому что такого напора не выдерживаешь. Так что в том, чтобы быть секс-символом, минус единственный, а так все замечательно.
А вот в популярности минусов много. Хорошего что? Ну, уважение, в первую очередь. Тот же гаишник остановит — улыбнешься ему, и все хорошо. А вот личная жизнь страдает, потому что из артиста делают какого-то идола, которым, может быть, он и не является. Пресса это может элементарно сделать — из любой личности слепить то, что они считают нужным. С певицей не каждый человек сможет жить. Здесь нужен только сильный, настоящий мужик, а у нас, извините, мужчины исчезли практически. Они как бабы. Им няньки нужны. Поэтому, как правило, женщины-артисты остаются одинокими. Мужчины-артисты спиваются.

— Вы бы поменяли что-то в своей жизни, если бы была возможность вернуться в прошлое?
— Нет, нет, ничего бы я не меняла. Значит так должно быть, как есть. Я довольна. Я счастлива. Во-первых, я адаптируюсь. Во-вторых, я много понимаю. В-третьих, мне с самой собой интересно. У меня была семья, хорошая школа, жизненный опыт. У меня, слава богу, есть дочь. Мне нужен друг, но только достойный. Когда женщина зависима от мужчины — это вот несчастье. Тогда она может с кем попало жить, а это неправильно.

— Есть такое расхожее выражение «в шоу-бизнес попадают через постель». Я сейчас даже не о случаях домогательства хочу спросить, а о вашем отношении к этому новому общественному тренду. Вы поддерживаете эти разоблачения — или все-таки это естественно, когда мужчина пытается завоевать понравившуюся женщину?
— Нет, это неестественно. Это нынешнее время, когда расслабили всех мужиков, и они так себя ведут. И я считаю, за это надо наказывать… И это не только в России, а по всему миру. Поэтому женщины и становятся сильными.

— В чем вы разделяете взгляды феминисток, а в чем нет?
— Не знаю я таких — феминисток, я знаю реальность жизни. Человек должен быть порядочным, добрым, воспитанным, образованным. Все остальное — ерунда.