Что поразило в Ростове «народного мэра» Якутска Сардану Авксентьеву?

Что поразило в Ростове «народного мэра» Якутска Сардану Авксентьеву? «Мне кажется, это пунктик: у вас все должно быть не такое, как у других».
Люди

Что поразило в Ростове «народного мэра» Якутска Сардану Авксентьеву?

«Мне кажется, это пунктик: у вас все должно быть не такое, как у других».

Логотип Журнала Нация
На прошлой неделе в Ростове с двухдневным визитом побывала «народный мэр» Якутска Сардана Авксентьева, одна из самых известных женщин-политиков в России. Та самая, которая, избравшись в 2018 году, тут же велела продать дорогие джипы из гаража мэрии и отменила новогодний корпоратив для чиновников. 
В январе этого года Авксентьева оставила свой пост, сегодня она советник по региональным вопросам председателя партии «Новые люди» Алексея Нечаева.
Мы поговорили с Сарданой Владимировной о проблемах страны и Ростова, ее хейтерах и реально страшных якутских ужастиках.

— Давайте начнем со злободневного. С утра прочел такой анекдот: «Батюшка, скажите, можно ли смотреть игры сборной России по футболу во время поста?» — «Конечно, это же скорбь». Вы смотрели?
(Смеется.) Я заложница этой истории, и у меня стокгольмский синдром. Вчера поймала себя на том, что сижу в ростовском отеле с включенным в телевизоре футболом… Мой муж страстный болельщик, до такой степени страстный, что он был на чемпионатах мира и в Японии, и в Бразилии, и, само собой, в 2018 году ездил по городам России, в том числе, приезжал к вам в Ростов.
Российская сборная здорово подпортила мне одну ночь недавно, потому что мой интеллигентнейший муж, кандидат экономических наук, отличник здравоохранения Российской Федерации, знает, оказывается, столько слов... Я думаю, вы его прекрасно понимаете, речь об игре с Данией.



— Вся страна его прекрасно понимает. Такая игра сборной, как мне кажется, влияет на кучу вещей: от деторождения до роста экономики. И это ведь не частная история, не частный клуб. Должно ли государство принять какие-то меры?
— Знаете, я боюсь показаться Ольгой Бузовой, но мне лично — я читала, интересовалась — не понятно, как люди попадают в сборную. Эта история с турниром «Кожаный мяч», когда все мальчишки страны играли в футбол, она была очень жизнеспособной, и это то, что мы потеряли. Я не обо всем жалею, что мы потеряли, но об этом да. Потому что «Золотая шайба», «Кожаный мяч» — это была как раз эффективная система отбора. Неужели в такой огромной великой стране, как Россия, мы не можем найти 11 человек?

— Система отбора — долгая история. Что конкретно делать с этой сборной? Черчесов сказал: я ребят не ругаю, головы пеплом не посыпаем, нам надо готовиться к ЧМ. То есть через год мы так же опозоримся?
— Я думаю, может, имеет смысл поменять тренера? Это кто? Это менеджер. Если не получается добиться результатов, надо же брать ответственность на себя. Я помню, как мы с подругой оказались в Барселоне в то самое время (октябрь 2009 года), когда казанский «Рубин» раскатал там «Барселону».

— А мы говорим: «Наш Бердыев раскатал «Барселону», — он у нас потом тренером был.
— Да! Вот почему бы того же Бердыева, например, не посмотреть.

— Василий Уткин сказал в Ростове: «Болельщики не поймут назначение туркмена на пост тренера сборной». Хотя у него двойное гражданство.
— А, то есть, когда мы приглашаем тренеров из Европы, болельщики понимают? А когда мы пригласим все-таки своего… Он ведь свой, менталитет советского человека куда денешь?

— У вас сейчас рабочий тур, так? Едете с востока на запад, собираете региональные проблемы.
— Да, начался в Барнауле, закончится в Москве… Всё, что пишется в тиши высоких кабинетов с видом на московские площади, это не то, чем живут люди в России. Поэтому мы поехали. Ну, это вообще мой метод — и когда я была мэром, и когда не была — ходить ногами. Мы с мужем, когда приезжаем в новое место как туристы, можем в день проходить до 28 км пешком. Иначе ты ничего не почувствуешь и не увидишь.



— Давайте о ростовских проблемах. Что вы успели увидеть, услышать? Какие проблемы у нас общие со страной, а какие индивидуальны?
— Из общего — острая нехватка средств на городское благоустройство. Проблемы городов — это уже урбанистические проблемы. Мировые тенденции меняются, а наши города за ними не поспевают.
Если сейчас в любом цивилизованном обществе речь идет о том, что города должны принадлежать людям, а не машинам и каким-то вредным производствам, мы пока говорим лишь о том, что нам нужны тротуары и ливневая канализация. Мы очень серьезно в этом вопросе отстали.

Почему я так охотно и часто общаюсь с урбанистами — потому что это про людей. Все, что про людей, мне интересно. Когда я работала мэром, я своим работникам объясняла так: «Ребята, когда вы хотите понять, с чего начать, просто пройдите утренний путь горожанина. Выйдите в его подъезд, потом в его двор. Пройдитесь по улице до его остановки, постойте на ней, сядьте в автобус, поезжайте до его офиса. Вот эта дорога — это и есть повседневная жизнь. А потом проснитесь в субботу и поймите, куда он может пойти со своими детьми. В нашем далеком северном городе». Вот и вся задача, вот и все рабочие планы. Ничего сложного.



У нас в Якутске вопрос №1 — ветхий жилой фонд и сильная изношенность коммунальной инфраструктуры. В тех или иных вариациях это встречается в России повсеместно. Я вчера разговаривала с ростовчанкой — красавица, ну просто красавица! Яркое платье, светлые волосы, со вкусом подобранный макияж, производит полнейшее впечатление человека, у которого нет никаких проблем. Мы с ней разговорились. «Я живу в аварийном доме, — рассказывает она, — воюю с властями. Дом у реки, эта земля — лакомый кусок для застройщиков. Меня хотят переселить в другой район, в такие же примерно бытовые условия»…

Что касается индивидуальных для Ростова проблем: город стоит на границе со степью, и поэтому озеленение здесь — не только красота, кислород, но еще и защита от пылевых бурь.

— Что еще индивидуально в нашем городе?
— Поражает количество объектов культурного наследия. Я такое видела только в Москве, Петербурге, и, пожалуй, вот Ростов. Причем они сохранены у вас комплексами. Потому что если взять тот же Барнаул, то там это точечно. А у вас старинные здания прямо улицами! Не хочу со стороны никого критиковать, люди работают, стараются, с той или иной долей успешности — у нас в Якутске тоже не все идеально на самом деле — но я думаю, что общая нехватка средств в муниципалитетах сказывается на том, что никто не восстанавливает эти здания, и они приходят в негодность.
Конечно, страшная проблема всех российских городов — точечная застройка. Но на фоне того, что у вас сохранилось, такая застройка выглядит еще более уродливо. Диссонанс очень сильный, я думаю, вы сами это чувствуете.

Вы меня спросили о ваших проблемах, но я, повторюсь, не люблю говорить о проблемах городов, потому что… знаете, с чем я это сравниваю? Тебя приглашают в гости, ты приходишь, а потом начинаешь кому-то рассказывать: у него обои потрепанные, у него диванчик старенький, с дырочкой. Каждый из нас сам знает, что у него с обоями и что у него с диванчиком. Поэтому мы сейчас концентрируемся на том, как должно быть, к чему нужно стремиться. И вот поэтому мы говорим о справедливом распределении средств, чтобы в регионах оставалось больше денег. И тогда люди будут сами решать, куда их потратить. Они же не принадлежат чиновникам. Ни мэру, ни депутатам — это ваши деньги.

Знаете, в Ростове я почувствовала высокий запрос на возвращение прямых выборов мэра. Эта вольность, она в вас чувствуется. Совсем другие люди, совсем другие глаза. Отношение к приезжему человеку везде разное: кто-то стесняется тебя о чем-то спросить, кто-то заходит слишком издалека. А здесь люди просто общаются. Им это доставляет удовольствие. Они смело спросят, что хотят, тут же скажут: блин, да не так все это! (Смеется.) И это очень симпатично.



— За чем российский и иностранный турист могут приехать в Ростов?
— В Ростов нужно ехать за настроением, за эмоциями. Потому что Дон — это Дон, это намоленная земля, на которой происходило такое количество исторических событий, что любому человеку это будет интересно. Ну, и ошеломляющие традиции гостеприимства. Даже вот в этом ресторане при отеле — завтраки до 12! Я впервые такое встречаю вообще.
Культ еды, культ гостеприимства, попотчевать дорогого гостя — это, мне кажется, у вас прямо в крови. Любому, кто сюда приезжает, это будет очень приятно.

Я вчера походила по набережной… ну, вот видите, что происходит (приносят сырники с вареньем и сметаной)?.. так вот, набережная вся в ресторанчиках, кафешках, причем я не увидела обилия сетевых заведений. Все очень индивидуальное и очень авторское. Мне кажется, в Ростове это такой пунктик: у вас все должно быть не такое, как у других. Это я еще на том, на левом берегу не была.

— Поедете?
— Сейчас и поедем. У меня есть задание от мужа сфотографироваться с тачанкой-ростовчанкой. Он ее видел, хочет, чтобы увидела и я.

— Вы первый раз у нас?
— Нет. В 2009 году я была в городе Шахты. Там тогда открыли первый образцово-показательный многофункциональный центр оказания государственных и муниципальных услуг. И мы потом по его образу и подобию создали в Якутске такой же центр — первый на территории республики. Так что Ростовская область в моей карьере тоже сыграла свою роль.



— Вы избрались в сентябре 2018-го, и как писали СМИ, сразу стали совершать «нетипичные для российского руководителя поступки». Распродали внедорожники из гаража мэрии. Сколько их было?
— Я пыталась продать четыре, но получилось только три. Потому что четвертый был старый и дорогой, он так и бегает до сих пор.

— Затем отменили новогодний корпоратив в мэрии. Что еще совершали из нетипичного?
— Я бы хотела, чтобы вспоминали еще и вот такой факт, например: когда я вступила в должность, Якутск в национальном рейтинге прозрачности закупок был на 33-м месте. Когда я уходила, мы были на 11-м. То есть улучшили показатели по открытости закупок в три раза. По оценкам наших финансистов, сэкономили несколько сотен миллионов, хотя место в рейтинге прозрачности оценивается не только в деньгах. Тем не менее я была недовольна, потому что хотела попасть в десятку. Но я думаю, что ребята в этом году доделают начатое, и мы попадем в десятку, и в ней закрепимся.

Сейчас мои горожане ворчат, что я рано ушла (в январе 2021 года), но меня во всем этом ворчании больше всего радует то, что никто не обвиняет, что я что-то там украла, умыкнула. Ни клочка земли, ни маленькой комнатки в общежитии — ни я, ни мой муж, ни наши близкие. Я считаю, что это крысятничество. Тебе доверяют народное, это не твое, не трогай. А если чем-то распоряжаешься, будь добр, докладывай, куда ты дел эти деньги.

Следующая история: Якутск при мне впервые вошел в национальный проект «Безопасные и качественные автомобильные дороги», и впервые со времен Советского Союза мы начали закатывать в асфальт по 25 км в год. Не без изъянов, потому что уровень подрядчиков везде очень низкий. А в Якутии, как вы понимаете, из-за территориальной отдаленности это совсем ограниченный состав участников. Есть нарекания, но тем не менее процесс движется. На этот год я заложила уже 50 км, и сейчас они их делают.

Мы ускорили и упростили процедуру признания домов аварийными. Если вы писали об этом, то знаете, какие семь кругов ада приходится проходить жильцам этих домов, чтобы их признали аварийными. Они должны заказать экспертизу, они должны сделать то, это — они всё должны! А ведь этих людей когда-то просто ввели в заблуждение, заставили приватизировать такое жилье, и они стали «счастливыми собственниками». По букве закона вроде все правильно, а по духу — нет. Поэтому мы стали оплачивать экспертизу из муниципальных средств. И если за предыдущие 5 лет аварийными было признано меньше 200 домов, то только за первые полтора моих года мы признали таковыми 300. В самом ближайшем будущем эти люди, конечно, не переселятся, но я полагаю, что город со временем точно полностью избавится от аварийного жилья.
Но это не потому, что я такая замечательная, просто у меня очень хорошая команда.



— Вы говорите, жители расстроены, что вы рано ушли. Вы ушли или вас ушли? Разное писали.
— Я ушла сама. Я из той категории людей, которые все делают сами. Когда речь идет о жизни и здоровье, каждый человек сам принимает решение. Моему мужу и моей семье было важно, чтобы я была. Дальше все это могло принять очень серьезные обороты, поскольку стрессы категорически противопоказаны. (Авксентьева боролась с онкологическим заболеванием. — «Нация».)

— Система после вас хотя бы частично восстановилась? Ну, например, снова появились внедорожники.
— Времени пока прошло очень мало, чтобы судить, что и как изменилось. Но я благодарна жителям города, которые меня услышали, и своим новым мэром избрали моего первого заместителя. Поэтому общий курс сохраняется.

Правда недавно в телеграм-каналах бурю эмоций вызвало повышение зарплаты городским чиновникам. «Новый мэр Якутска на 22% повысил себе зарплату. А вот при Авксентьевой…» Да чушь полная! Я бы сама это сделала. Просто у меня не было денег. Сейчас у Якутска с ними полегче. Почти сразу после моей отставки городу из республиканского бюджета щедрым жестом направили 1 млрд 700 млн рублей (чего никогда не было при мне). И я несказанно рада. И примерно 1,5 млрд рублей добавили из федерального бюджета — на ремонт городских школ. То есть появилась возможность, в том числе, и немного повысить зарплату людям.

Муниципальные служащие — для меня это не просто какие-то чиновники с толстыми лицами, это молодые ребята, я их знаю, я знаю, как они работают. Почему они должны работать за 39 тысяч? Это недостойная зарплата для человека, который очень много работает.

— Сколько теперь получает чиновник в Якутске?
— Моя зарплата на посту мэра была 216 тысяч рублей, сейчас у моего преемника она чуть больше. Сотрудники мэрии теперь получают 50–55 тысяч — зависит от стажа, квалификации. Ну, разве это большие деньги? Это же молодые ребята, у них дети, ипотека. Это такие же люди, как мы с вами.

— Сколько новому мэру лет?
— Ему 35. Он победитель конкурса «Лидеры России», первый по Дальнему Востоку. Выпускник МГТУ им. Баумана, с переподготовкой и вторым высшим в юридическом университете им. Кутафина. И недавно по гранту, который он получил как победитель «Лидеров России», прошел повышение квалификации в МГУ им. Ломоносова. И при этом человек хороший. Я не переживаю за город, он (Евгений Григорьев) все сделает как надо. Ну, ему достается сейчас просто потому, что он не Сардана. Это надо пережить.

— На «Кинопоиске» в разделе «Популярное» появился якутский ужастик «Иччи». Вообще сейчас якутский кинематограф на подъеме. Вы лично что посоветуете посмотреть?
— «Надо мною солнце не садится» — очень добрый, очень светлый фильм. А ужастики — это наше все.

— Они реально страшные?
— Они реально страшные, поэтому я их не смотрю (смеется). Но «Иччи» хочу посмотреть, там играет любимая мною актриса Матрена Корнилова, к сожалению, уже ушедшая из жизни. Мы, театралы, скучаем по ней, поэтому да, я посмотрю. Но я боюсь. Потому что мифология и все эти страшные истории, они для нас очень живые. Мы верим во все это. Я православный человек, но языческая культура, тенгрианство впитываются в Якутии с молоком матери. Поэтому для нас все это очень реально.

— У вас популярный инстаграм, больше 200 тысяч подписчиков. Еще в каких-то соцсетях присутствуете?
— Недавно завела телеграм-канал «Сардана»... Я не хотела быть в инстаграме, меня туда затащили мои жители, одномоментно подписавшись десятками тысяч на мой аккаунт. Я поняла, что они вызывают меня на разговор. Пошла у них на поводу — в хорошем смысле этого слова, и в 50 лет вдруг стала инстаграм-блогером. К большому удивлению моей дочери, которая не имеет аккаунтов в соцсетях.

— У вас есть свои хейтеры? За что хейтят?
— Конечно. Если у тебя нет хейтеров, то ты вообще никто (смеется). За что хейтят? Да за всё: и сумка не та, и платье не то, и говорю не так. Это нормально, отношусь с пониманием… Не только хейтеры — у меня был персональный пикетчик. Он предприниматель, занимается озеленением. Считает, что его методы самые лучшие, а я считаю, что в условиях нехватки средств они дают краткосрочный эффект, но как масштабные и долгосрочные не подходят городу Якутску.
Буквально каждый день, когда был свободен от озеленения, он стоял с табличкой у крыльца мэрии. Мы с ним знакомы, это увлеченный человек, заряженный идеей. Я слова плохого про него не скажу, вообще уважаю людей с идеями, я сама такая.

— Он перешел по наследству новому мэру?
— Да, уже был замечен… Я говорила ему: «Привет». — «Привет, Сардана Владимировна». — «Что, Коля, стоишь?» — «Стою». — «Холодно, иди домой». — «Я часок еще постою и пойду». Ну, я считаю, хочет человек стоять, пусть стоит.

 

— Получилось у вас найти в инстаграме бабушку, которая хотела научить вас печь пирожки?
— Да! Сначала она долго не откликалась, бабушки же они такие — могут написать, а потом не следить за тем, что происходит. Но все-таки встретились, она передала мне рецепт. Я им редко пользуюсь, но теперь умею.

— А что за пирожки?
— Обыкновенные бабушкины, с рисом и мясом.

— Жареные или печеные?
— Жареные. Печеные я делаю. А муж хотел жареные. Поэтому я пошла к бабушке Марфе Петровне. Женщина тяжелой судьбы: очень рано овдовела, одна воспитала детей. Меня поразил ее рассказ, она говорит: «Я каждое лето езжу в деревню собирать ягоды». — «Вам же столько лет, за 80, вам не тяжело?» — «Нет, все хорошо. Ну, я, конечно, собираю не так быстро, как мои старшие сестры». Вот такие якутские старушки. Ролевая модель, то, к чему я буду стремиться: ходить по ягоду, держать хозяйство, встречать внуков, помогать сыну, — она вся в планах, понимаете?!

— Крепкий народ. Много долгожителей у вас?
— Да, есть. И с каждым годом, к счастью, больше, я это видела по открыткам, которые подписывала к 90-летним, 100-летним юбилеям. Жить стали дольше, и это еще один положительный момент нашего с вами времени. Сейчас одновременно живет пять поколений, никогда такого не было. 20-летние, их 40-летние родители, 60-летние бабушки, дедушки и 80-летние прабабушки, прадедушки.

— Это четыре поколения, а пятое?
— Совсем дети которые. Но которые уже сидят в интернете. И они уже тоже имеют свой голос. Однажды, смотрю, кто-то пишет мне в комментариях: «Наш мэр совершенно неправильно подходит к проблеме ливневой канализации». Это кто это у меня такой умный? Захожу в его аккаунт — 6-классник школы №33. Я расхохоталась. Молодец ребенок! Не было времени с ним встретиться, но я правда хотела.

— Что обязательно нужно попробовать в Якутии кроме пирожков Марфы Петровны?
— Безусловно строганину: из рыбы, из жеребятины. Это культовые вещи. Очень интересное блюдо саламат: мука с маслом, такая праздничная каша. И якутские оладушки с земляничным вареньем.