«Трамваи в Берлине, как и раньше, ходят минута в минуту. Но пустые. Даже страшно». Коронавирус в Германии глазами русских
События

«Трамваи в Берлине, как и раньше, ходят минута в минуту. Но пустые. Даже страшно». Коронавирус в Германии глазами русских

Монологи о пандемии со всего мира (проект будет постоянно дополняться).

авторы Анна Гетманова, Ольга Майдельман, Татьяна Хайнце (фото)/ заглавное фото — надпись: «Пункт приема анализов на коронавирус».

27 Марта 2020





На утро 27 марта в Германии — 47 406 зараженных, 281 умерший, 8428 выздоровевших.

Рассказывает Анна Гетманова, журналист, Берлин, Германия:

— Один мой знакомый предельно точно описал ситуацию с коронавирусом: «Мы как будто переоцениваем и недооцениваем ситуацию одновременно».

Эксперты считают, что пандемия может продлиться до 2 лет. Вирусологи прогнозируют, что в течение 2 месяцев COVID-19 могут быть инфицированы 11 млн немцев (то есть каждый восьмой). Больше всего случаев заражения в земле Северный Рейн-Вестфалия, следом идет Бавария. Данные мониторит Институт Роберта Коха, официальное правительственное ведомство. Но у института нет полной картины данных о выздоровевших, а их число растет и во много раз превышает количество смертей — как пишет немецкая газета Die Zeit; ее журналисты проводят собственный мониторинг.

На прошлой неделе мне бросилось в глаза, как много у нас людей пожилого возраста. Такое ощущение, будто все молодые послушно сидят дома, а у всех стариков разом закончились продукты. Группа неравнодушных граждан запустила платформу «Карантинные герои», где можно предложить свою помощь или попросить о ней. Героев по Германии — 34 197, а запросов только 720.

На улице и в супермаркетах можно увидеть людей и в масках, и без. Люди будто разделились на два лагеря.
Защитные маски быстро стали дефицитом. Недавно стало известно, что исчезла партия в 6 млн масок, заказанных в Кении. Они хранились там в аэропорту. Маски должны были доставить 20 марта, но они бесследно пропали.

В общественном транспорте люди стараются держаться в 1,5 метрах друг от друга, но на некоторых ветках в метро в час пик пассажиров слишком много, чтобы сохранять безопасную дистанцию.

Фейки по Германии распространяются быстрее, чем вирус. Особенно много их в вотсапе: что COVID-19 эффективно лечат алкоголем и диоксидом серы, что ибупрофен опасен, или что супермаркеты будут работать только 2 дня в неделю. Очень популярным стало скайп-интервью с эпидемиологом, который говорит о необоснованной панике и критикует чрезмерные решения властей, потому что нет никакой новой болезни; у этого видео больше миллиона просмотров. В праворадикальных группах распространяют теории заговора: мол, коронавирус был выращен искусственно в лаборатории для уничтожения людей или чтобы сделать большие деньги на лекарствах.

Мюнхенская полиция сообщила на днях о задержании 33-летнего мужчины, который облизал автоматы с билетами на общественный транспорт и поручни эскалатора, как стационарные, так и движущиеся. Свои действия он снял на видео и выложил его в соцсети. Сейчас выясняется, действительно ли он заражен.

На прошлой неделе канцлер Ангела Меркель в телеобращении призвала немцев к единству, ответственности и самоизоляции — как единственному способу замедлить распространение вируса. Позже появилась новость, что у врача, который делал Меркель прививку, выявили коронавирус. Теперь и сама канцлер в самоизоляции. Прошла также информация, что у известного политика из партии Меркель, Фридриха Мерца, выявили COVID-19.

С 22 марта в Германии введен Kontaktvebot (всеобщий запрет на контакт), пока на две недели. Каждая федеральная земля может сама регулировать его строгость. Бавария, Саар, Саксония ввели Ausgangsperre — строгий запрет на выход из дома без весомой причины. В Сааре за нарушение карантина грозит от 3 месяцев до 5 лет лишения свободы. В Баварии — штраф 25 000 евро.

В неделю по стране проводят 160 000 тестов. Главный берлинский госпиталь «Шарите» запустил приложение и сайт с подробной анкетой. Тот, кто заметил у себя легкие симптомы (кашель, насморк, боли в горле), может сдать тест, но только если за последние две недели контактировал с зараженным, вернулся из страны, где болезнь уже была, или его респираторное заболевание серьезно дает о себе знать (одышка, высокая температура). В других случаях надо отсидеть 14 дней дома. Если становится хуже — звонить по телефонам горячей линии. После консультации будет решено, нужен ли тест. Результатов ждать пару дней.

Сейчас в стране насчитывается 28 000 мест для интенсивной терапии. Какие-то больницы перегружены. Какие-то стоят полупустые: врачей и медсестер из них направили в места, где нужна помощь. Ведь для того, чтобы ухаживать за 4 корона-пациентами, необходимо до 20 человек медперсонала на разных уровнях; нужны защитные костюмы, которые следует менять, переходя к следующему пациенту.

В срочном порядке строятся новые госпитали и временные больницы, используются склады бундесвера. Идет интенсивный обмен опыта с Китаем. Многие говорят о «затишье перед бурей». Регулярно проводятся экстренные учения в аэропортах.


Власти впервые (в истории федеративной Германии) выделили для социальной поддержки больше 500 млрд евро. Министр финансов уверяет: «Мы сможем долго продержаться» — и собирается потратить 156 млрд евро на помощь малому бизнесу. Государственный банк KfW теперь выдает кредиты на любые суммы, и условия для их получения значительно ослаблены. Владельцам жилья запрещено разрывать текущие контракты на сдачу жилья из-за неуплаты. Всем частным предпринимателям и фирмам, которые несут убытки из-за корона-кризиса (Corona-Krise), будет возмещен ущерб. В Баварии будет выплачена «скорая денежная помощь» (Soforthilfe) — одноразовые субсидии от 5000 до 30 000 евро.

Берлинский сенат запустил «Berlin (a)live» для онлайн-трансляций отмененных концертов, лекций и вернисажей. То же сделали Баварская, Штутгартская и Венская оперы. Немецкие газеты и журналы дарят бесплатные абонементы на месяц. Берлинский театр «Шаубюне» стримит каждый вечер свою постановку.
Известный немецко-русский пианист Игорь Левит играет прямо из своей гостиной Бетховена, Шумана, Шостаковича в своем твиттер-аккаунте. Берлинские клубы объединились в проект «United We Stream».

Мы и без карантинов живем в своих «пузырях», общаясь с одними и теми же людьми изо дня в день. Лично мой образ жизни из-за карантина почти не изменился. Лично у меня получилось, как в том меме: «When you find out your daily lifestyle is called «quarantine» («когда ты нашел свой стиль жизни, а его назвали «карантином»).


Рассказывает Татьяна Хайнце. До пандемии организовывала поездки и сопровождала международные делегации по поручению министерства экономического сотрудничества и развития ФРГ, сейчас без работы. Живет в Берлине, Германия:

— «Fuck Corona Party Time» («к черту коронавирус, время вечеринки») — горит вывеска на клубе напротив моего дома. Но людей нет. С середины марта Берлин в карантине: больше двух не собираться; без важной причины не выходить; при себе всегда иметь паспорт. (Вывеску на клубе спустя неделю исправят на «Nach Сorona Party Time» («вечеринка состоится после коронавируса»).

— Никакого коронавируса нет, это все происки ЦРУ, — считает Клаус, с размахом отметивший в конце февраля свой 70-летний юбилей (куда позвал полсотни гостей, большинству из которых тоже под 70). На днях он позвонил и рассказал, что один из пожилых гостей действительно заболел COVID-19 и пока лечится дома.

— Я читал, что туалетную бумагу специально отравляют, чтобы перезаражать побольше людей, — говорит сын Клауса, Андреас. Кто именно заражает, не уточнил. До пандемии Андреас был фрилансером и занимался организацией культурных мероприятий. В марте он, как и 250 000 других самозанятых берлинцев, вмиг лишился всех заказов. Берлинцам обещали помощь — выплатить по 5 000 евро на полгода. Единственное условие, чтобы человек стал на учет в службу занятости.

В Германии стать безработным — это упасть «ниже плинтуса». Безработным, кстати, обещали повысить пособие на 100 евро, чтобы они могли купить продукты. До пандемии большинство из них подкармливалось на раздаче подпорченной еды и остатков из ресторанов, но сейчас все закрылось.

Тех, кто работал по контракту, пока перевели на неполную ставку, сократив зарплату в среднем до 60%. Страховку, налоги, за аренду жилья разрешили заплатить потом. Долги просто будут накапливаться, прощать их никто не обещает.

Правительство разрешило отслеживать потенциально зараженных по мобильным данным. Немцы поначалу сопротивлялись. «Нам не нужны полицейские, которые будут проверять, помыли ли мы руки!» — писали газеты. Но цифры из Италии и Испании оказались более убедительными, чем эмоции газетчиков.

«Если ты читаешь это, иди домой», — написано на тротуаре Александерплатц, в самом центре Берлина. У Бранденбургских ворот немногочисленные туристы кутаются в шарфы, чтобы сделать селфи. У телебашни веселится арабская молодежь: ребята катаются по земле и делают вид, что кашляют. Снимают себя на телефон. Самые «модные» ведут трансляцию в респираторах на фоне ворот или Рейхстага. За ними наблюдает дед в черном пальто и медленно сплевывает в центр Парижской площади. Пока я слежу за подозрительным дедом и думаю: «Может, это он заражает туалетную бумагу?», ко мне обращается темнокожий господин и спрашивает, нет ли у меня носового платка. Протягиваю ему бумажную салфетку. Господин вытягивает руку подальше, чтобы сохранить дистанцию, отходит от меня и громко сморкается. В ларьке неподалеку продают носовые платки и дезинфицирующие салфетки по 6,5 евро. Куски Берлинской стены дешевле — 5 евро.

На обочине валяется пакет, наполненный смятыми масками. Впереди идет пара мужчин, держась за руки. Сворачиваю на другую улицу. Там опять усатая парочка держится за руки. «Ничего не боятся», — думаю. У метро поет парень с накладными ресницами и бантом на голове, кругом — молодежь, некоторые в респираторах. В аптеках объявления, что масок и санитайзеров больше нет.

Несмотря на то, что по городу открыли специальные пункты, где можно сдать тест на коронавирус, это не так-то легко сделать. Даже если у человека температура, кашель, понос и есть сопутствующие заболевания, он может сутками дозваниваться на горячую линию, чтобы в итоге услышать совет: «Лечитесь дома». В больницу забирают самых тяжелых.

Первым заболевшим берлинцем был 22-летний молодой человек, который до сих пор лечится в городской клинике «Вирхов». Он собирался в путешествие в одну из азиатских стран и сделал прививку в институте тропической медицины при «Шарите». В тот же вечер ему стало плохо, с высокой температурой и почти без сознания его отвезли в больницу. Подозрение на менингит не подтвердилось, парня отправили домой. А спустя сутки забрали назад — тест на коронавирус дал положительный результат. За это время у него было минимум 60 контактов. Всех пришлось изолировать. По версии врачей, берлинец заразился, побывав накануне на западе Германии: в земле Северный Рейн-Вестфалия отмечали карнавал.

Главный вирусолог Германии, профессор Кристиан Дростен дико устал от журналистов и политиков, отвлекающих его от работы. Ученый не может дать простые ответы, которых от него ждут. Прошло слишком мало времени. И очевидно, что в статистику попадают далеко не все. Понятно, что чем раньше ты узнаешь о заражении, тем больше у тебя шансов выздороветь. По мнению Дростена, многие итальянцы погибли потому, что знали: тестов на всех не хватит, болели дома, пока «их легкие не слиплись».

И хотя немецкая медицина пока справляется, все может пойти по «итальянскому сценарию», если количество заболевших будет продолжать расти. Ученый надеется, что к маю будут готовы антигенные тесты, которые могут сразу, как тест на беременность, определить вирусный белок. Дростен также не исключает, что из-за масштабов катастрофы будут использовать вакцину, не прошедшую достаточных клинических испытаний. Прогноз Дростена неутешительный: весь 2020 год уйдет на борьбу с болезнью.

Продуктами мы запаслись еще в начале марта. Купили полуфабрикаты, сосиски, макароны — все, что обожает ребенок и ненавижу я. Через две недели такой диеты дочка попросила сварить свежий борщ и призналась, что любит вареную капусту.

Каждый вечер на нашей улице два школьника играют на духовых инструментах у себя на балконе. Соседи хлопают. Японская семья напротив купила огромный телескоп. Многие от нечего делать высадили на балконе цветы, несмотря на минусовую ночную температуру. Днем все выходят в парк полежать на солнышке. Повсюду семьи с детьми. Для многих оставаться дома с малышом страшнее любого вируса.
Рассказывает Николай Коломыйцев, индивидуальный предприниматель, Берлин, Германия:

— В русских группах в немецких соцсетях настроение существенно изменилось за последние две недели. Было: «Это фигня, надо разобраться, кому это выгодно», стало: народ обсуждает практики жизни в новых ограниченных условиях. Чем заниматься самому, чем занять детей и как не убить друг друга в четырех стенах.

Самый, пожалуй, крупный и известный секс-шоп расклеил по городу новую рекламу: «Сохраняйте спокойствие (вариант: тишину) и используйте дилдо».

Из последний новостей: было сообщение, что с 0 часов 27-го марта авиасообщение с Россией полностью закрыто. Последний рейс был в четверг. Что касается цен: если они и изменились на продукты, то совсем незаметно, на пару центов. А вот топливо довольно сильно подешевело: например, дизель за месяц упал с 1,2 до 1,03 евро (примерно со 102 до 87,5 рублей).
Повсюду призывы ездить на велосипеде или на авто, ходить пешком — стараться не пользоваться общественным транспортом. Однако при этом сам транспорт, как и всегда, ходит точно по расписанию. Пустые трамваи и автобусы, но очень аккуратно и четко. Даже страшно.

Монологи русских о коронавирусе и карантине в других странах смотрите на нашей главной странице.