Люди

Боксер Дмитрий Кудряшов: Я жил и в Берлине, и в Голливуде — Волгодонск лучше

О съемках в кино, покер-фейсе в ринге и единственной вещи, которая может вызвать его слезы — в откровенном интервью с непобедимым «Кувалдой».

автор Анастасия Шевцова

8 Июня 2017

На днях волгодонский боксер Дмитрий Кудряшов в бое с нигерийцем Оланреваджу Дуродолой защитил титул серебряного чемпиона в первом тяжелом весе по версии WBC (главная из профессиональных боксерских организаций на данный момент). Теперь Кудряшов претендует на титул мирового чемпиона. (В его профессиональном послужном списке 22 боя, из них лишь 1 поражение от Дуродолы, за которое Дмитрий и взял реванш.)
Встретились и поговорили с одним из лучших бойцов на планете.


— У вас в подготовке к этому бою был спарринг-партнер Йоури Каленга, похожий по манере на Дуродолу. Все известные боксеры подбирают к важным боям таких противников-двойников?
— Конечно. Этим и интересен профессиональный бокс: ты готовишься под конкретного соперника, а он готовится конкретно под тебя.

— Как долго этот двойник живет рядом?
— У меня этап спарринга длился 6 недель.

— Какие слабые стороны вы с тренером нашли у Дуродолы?
— Не будем сейчас углубляться в технические огрехи. Дуродола — волевой боксер. Мы все это видели. Я тяжело по нему попадал, он вставал и продолжал бой. Он тяжело бьет, и от этого строилась наша тактика — я просто не давал ему боксировать.

— Есть ли какие-то психологические уловки — типа покер фейса, которые могут помочь обмануть противника уже на ринге?
— Мы оба — боксеры высокого уровня, и здесь все сводится к мелочам: мы должны друг друга просчитать, обмануть, обхитрить. Используем различные финты: глазами показал в одно место, ударил в другое; конечно, это есть.

— Кто-то из знаменитых боксеров говорил, что время на ринге очень замедляется. Для нас это 3 минуты раунда, а для вас — сколько?
— Как сказал Хемингуэй: «Если вы хотите узнать цену времени, проведите один раунд на ринге». Действительно, время на ринге, если тебе тяжело, длится очень долго.



— Вы разборчиво слышите, что кричат трибуны?
— Нет, я умею абстрагироваться от внешнего шума, слышу только подсказки своего тренера.

— Вы сказали как-то: пример для меня — мои родители. Чему они вас научили?
— Чему научили, можно понять, глядя на меня. Отец уже ушел из жизни, царствие ему небесное. Он был сварщиком, мама работала агрономом. Я из обычной рабочей семьи. Почему они для меня пример? Потому что в любых жизненных ситуациях они оставались людьми. И я так стараюсь жить. Стараюсь оставаться человеком, что бы ни происходило.

Мне кажется, я похож на князя Святослава. Я и в кино его сыграл.

— Сейчас вы — Кувалда, а в детстве какое прозвище было?
— Не было прозвищ, у меня есть имя. И то, что меня сейчас называют Кувалдой, это просто дань моде. У всех профессиональных боксеров есть никнейм. Если меня таким, Кувалдой, видят болельщики, это их прихоть, а не мое желание

— Борода — это тоже дань моде?
— А разве борода сейчас в моде? Я не сторонник каких-то модных движений. Это пошло с того, что я достаточно долгое время перед боями провожу в тренировочном лагере, банально некогда следить за своим внешним видом. И на бой я всегда выходил с бородой. Сейчас это уже некий имидж, от которого я не отказываюсь.

— Как понять по пацану, что бокс — это его вид спорта? Что важнее: жилистость, удар, выносливость, спортивная злость?
— Для этого сначала нужно прийти на бокс. Я видел сотни крутых парней, которые, приходя в боксерский зал, просто сдувались, ломались и понимали, что это не то, чего они хотят. Хотя каждый парень мечтает, наверное, быть крутым боксером, бойцом, но не у всех хватает нервов. Напротив стоит парень, который хочет тебя побить, плюс на тебя смотрит тысячи людей. Бокс — психологически сложный вид спорта.

— Фильмы о Рокки — лучшие фильмы о боксере?
— Сто процентов. Есть много интересных фильмов, но «Рокки» — это классика боксерского кино. Любой боксер реагирует, когда звучит музыка из этого фильма.

— В сети пишут, что одно из ваших увлечений — история.
— Как говорится, народ, который не знает свою историю, обречен. Мне интересно прошлое, я испытываю гордость за свою страну. Я думаю, каждый житель нашей страны должен интересоваться ее историей.

— В какой эпохе вам было бы интересно жить и почему?
— Я бы пожил во всех, начиная с ледникового периода. Но мы же с вами реалисты? Эпоха, в которой я живу, — это моя эпоха. А прошлым я могу только гордиться. Вот мы выиграли Великую Отечественную войну и показали всему миру, что русский народ — это народ с несгибаемой волей и характером. Я горд, что мы смогли остановить такого страшного захватчика.

— С кем из знаменитых персонажей прошлого хотели бы поговорить?
— Я живу на берегу Цимлянского водохранилища, на противоположной стороне там была крепость Саркел, где князь Святослав разбил хазар. В одном из исторических фильмов я его сыграл. По тому, как его описывают историки, это человек — близкий мне по духу. Я бы, конечно, хотел с ним пообщаться и спросить, откуда он такой: с одной стороны великий, с другой стороны — простой. Будучи князем, он спал на земле вместе со своими солдатами.
соцсети


— Вам вообще часто поступают неспортивные предложения типа съемок в кино или участия в ТВ-шоу?
— Вы, наверное, видели, одним из моих звездных болельщиков на бое был мэтр отечественного кинематографа Никита Михалков (улыбается). Но я сейчас очень занят спортивной карьерой. Сейчас время разобраться с делами, время общественной деятельности. Есть проекты по моей депутатской деятельности (Кудряшов — депутат гордумы Волгодонска). Решаем какие-то насущные вопросы, помогаем жителям справиться с какими-то проблемами. Забот хватает. Я люблю быть занят. Отдых, конечно, нужен, но это не то, к чему я стремлюсь. Быть в работе, быть занятым для меня более важно.

Капкейки могу приготовить, но не люблю.

— Вы активный пользователь соцсетей?
— Да, у меня есть аккаунты во «Вконтакте», в фейсбуке, в инстаграме. Это уже неотъемлемая часть жизни медийной личности. Я не могу лично пообщаться с каждым из своих болельщиков. С помощью соцсетей я могу высказывать какие-то мысли, показывать, как живу, тем самым быть доступным и открытым для большого числа почитателей моих талантов.

— С троллями часто сталкиваетесь?
— Гадости пишут в адрес любого известного человека, без этого никак. Ты не торт «Наполеон», чтобы всем нравиться. Я не обращаю на это внимания. Кому-то нравлюсь, кому-то нет. Это и есть популярность. Все, что говорится за моей спиной, меня не касается.

— Если бы не боксером, кем бы сейчас был Дмитрий Кудряшов?
— Когда я еще не был известен, учился на инженера. Думаю, что я добился бы успеха в любой области.

— Что вас может вывести из себя?
— Ничего, если я этого не захочу. Я полностью контролирую свои мысли и поведение. Если ты на ринге не можешь справиться со своими эмоциями, то никогда не добьешься успеха в боксе.

— Что умеете еще делать своими руками?
— Я много чего умею. Боксер — это не какое-то клеймо. Это не только человек, который умеет за себя постоять. Он может быть интеллектуально развит и заниматься любыми видами деятельности.

— Ну, может, вы капкейки печете на досуге?
— Капкейки — могу. Но вообще я не очень люблю готовить. В бильярд играю, в настольный теннис, охотиться люблю. Я хорошо рисовал в детстве, родители даже хотели отдать меня в художественную школу.

Это для вас я Кувалда, дядька с бородой, а для нее я ребенок.

— От чего вы можете заплакать?
— От лука. Больше ни от чего. Слез радости у меня не наблюдалось. Я с детства такой. Родители удивлялись: мог надуться, но чтобы заплакать — не знаю, что должно произойти.

— В какую примету верите?
— Вообще не верю в приметы. Могу подстричься перед боем, обуться с правой ноги. Хоть десять черных кошек перебегут дорогу — мне все равно. Приметы сбываются, когда ты о них думаешь, а так — их просто нет.

соцсети

— Как вас ласково называет жена?
— Семья — интимная тема. Выносить семейные ценности на всеобщее обозрение — неправильно. То, как меня называет жена, должна знать только жена. Это как кодовое слово, которое заставляет меня растаять и раскрыться.

— Почему не уезжаете из Волгодонска?
— Волгодонск — это зона комфорта для меня. Красивый город, молодой, хорошо спроектирован. Дон, Цимлянское водохранилище — места, которые нужно развивать в туристическом плане. Поверьте, мне есть, с чем сравнить. В свое время я пожил и в Ростове, и в Берлине, и в Голливуде. Не понимаю, как можно стыдиться своей малой родины. Меня абсолютно не коробит, что я из глубокой провинции. Волгодонск — это место, куда я люблю возвращаться. Там жена, семья. Мама… Маме очень сложно принять мое занятие. Смотреть по телевизору, как бьют твое чадо. Для вас я Кувалда, дядька с бородой и мускулами, а для нее я ребенок. Уже лет 15 после каждого боя она говорит: «Сынок, может, хватит уже?». А что я ей могу ответить? Бокс — это то, что я люблю. Это моя жизнь.



Благодарим за помощь в организации интервью руководителя медиа-центра «МедиаС» Людмилу Бородину.



ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ТРЕНЕР СБОРНОЙ РОССИИ ПО ДЗЮДО ЭЦИО ГАМБА: «В ЖИЗНИ ЕСТЬ ВЕЩИ ПОВАЖНЕЕ ОЛИМПИАД»

НА ПОМОСТЕ — ВИТЯЗЬ В ТИГРОВОЙ ШКУРЕ. ПАМЯТИ ВЕЛИКОГО СПОРТСМЕНА ВАСИЛИЯ АЛЕКСЕЕВА