Что Rolling Stone искал в Таганроге? Станислав Мешков рассказывает о своей компании Umbrella IT
Люди

Что Rolling Stone искал в Таганроге? Станислав Мешков рассказывает о своей компании Umbrella IT

Наша новая история о донском бизнесе.

​«Бери и делай. Истории донского бизнеса» — так называется большой совместный проект журнала «Нация», Ростовского регионального агентства поддержки предпринимательства (РРАПП) и центра «Мой бизнес».
Его героями станут 25 компаний — лидеров своих отраслей, которые хорошо известны и за пределами Ростовской области.
Для массового читателя наш проект превратится, надеемся, в увлекательный сериал. А начинающие предприниматели смогут найти здесь идеи и советы для себя.
В новом выпуске история ИТ-компании Umbrella IT, которая родилась в нашем Кремниевом Лукоморье — Таганроге и работает с крупнейшими брендами как в России, так и за рубежом.
Слово — основателю и CEO Umbrella Group Станиславу Мешкову.

— Расскажите, когда все началось и к чему вы пришли сегодня. Сколько было проектов за это время, сколько вас сейчас под «зонтиком» (umbrella c английского — зонт)?
— Компания появилась в 2008 году — примерно тогда, когда появился первый айфон. То есть нам уже почти 15 лет. Сколько было проектов за это время — сложный вопрос, более того, в нашей сфере лучшим ответом было бы «немного». Потому что успешный проект — это тот, который мы начали 15 лет назад и ведем до сих пор. Обычно мы говорим: больше 250 проектов, но это просто чтобы точно не ошибиться; на самом деле после этого числа мы перестали считать, думаю, уже около 500 наберется.

В компании больше 400 сотрудников. Кроме отдела продакшена, а это программисты, системные аналитики, тестировщики, проджект-менеджеры, дизайнеры, у нас есть отделы маркетинга, продаж, системного администрирования, финансовый отдел, отдел рекрутинга. Есть отдел эйчара, который занимается «счастьем сотрудников», то есть тем, чтобы люди у нас работали как можно дольше; KPI этого отдела — срок службы сотрудника.
Команда Umbrella IT в день рождения компании.
Команда Umbrella IT в день рождения компании.
— И как именно вы причиняете сотрудникам счастье? Все знают про райскую жизнь в офисах Яндекса и Google, а как офисная жизнь устроена в Umbrella IT?
— Начнем с самих офисов, сегодня их шесть. Это три офиса в Таганроге, они находятся на одном перекрестке, метрах в тридцати друг от друга. Мы размещаемся там, где есть приятная инфраструктура для сотрудников: выбор кафешек и ресторанов, места, где можно прогуляться, хорошая транспортная логистика. В Таганроге этим критериям отвечает главная улица — Петровская, поэтому наши офисы там. В Санкт-Петербурге офис на улице Марата, недалеко от Невского проспекта, а в Москве — на Павелецкой. В Ростове у нас офис в БЦ «Риверсайд-Дон» на Береговой улице с красивым видом на набережную. Хорошее место, красивая картинка — я уверен, что это важно для работы любого человека, а для дефолт-системы мозга инженера совершенно необходимо: пока ты прогуливаешься и смотришь на красивые виды, к тебе придет какое-то техническое решение.

Но количество офисов — это не цель. Лично я хожу в офис два раза в неделю обязательно и еще пару раз могу подойти по необходимости, а остальное время работаю дома или в дороге. Мне нравится работать удаленно, особенно если это оперативные процессы с четко определенными и понятными KPI. Но при этом я уверен совершенно, что есть вещи, которые можно делать эффективно только офлайн. Это касается всех креативных процессов, где команда должна слушать друг друга, «штормить», где нужно поднять молот Тора, найти нетривиальное решение проблемы. В общем, креативные задачи не для того, чтобы их решать с двух до трех по зуму.

— Снова хочется цифр. Средний чек и среднее время работы над проектом? Какова выручка компании?
— Выручка — чуть меньше миллиарда рублей в год. А средний чек по проекту — это мерка из прошлого, сегодня это сложно вычислить. Раньше ИТ-услуги — это было что-то, что любая компания легко могла отдать на аутсорс и забыть, такая поддерживающая функция типа «сделайте мне сайт». А сегодня как может банк, например, передать ИТ на аутсорс, для него это сегодня чуть ли не главная сфера. Для современного бизнеса, который хочет развиваться, ИТ — один из основных драйверов роста. Поэтому раньше вопрос звучал: сколько нам это будет стоить? А сейчас вопрос формулируется по-другому: сколько я буду тратить на ИТ каждый месяц и какой результат я буду получать? А вопрос непосредственно к компании Umbrella IT: «Какого уровня специалистов и по какой цене вы можете нам поставлять?» Скажем, банк строит банковское приложение. Над этим работают 50 команд. Одна команда занимается переводами платежей с карты на карту, другая — улучшением программы и так далее. Есть большой список задач и запрос на специалистов. Существуют два пути: самому искать специалистов или нанимать через такую компанию, как наша. Преимущество первого варианта: это может быть дешевле. Плюсы найма через компанию: новые сотрудники быстро нанимаются только на срок жизни проекта; через год проект закончится, и не нужно думать, как их увольнять или устраивать на другие позиции. Ну и немаловажно, далеко не каждый классный айтишник хочет идти работать в банк на всю жизнь, но поработать с большим заказчиком годик интересно. Год-полтора — среднее время создания проекта и работы команды.

— Помните первый заработанный рубль Umbrella IT? Что это был за заказ?
— Помню, 2008 год, заказ американского клиента. Время стартапов, когда создавались Uber и ему подобные. Это тоже был стартап под названием Borrow me: шеринг среди студентов, приложение, позволяющее делиться на время разными вещами. У одного есть гитара, у другого ноутбук — можно меняться, а можно, если вдруг вечеринка, с миру по нитке собрать. Нам нужно было проработать разные механики взаимодействия. Это были первые деньги компании.
Что Rolling Stone искал в Таганроге? Станислав Мешков рассказывает о своей компании Umbrella IT
— Вы окончили Таганрогский радиотехнический? Хватило вам этого, чтобы уверенно себя чувствовать в ИТ?
— Да, я учился в «Радике» (сегодня — Инженерно-технологической академии ЮФУ) на факультете информационной безопасности. Но я никогда не думал прицельно о карьере в ИТ, я просто всегда хотел быть предпринимателем. И еще играл в компьютерные игры. Я из деревни, детство было не очень богатое, и с пяти лет я уже был при деле: за животными ухаживал, продавал молоко и яйца на рынке. Свои личные первые деньги я заработал как раз на этом. Потом, когда семья переехала в город, чем я только не занимался: грузчиком работал, наносил разметку на дороги. Учился в вечерней школе, потом в колледже, а потом поступил в радиотехнический.

— Тогда уже все шли в айтишники за новым уровнем жизни, за «зарплатой программиста»?
— Нет, это проекция сегодняшних стереотипов об ИТ, как будто так было всегда. В середине нулевых отношение к профессии было совсем не такое, как сейчас. Айтишник воспринимался как человек-сисадмин, который обитает в своей каморке без окон, круглый год ходит в одном свитере, окутанный соответствующим ароматом и проводами. Шли в айтишники из «любви к компьютеру»: какая-то новая романтика появилась, после интернета «по карточкам» началась пора широкополосного интернета, пацаны перестали гулять, засели дома за компы. Сейчас все понимают, что ребенок с гаджетом не компьютером интересуется, а чем угодно на свете. А тогда — смотри-ка, любит компьютер, вот пусть туда и идет.

Но на «Радике» мое образование не остановилось. У меня есть второе высшее образование — экономическое, я получал его позже в московском вузе. В Стэнфорде проходил курс по искусственному интеллекту и большим данным, в Беркли — курс по экосистемам, МВА в Сколково, работал с Китаем в Гонконгской школе бизнеса.
Наше поколение обречено учиться бесконечно. Все слишком быстро меняется. Есть мнение, что мы можем сделать выводы о будущем на основе предыдущего опыта. Это не так. Посмотрите на последние события. Еще лет пять назад любой футуролог сказал бы, что искусственный интеллект, ИИ, заменит кого угодно, кроме креативщиков — художников, например. Но реальность показала, что эта сфера разгерметизировалась чуть ли не первой. Генерация изображений с помощью ИИ уже практически убила профессию художника-иллюстратора, какой мы ее всегда знали. Сейчас художник, который использует ИИ, может рисовать в десять раз быстрее.

— Шутки про индийских программистов, после которых нужно звать русских переделывать код, имеют под собой основание? Расскажите, чем, по вашему опыту, русский айтишник отличается от айтишника из Америки или Индии.
— Стереотип про индийских разработчиков — это только стереотип. Да, есть и такие, а с другой стороны, посмотрите на сегодняшних гендиректоров Microsoft (Сатья Наделла, индиец по происхождению. — «Нация») и Google (Сундар Пичаи. — «Нация»). Чуть ли не половиной ИТ-компаний в Штатах управляют выходцы из Индии.

Считается, что русский программист старательный. Пожалуй, да, в нас есть этот советский пионерский запал — «сделать на совесть», не для того, чтобы понравиться клиенту, а как будет лучше для дела. Но, честно признаться, американские программисты зачастую обладают более серьезными фундаментальными знаниями. У нас не каждый досконально знает устройство базы данных, не каждый выпускник даже приличного вуза хорошо понимает математику. Ну, и действительно они лучше понимают в бизнесе, чем русские. Просто их с детства учат продавать свой лимонад перед домом или развозить газеты. Если в США у 50% процентов населения есть предпринимательский опыт, то у нас, наверное, у пяти. Они лучше понимают, что нужно клиенту, умеют понять запрос.
Что Rolling Stone искал в Таганроге? Станислав Мешков рассказывает о своей компании Umbrella IT
— В такой быстрой сфере, как ИТ, это особенно важно?
— Да, смотрите, ICQ угадала, что будущее — в чатах, смайлах, статусах, и даже сделала это все вовремя, но кто сегодня вспомнит ICQ? А WhatsApp просто забрал спрос на «бесплатные смс и звонки», и сегодня, несмотря на отставание этого мессенджера в функционале, им пользуются миллиарды.

— Опыт продажи яиц на рынке пошел в копилку вашей предприимчивости?
— Нет. Не могу сказать, что много почерпнул оттуда. Вставать в 6 утра идти продавать три десятка яиц? Вынужденный тотальный дискомфорт. Но вот это «хочешь — не хочешь, а надо делать», видимо, оттуда.

— Ваши самые памятные проекты? Когда, например, стояла задача из серии «миссия невозможна», и никто еще подобного не делал.
— «Миссия невозможна» — это 90% наших проектов, а самые памятные... Мы гордимся тем, что работаем с Hamleys, это легендарная, старейшая в мире сеть магазинов игрушек.
Еще обычно на всех производит впечатление наша работа с сайтом культового музыкального журнала Rolling Stone. Да, важный проект, но какую-то особую историю про него я вам не расскажу. В нашей отрасли все довольно прозаично: мы очень много работали — нашу экспертность оценили, нас наняла компания StyleCaster, потом еще более крупная компания SheKnows, потом компания PMC, где буква Р в названии — это Penske, надпись на половине грузовых машин в американских фильмах. А Penske Media Corporation — это 22 диджитал-бренда с ежемесячной аудиторией около 179 миллионов пользователей. Так в наш портфель добавился Rolling Stone.

Мы и сейчас с ними сотрудничаем, как и со всеми другими клиентами, для нас это просто часть процесса. Помимо работы с Rolling Stone мы упростили для медиакомпании PMC работу с аналитикой, ускорили загрузку данных в 24 раза, оптимизировали инфраструктуру данных, сократили расходы на несколько сотен тысяч долларов в год.

— Расскажите, как еще вы делаете жизнь клиентов лучше.
— Для меня вообще цифровизация — это синоним «деланья лучше», синоним удобства и скорости. Ну, например, российская компания «Новатэк», их нефтяная платформа посреди океана, где нужно обеспечить голосовой доступ к данным телеметрии о процессах, происходящих на скважинах. На местах буровых работ нет внешнего интернета, поэтому нужно предусмотреть возможность передачи данных офлайн. Мы разработали голосового помощника, и теперь сотрудники, работающие на нефтяной платформе в океане, могут просто вставить наушник в ухо и в любой момент, когда крутят вентиль, спросить: «Нова (так зовут голосового помощника), какое давление в узле?» И сразу получить точный ответ. Никаких раций, никаких «Вася, на 32-м вентиле какое давление?» и ожидания, что Вася, если услышал правильно, что-то тебе ответит.

Или наш проект UnSpot — приложение для создания «гибкого офиса» и организации эффективной гибридной работы сотрудников. За время пандемии все привыкли к удаленке, и сегодня все больше компаний используют гибридную модель: несколько дней пребывания в офисе, остальное время — работа из дома. У многих возникает необходимость синхронизировать сотрудников. А три года назад мы сами столкнулись с тем, что в наших офисах постоянно не хватает переговорных. Я понял, что нужно эту проблему решать, сделали приложение сначала для себя, а потом уже для клиентов. Это пока все еще стартап, то есть проект убыточный, но очень быстро растет по клиентам. Среди них 2ГИС, «Алроса», 12storеez, «Делимобиль», «Сравни.ру».

UnSpot позволяет бронировать места одним кликом с любого устройства. Можно зарезервировать рабочее и парковочное место, переговорную комнату, ячейку хранения — выбрав их на интерактивной карте. В итоге офисное пространство используется максимально эффективно, а значит, экономится куча денег. В UnSpot есть множество направлений для работы, мы постоянно что-то доделываем и планируем продолжать. Скажем, добавили в приложение аналитику, которая показывает потенциал офиса: сразу видно, сколько еще людей можно нанять, если ничего не менять в посещениях. Посмотрели статистику по собственному питерскому офису: при 18 свободных столах можно нанять еще 68 человек, а вот в Ростове на 15 столов — всего 21 человека.
Что Rolling Stone искал в Таганроге? Станислав Мешков рассказывает о своей компании Umbrella IT
— Сегодня со всех сторон говорят о «востребованных ИТ-специальностях», многочисленные онлайн-школы зазывают 40-летних получить современную профессию. Что скажете об этом? Надоело мне 20 лет быть учителем музыки — стоит попробовать себя в ИТ? Кстати, 40-летние мозги справятся с этим? Освоят, скажем, язык программирования?
— Если ваш драйвер «идти в ИТ за деньгами», это плохой драйвер. Тут должен быть настоящий интерес, потому что, как ни крути, будет больно: нужно бесконечно много учиться, а потом дедлайны, ответственность, команда и прочее.
Если честно, я редко вижу подобные удачные примеры. Обычно в текущей деятельности человек за 15-20 лет чего-то добился, а теперь он станет новичком, резко упадет в уровне дохода. Если есть подушка безопасности, попробовать можно. Это редкая удача, которая случается разве что как исключение — не потерять заметно в уровне жизни.

Работает ли мозг на нужных оборотах в 40 лет? В среднем, да. Наши 40 лет — это как 25 лет у предыдущих поколений. Вспомните новости из детства: сенсация, в Японии человек дожил до 100 лет, вспышки фотокамер, интервью пачками. Сегодня людей, доживших до ста, очень много, это вообще не повод брать интервью. Но гарантий того, что 40-летний все поймет и преуспеет, я не дам, вдруг человек и в 20 не потянул бы. Вот мне вообще не даются иностранные языки. У меня во всех смыслах «русский английский», хотя я долго жил в Штатах, учился, постоянно общаюсь с зарубежными коллегами. Вот просто не мое. Если бы я сейчас пошел в лингвисты, я бы провалился, но я бы провалился и в 20, и в 15 лет.

— Что нужно делать новичкам ИТ-бизнеса, чтобы, как у вас, все получилось?
— «Получилось» — это относительное понятие. Пока мы с вами разговариваем, Маск запускает ракеты в космос. Но если серьезно: большинство компаний хотят продать то, что нужно продать. А мы сразу пытались продавать то, что нужно клиенту. Важны гибкость и понимание запроса. И, конечно, делать все на 120% и помнить, что успех не приходит по нормальному пути. Всегда хочется нормализовать успех, выстроить ровную систему, но так не бывает, нужно выкладываться постоянно. Ну как пример, если тебе написали в воскресенье вечером — ответить в воскресенье вечером. Хотя для многих людей логично дождаться понедельника. Но почему-то мир устроен таким образом, что он поощряет тех, кто не боится быть гибким.

Проект реализуется в рамках нацпроекта «Малое и среднее предпринимательство» при содействии правительства Ростовской области и министерства экономического развития региона.
Логотип Журнала Нация

Похожие

Новое

Популярное
Вся власть РФ
Маркетплейсы
1euromedia Оперативно о событиях