Нужен ли Ростову «Том Сойер Фест»? Как своими руками можно спасать город
События

Нужен ли Ростову «Том Сойер Фест»? Как своими руками можно спасать город

Советы по спасению от активиста Андрея Кочеткова.

автор Марина Гаричян/фото vk.com/tomsawyerfestrussia

16 Августа 2018

Три года назад в Самаре запустили «Том Сойер Фест» — фестиваль восстановления исторической среды. Принцип прост: добровольцы берут в руки кисти и краски и самостоятельно приводят в порядок старые дома. Вслед за Самарой дома таким же образом сегодня реставрируют в 28 городах страны: в Казани, Екатеринбурге, Воронеже, Уфе, Красноярске и других.
Поговорили с основателем «Том Сойер Феста» Андреем Кочетковым, чтобы понять — нужен ли такой проект Ростову.




— Расскажите вкратце о фестивале: сколько домов привели в порядок в родном городе, как привлекали людей?
— За все время «Том Сойер Феста», с 2015 года, мы обновили в Самаре 11 домов. Делаем не только фасады и декор, на двух домах меняем кровлю.
Как вообще появился «Том Сойер»: я работал главредом в интернет-издании «Другой город», мы много писали о проблемах исторической застройки, вокруг издания образовалась группа энтузиастов. Когда придумали фестиваль, бросили клич во «ВКонтакте», практика показала, что это самая благодарная в этом плане соцсеть. Было несколько сотен репостов, у проекта сразу появились партнеры.

Как выбираем дома: во-первых, желательно, чтобы это не был памятник архитектуры. К памятнику, конечно, просто так не подпустят строителей-волонтеров. Обычно мы беремся за 2-3-этажные здания в центре. Важно, чтобы дом не был заброшенным — чтобы, после того, как мы сделаем ремонт, собственники поддерживали его в нормальном состоянии. Хорошо, если в доме не очень много собственников жилья. По нашему опыту, чем больше людей, тем больше шансов, что кто-то откажется от ремонта наотрез: «Пусть рушится. Зато нас когда-нибудь переселят».


Отсутствие понятия частной собственности в советское время сыграло плохую роль. В исторических объектах зачастую располагаются коммуналки, и ответственность жителей заканчивается на пороге их комнаты или квартиры. Люди десятилетиями слышат, что их переселят в новые прекрасные дома: это деморализует собственников, у них нет мотивации самим что-то менять. Они просто ждут. Всю жизнь иногда ждут.

Самое главное правило «Том Сойер Феста»: люди работают на добровольных началах. Мы категорически против, чтобы, знаете, как это бывает, под видом волонтерства сгоняли бюджетников на «субботники».
Человек должен сам захотеть. Чтобы Ростов-на-Дону был красивым, чтобы исторический центр выглядел хорошо. Хочет обновить какой-то конкретный дом — приходит в удобное для него время. А организаторы просто могут связаться с нами напрямую в соцсетях.

— Сколько времени уходит на один дом и сколько для этого нужно добровольцев?
— В среднем, если брать примером Самару, на один дом нам нужен месяц. Конечно, пытаемся сохранить первоначальный, оригинальный фасад, бережно подходим к деталям. Но если декор сильно поврежден, тогда приходится делать заново. Покраска на самом деле быстрый и несложный процесс, с ним и новичок справится. Но на некоторых объектах мы работаем с системами водоотведения: вода — серьезный враг для исторических построек. Если неправильно сделаны водосточные трубы или их вообще нет, это приводит к быстрому разрушению стен. Поэтому на объекте всегда есть специалист, который поможет и подскажет. Процесс ремонта мы, конечно, контролируем.




По количеству людей: бывает, три добровольца приходит, бывает, тридцать. Причем человек может поработать полчаса, а если время позволяет, то приходит на несколько часов ежедневно в течение недели. Людям не нужно с нами заранее согласовывать время: они знают, когда проходит фестиваль, и с каким домом мы работаем.

— Где брать деньги на «Том Сойер Фест» в своем городе?
— Главный источник — это помощь спонсоров. Сейчас с этим стало намного проще, «Том Сойер Фест» в Самаре — это уже бренд. Нас многие знают, в том числе федеральные производители отделочных материалов. Разумеется, участников мы тоже не ограничиваем: если могут, то сами покупают инструменты и краски. Но это серьезные суммы, мало кто их потянет в одиночку. Недавно фонд Ильи Варламова «Внимание» помог нам собрать краудфандингом средства уже на четыре объекта в разных городах. Но это исключение: сбор проходил среди сотен тысяч подписчиков Варламова по всей стране и за ее пределами, а не внутри города. 
Самый бюджетный наш случай — 40 тысяч рублей на дом. Самый дорогой объект обошелся почти в полмиллиона. Но нужно понимать, что это были не живые деньги, а стоимость предоставленных материалов.

Два года назад мы получили президентский грант на тиражирование технологии фестиваля. И это было очень вовремя. До того я тратил огромное количество времени, чтобы рассказывать людям из других городов одно и то же. На грант мы выпустили методическое пособие, сняли видеоуроки, провели первую школу.

— Как договориться с властями — чтобы разрешили людям самим спасать свой город?
— Сначала, конечно, все со скрипом шло. К нам относились с нескрываемым подозрением, чуть ли не «пятой колонной» окрестили. Но после того, как «Том Сойер Фест» в 2016-м получил президентский грант и попал в доклад ЮНЕСКО, стало как-то не с руки говорить про нас плохо.
Сейчас движение поддерживают уже и мэрия Самары, и областное правительство.

Нельзя, конечно, вышибать ногой двери: «Да мы этот памятник архитектуры в два счета восстановим!». Начинать стоит с маленьких объектов, чтобы показать качество работы и начать строить диалог с властями.




— Известный блогер Илья Варламов криком исходил в Ростове, видя высотные новостройки рядом с историческими зданиями или металлопластиковые окна в старых домах.
— Да, в России отношение к исторической застройке пока далеко не на должном уровне. Возьмем северную Италию или Скандинавию, там тоже все было не слава богу. Дома ремонтировали какими-то ужасными материалами. Но потихоньку они начали разрабатывать стандарты, и теперь их ставят в пример: мол, вот как надо к объектам культурного наследия относиться.
Или пример нью-йоркского Манхеттена: трудно представить себе более урбанизированную территорию, но там вполне успешно соседствуют стеклянные офисные здания и сохранившиеся деревянные дома.

Лично мне такое соседство старого и нового не нравится. Мне ближе вид европейских городов, где органично сохраняют старый центр, а высотки компактно возводят в отдаленных от него районах.

Варианты есть разные, каждому городу стоит примерить на себя подходящую ему «шкуру». Но и бить по рукам бабушек, которые в свой старый дом вставили пластиковые окна, — это не дело. Они их ставят, просто потому что ничего другого позволить себе не могут. 

— По вашим наблюдениям, в каком российском городе смогли максимально сохранить исторический облик?
— Больше всего повезло городам, если так можно выразиться, где не очень высокие темпы роста экономики. Поэтому не очень активно ведется строительство. Совершенно чудесный город — Кострома. Там застройка идет низкими темпами, и поэтому пока удается поддерживать улицы в приятном виде.

Петербург — особая история. Большинство россиян, в том числе, и власть предержащих, осознают историческую ценность петербургской архитектуры. Но почему-то, когда они начинают говорить о своих родных городах, подобный подход перестает работать. Ценность видят только во дворцах и доходных домах в стиле модерн. А мне кажется, что традиционная русская архитектура не менее значима и требует должного к себе отношения и охраны.