«Как можно не читать Достоевского?» — «Очень просто. Пушкин же не читал»
События

«Как можно не читать Достоевского?» — «Очень просто. Пушкин же не читал»

Сапрыкин, Гордон, Гаркуша, Аскеров и другие вспоминают любимые книги.

автор Марина Гаричян

31 Июля 2018

Мы, конечно, не празднуем все странные праздники подряд. Но сегодня очень уж хороший. 31 июля — День вспоминания любимых книг.
Попросили известных россиян принять участие в праздновании.

Александр Гордон
телеведущий, режиссер


Отвечу традиционно — «Война и мир» Льва Толстого. Впервые прочел ее в школе и ни черта тогда не понял. Потом стал перечитывать каждый год. Еще среди любимых — «Соборяне» Лескова. Я считаю, это лучшее, что написано на русском языке. Из современных авторов могу назвать только своего отца (Гарри Гордон, прозаик и поэт) — его романы я прочел все. Остальное я не читаю.



Ровшан Аскеров
знаток клуба «Что? Где? Когда?»


В наше время, когда все немного больны, я бы посоветовал самую отрезвляющую книгу. Это «Благоволительницы» Джонатана Литтелла. Она очень большая, и на нее надо потратить, возможно, несколько недель. Но она того стоит. Скажу больше: я бы ее включил в школьную программу в старших классах. По сюжету человек, вроде бы интеллигентный, умный, с философским образованием, становится слугой режима, фашизма, и убивает, творит геноцид. И пытается свои действия оправдать. Эта книга многих в России излечила бы.
Возможно, для кого-то в 17 лет она покажется сложной. С другой стороны, если молодым людям в 18 лет можно умирать, их призывают умирать, то в 17 они должны прочитать об этом. Поэтому назову еще «На западном фронте без перемен» Ремарка и «Уловку 22» Джозефа Хеллера.

Мне очень нравится роман «Баудолино» Умберто Эко. Я считаю, это лучшее его произведение. Роман о зарождении искусства PR в раннем Средневековье, во времена первых крестовых походов. История простого человека, который оказывается при дворе, развивает целое направление по популяризации императора. Фактически законы public relations сейчас действуют так же, как тогда.

К спискам книг, «которые должен прочесть каждый», я скептически отношусь: в XX веке был свой топ-100, а в XXI — свой. Мне очень нравится фраза, которая, кажется, принадлежит Вагричу Бахчаняну. Его спрашивали: «Как можно быть культурным человеком и не читать Достоевского?». А он отвечал: «Ну, очень просто. Пушкин же не читал Достоевского».

Примерно 90% школьной программы по литературе устарело. Как вариант — давать эти произведения факультативом. Тургенев — очень хороший писатель, но его стиль сегодняшнему читателю почти невозможно воспринимать, это другой язык. Чем был хорош Пушкин: он из всего многообразия русского языка выбрал слова, которые пережили его время.
Вообще никто никому ничего не должен. Литература — это удовольствие. Но мужчине обязательно надо читать. Потому что начитанному мужчине проще познакомиться с интересной девушкой, произвести на нее впечатление. Я всегда этим пользовался.



Ольга Шелест
теле-, радиоведущая


«Сто лет одиночества» Габриэля Гарсиа Маркеса. Искренне и настойчиво считаю его самым грандиозным произведением. Когда впервые читала, как будто перенеслась в те далекие времена и ту далекую землю. Чувствовала тоску генерала Буэндиа, нервничала вместе с Урсулой...
Зачитываюсь и постоянно возвращаюсь к Довлатову. Начинать его можно с любого произведения. Мой первый Довлатов — «Компромисс». Ну, и, конечно, «Двенадцать стульев» и «Золотой теленок» Ильфа и Петрова — это до сих пор буквально зеркало нашей жизни.



Олег Гаркуша
музыкант, группа «АукцЫон»


В детстве и юности мне нравился Майн Рид и его «Всадник без головы». В этой книге есть все, что нужно: индейцы, злодеи, приключения. В школе, в отличие от многих сверстников, читать я любил: перелопатил почти всех Булгакова, Зощенко, Аверченко. Еще с удовольствием читал детективные истории, 70-х и 80-х годов, авторов, к сожалению, уже не вспомню.

Сейчас, конечно, меньше стал читать, как правило, это какие-то журналы, иногда газеты. Нет интереса, хотя мне постоянно советуют какие-то модные новинки. Если и удается найти время на чтение, то скорее всего я выберу детектив.



Юрий Сапрыкин
журналист


Их много, и они меняются со временем. Более того, каждая из них тоже меняется со временем: в «Карениной», прочитанной в 25 лет, речь идет о совершенно других вещах, чем в том же романе, если вы открываете его десятилетием раньше или позже. Если говорить именно про «Каренину» — то в ней, и вообще у Толстого, часто возникает немного пугающее ощущение, что автор знает про тебя больше, чем ты сам. Влюбленная Анна лежит на своей постели, и ей кажется, будто она видит, как блестят ее глаза в темноте — ну, вот как это? Наверное, это и есть ответ на вопрос, какая литература мне нравится — та, которая дает имена чувствам, состояниям, свойствам мира и языка, про которые ты смутно догадывался, что они существуют, но никогда не мог их отчетливо представить. Читаю я только на бумаге, но никакого универсального рецепта из этого вывести не могу — видимо, это связано с устройством моих собственных глаз или головы, для которого, возможно, какой-нибудь проницательный автор тоже сможет подобрать однажды подходящие слова.



Макс Покровский
музыкант, группа «Ногу Свело!»


Некоторые любимые книги остались со мной еще с детского возраста. Но они в какой-то степени очень взрослые. Это «Три повести о Малыше и Карлсоне» и «Приключения Эмиля из Леннеберги» Астрид Линдгрен и «Незнайка на Луне» Николая Носова.

Среди любимых есть и, например, «Трилогия желания» Теодора Драйзера, это романы «Финансист», «Титан» и «Стоик». Несмотря на то, что она абсолютно занудная, трилогия мне безумно нравилась в свое время, и я до сих пор над ней размышляю. Прочел, кажется, в 18 лет. Пробовал год назад взяться за нее снова, но не хватило времени и усидчивости.

Я читаю очень мало, и абсолютно этим не горжусь. Всю жизнь у меня очень плохо с английским, я пытаюсь совершенствоваться и побольше читать на этом языке. Сейчас читаю The Grass Harp (в русском переводе «Луговая арфа»). Написана немного устаревшим языком, поэтому тяжело читать. Но автор, Трумен Капоте, очень остроумен.
Не могу назвать чтение ритуалом. Много летаю на большие расстояния и в самолете обычно смотрю фильмы. Так стал понемногу восполнять дефицит кино. А читаю в основном в метро.