«Вы неправильно Навального в регионах встречаете. Рассказываю, как надо»
Люди

«Вы неправильно Навального в регионах встречаете. Рассказываю, как надо»

Екатерина Винокурова (Znak.com) — об умении задавать политикам неприятные вопросы.

автор Юлия Соломова

13 Апреля 2017



Екатерина Винокурова, политический журналист. Шеф-редактор московского бюро интернет-издания Znak.com. В 2008 году участвовала в кампании кандидата в президенты Андрея Богданова. С 2010-го по 2013-й работала в отделе политики интернет-издания Газета.Ru.


— Вы не так давно вернулись с IV питерского медиафорума ОНФ. По вашему мнению, «Народный фронт» — насколько это важная сила сейчас в России?
— В ряде регионов «Народный фронт» — это реальная сила. В Иркутской области, например, есть активный экологический проект, связанный с Байкалом. Люди занимаются уборкой озера, противостоят открытию в природоохранной зоне производств. При этом есть регионы, где ОНФ ничем пока особо не отличился, я к ним и Москву, и Московскую область, кстати, отношу. На самом медиафоруме меня некоторые моменты разочаровали. Я посетила там секцию молодежной политики. Мне показалось, некоторые просто не понимают, о чем и как говорить с молодыми людьми. Молодежную политику путают с набором модных методов. Как откровение подается стрим-трансляция. Между тем эти «методы» лежат у нас в карманах, это наши смартфоны.



Вопрос Е. Винокуровой В. Путину на ежегодной пресс-конференции президента 2013 года:

— Вопрос вам как мужчине. Владимир Владимирович, если на ваших глазах омоновец бьет девушку, что вы как мужчина, если рядом нет Дмитрия Сергеевича [Пескова], ФСО, стали бы делать?



Но это общая проблема — совершенно несовременная риторика. Язык, которым ни я, ни мои знакомые, в том числе политические, давно уже не говорим и не пишем. Мне 31 год, 20-летним этот язык тем более неведом. Вот и в реакции на последние молодежные протесты меня больше всего потрясла неудачность ответов. Эти лекции в школах и вузах о тлетворном влиянии либеральных идей. Их стилистика и агрессивная риторика таковы, что если бы мне в институте прочитали такую «лекцию», я бы в пику срочно побежала соблазняться протестными идеями. Нежелание понять молодежь — отсюда ложные посылы: давайте замутим фестиваль, им такое интересно. Нет, им такое неинтересно. Интересно, чтобы тебя выслушали. Очень бы помогло, если бы вместо этих «лекций» преподаватели просто спросили: «Что стало причиной вашего выхода на улицу?» Это из грустных наблюдений.



Из хорошего на форуме — реплика Сергея Иванова об Исаакиевском соборе. Это серьезный конфликт, который уже отразился на рейтинге региональной власти, и Иванов стал первым большим политиком, который, наконец, сказал, что да, это неправильно, что инициативу передать собор РПЦ никак не обсудили с людьми. Это вселяет надежду на то, что власти города все же поговорят с жителями и будут искать компромисс. 

Еще для меня открытием на форуме стал депутат Госдумы Сергей Боярский (сын актера и музыканта Михаила Боярского. — «Нация»). Он поразил меня своим поведением во время этой страшной трагедии в метро — Сергей сам развозил людей по домам, без лишнего внимания к своей персоне, никому не представлялся, просто тихо делал благое дело. И потом в СМИ он говорил, пожалуй, наиболее живые и человечные слова в стремлении поддержать родной город, который постигла трагедия.



— Девушке в политической журналистике позволено чуть больше? В чем вы выигрываете, а в чем проигрываете коллегам-мужчинам, просто потому, что они мужчины?
— В политической журналистике женщин больше. Именно потому, что большинство спикеров — мужчины. И чисто психологически девушке бывает проще выкрутить какую-то информацию.


Вопрос Е. Винокуровой В. Путину на пресс-конференции президента 2014 года:

— Считаете ли вы некоторые категории людей врагами России, а именно тех руководителей госкорпораций, которые сперва просят занять им триллионы из бюджета, потом на миллионы проводят закупки айфонов... а также не забывают выплатить себе миллионные бонусы; тех чиновников, даже в вашем близком окружении, которые живут действительно во дворцах… тех людей, которые руководят гостелеканалами, показывают сюжеты про распятых детей, которые формируют наш отрицательный имидж на Западе и вредят вашему личному имиджу..? И последнее. Владимир Владимирович, какая годовая зарплата у Игоря Ивановича Сечина?



— Есть специальные приемы, как «выкрутить»?
— Для начала надо надеть платье. Серьезно, надо хорошо выглядеть. И задавать самые неудобные и резкие вопросы с милым и трогательным выражением лица. Чисто психологически политику сложнее накричать на милашку, чем на здорового мужика. Так что я против феминизма в журналистике. На работе я двумя руками за все гендерные стереотипы.
Бывали у меня истории, когда я сначала ссорилась с ньюсмейкерами, а потом мирилась. Иногда напишу у себя пост в фейсбуке о «Единой России», покритикую партию или ее инициативу, а представители партии обижаются. Но справедливости ради надо сказать, что никогда никаких санкций я на себе не ощущала. Они сами всегда стремятся прояснить ситуацию, объясниться.
Кстати, с оппозиционными политиками намного сложнее работать. Они обижаются роковым образом, безвозвратно, видимо, ждут, что журналист заведомо им симпатизирует, рассчитывают на безоговорочное разделение их взглядов. Я не могу сказать, что с кем-то работать было тяжело или неприятно. Давайте лучше скажу о тех, с кем приятно работать. Секретарь генсовета «Единой России» Сергей Неверов никогда не отказывает в общении и комментариях, несмотря на то, что я пишу далеко не одни комплименты в адрес партии. Из новичков в Госдуме отмечу Евгения Ревенко — он журналист с многолетним опытом, наверное, поэтому с ним всегда легко и приятно общаться.
Вообще, когда понимаю, что собеседник будет тяжелый, представляю, что я в этого человека влюблена. Ввожу в себя в состояние влюбленности на время разговора. При этом не подумайте, я никогда в жизни не позволяла себе неформальные отношения. Но собеседник это почувствует, разговор обязательно пойдет. Это такой прием «для себя», это не флирт там какой-то.


Вопрос Е. Винокуровой В. Путину на пресс-конференции президента 2015 года:

— Уже 15 лет вы находитесь у власти, и мы можем говорить о том, что имеем дело со сложившейся системой. …Мы видим, что за это время выросло очень опасное второе поколение «элитки». Например, это молодой Ротенберг, которому просто подарили дальнобойщиков страны. Это молодой Турчак, которого никак не могут допросить по делу об избиении Олега Кашина... И прочие, прочие дети, которые никогда не смогут ни возродить Россию, ни сберечь Россию, потому что это никакая не элита, это просто некая «элитка»… Вопрос простой. Когда вы приходили в 2000 году к власти, вы таких итогов ожидали? И, может быть, что‑то стоит поправить, может быть, еще не поздно?



— Тем не менее, можете выделить политика, обладающего несомненным мужским обаянием?
— Пусть это будет моя тайна. Ну, ладно, Эдуард Россель (сенатор Совета Федерации от Свердловской области. — «Нация»). Он очень видный.



— Что в Москве и России слышно о политической жизни в Ростове? Когда и с чем мы в последний раз попадали в ваш перископ?
— Не могу сказать, что у вас какие-то сумасшедшие конфликты, которые бы долетали до федерального уровня. Нет болевых точек, о которых бы все с удовольствием сплетничали. Никто у вас не требует запретить оперу «Иисус Христос — Суперзвезда» или «Тангейзер». Да, на прошлых выходных у вас открылся штаб Навального. И тут казаки, мне кажется, своим протестом только сыграли на руку оппозиционеру. Но это во всех регионах повторяется. Здесь я процитирую нашего редактора и начальника Дмитрия Колезева, который написал полушутливое-полусерьезное заявление. Мол, чем больше таких выступлений, тем сильнее трамп-эффект вокруг фигуры Навального, тем больше его популярность. Поэтому он предлагает вот такой шутливый рецепт по работе с Навальным: в аэропорту его встречают женщины в кокошниках с плакатам «Добро пожаловать на нашу гостеприимную землю», штаб ему выделяется подчеркнуто из муниципального фонда, везде его торжественно принимают, а потом в СМИ выходят очень скучные тексты в стиле «Наш город посетил молодой перспективный политик и затронул важные для региона проблемы». Вот и все. Конец программе.



Так что новости из Ростова ситуативные. Вообще не существует типичных новостей из региона. Сейчас все следят за процессом Руслана Соколовского в Екатеринбурге, которого за ловлю покемонов в храме обвинили в оскорблении чувств верующих. Странные новости из Серова о фекальных сталагмитах набрали какое-то невероятное количество просмотров. Все с замиранием сердца ждут новостей из Самары, где губернатор настолько «яркий», что любой заголовок с именем Николая Меркушкина обеспечивает переход по ссылке и просмотр новости.



Вопрос Е. Винокуровой В. Путину на пресс-конференции президента 2016 года:

— Я постоянно смотрю ваши выступления, внимательно слушала Послание. Вы говорите очень добрые, хорошие вещи, с которыми невозможно не согласиться. Но на следующий же день все начинает идти ровно в противоположную сторону. Ваша элита открыто фактически бросает вам вызов. Они вам покивают, скажут, какой вы великий, замечательный, чудесный, послушали - и все с ним… Владимир Владимирович, почему вы говорите одно, а на практике мы слишком часто видим другое? Это какой-то ползучий госпереворот? 



— А из ростовских политиков кого вы знаете?
— Конечно, я знаю, что Василий Голубев — ваш губернатор. А еще я подписана в соцсетях на депутата вашего Заксобрания Екатерину Стенякину. У нас общение с ней началось оригинально. На форуме «Территория смыслов» в 2016 году одна из участниц задавала вопрос о недоступности ипотеки, на что Екатерина ей заметила, мол, вы говорите, что денег не хватает, а в руках у вас шестой айфон. Я тогда возмутилась, написала, что так отвечать нельзя. Но внезапно Екатерина вышла со мной на связь, сказала, что готова публично объяснить свои слова, дать интервью. И да, она очень убедительно объяснила свою позицию. Здорово. Так и должен вести себя настоящий политик.



— Вы не подумывали замахнуться на политический бестселлер? Кто, по-вашему, из российских небожителей достоин книги?
— Плох тот журналист, который не мечтает стать писателем. Да, я начала писать книжку, загадала завершить к концу года. Но это не будет история о каком-то конкретном политике. Есть инсайд, которым я обладаю, но у него еще не истек срок давности и он не может быть опубликован. А с карьерой я пока заканчивать не собираюсь. С другой стороны, если я напишу только то, что всем известно, это будет иметь нулевую ценность. Так что я решила писать художественное произведение о событиях в регионе N, где я попробую собрать воедино самые интересные из известных мне историй. Постараюсь показать, как устроена российская политика, особенно региональная. Кто достоин книги? Вячеслав Володин, Сергей Кириенко, Владислав Сурков. А вообще, общаясь с нашими большими политиками, я понимаю, что книги достоин практически каждый.



ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ПРАНКЕР ВОВАН: «НАВАЛЬНЫЙ НАМ ПО-ПРЕЖНЕМУ НЕИНТЕРЕСЕН»

ТИМУР БЕКМАМБЕТОВ: «КОСМОС — ЭТО ИСТОРИЯ НАШЕГО УСПЕХА. А ЕГО СЕЙЧАС НЕ ХВАТАЕТ СТРАНЕ»