События

Почему «Грибы» не собрали, а The Prodigy вообще не попали в Ростов?

Как устроен концертный бизнес в регионах.

автор Анастасия Шевцова

5 Июля 2017

В Ростов пришло модное поветрие из Москвы и Петербурга — концерты на крыше. В ближайшие 2 месяца на крыше галереи «Астор» пройдут концерты поп-певицы Луны, а также групп Mgzavrebi, Billy’s Band и «Каста».
Мы поговорили с одним из организаторов этих четырех концертов — Rostov Roof Music — Вадимом Магрицким о том, как устроен концертный бизнес в нашем городе.

Евгений Резник
Вадим Магрицкий. Основатель и продюсер фестиваля «ЧёЗАФест», сопродюсер проекта Rostov RooF Music (летние концерты на крыше), концертное агентство «МиР». Работал с: Sting, Deep Purple, Земфира, «Ленинград», Филипп Киркоров, Стас Михайлов, ДДТ, «Сплин», «Чайф», «Алиса», Павел Воля, Светлана Лобода, Егор Крид, Макс Корж, «Каста».



— Как вы попали в этот бизнес?
— Лет 6 назад собрались с друзьями, стали думать, чем заняться в жизни, где денег достать. Решили, что можно зарабатывать на концертах, но оказалось все не так просто (смеется). Первый концерт делали питерской группе «Кирпичи». С сегодняшним своим опытом уверен, что его можно было продать и заработать, но тогда мы естественно «попали». В 99% случаев люди, которые делают мероприятие впервые, уходят в минус. Хорошо, что мы не сильно «влетели», зато появился опыт и интерес.

— Как вообще это происходит: как промоутер начинает работать с той или иной звездой? Просто звонит и предлагает устроить концерт в Ростове?
— Меня многие спрашивают: «Как сделать концерт?», даже таксисты. На самом деле все очень просто: вот как вы думаете, так и надо поступать. У каждого артиста есть официальный сайт или аккаунты в соцсетях, где указаны контакты его представителей. Связываетесь и узнаете условия. Путем переговоров подтверждаете концерт, бронируете площадку, высылаете предоплату гонорара и начинаете проект: запускаете рекламу, заводите билеты в продажу и так далее. Там довольно много работы.
Если вы новичок, ни один успешный артист вам концерт не подтвердит. Придется начинать с так называемых «сбитых летчиков» — артистов, чья популярность пошла вниз, в которых сомневаются крупные организаторы. Либо начинать с молодых коллективов. В любом случае придется рисковать. Я советую начинать с молодых, потому что у них небольшой гонорар, сильно не влетите на концерте. И есть шанс, что концерт все-таки выстрелит. Как показывает практика, первый приезд артиста, если он набирает популярность, пользуется спросом. Но это все же должен быть артист пусть с маленьким, но именем, и люди, хотя бы как-то, его знают.

Все прокатчики России сразу сделали «Грибам» предложение, а в ответ получили от группы: «Мы ждем, собираем все варианты». В итоге гонорар был задран в 2-2,5 раза. И прокатчики, которые их взяли, проиграли.

— Сколько компаний возят артистов в Ростов? Есть ли какая-то специализация: эти, скажем, возят старых западных рокеров, а эти — рэперов и попсу?
— Сейчас все сильно смешалось, и выстоять, привозя артистов одного стиля, практически невозможно. Специфика рынка меняется, вкусы слушателей тоже. В одно время популярен рок, в другое — рэп, как, например, сейчас. Возможно, через несколько лет будет популярна какая-то другая музыка, танцевальная.
В Ростове, на мой взгляд, существуют два флагманских концертных агентства — «МегаАрт» и «Мир». Есть еще 3-4 концертных агентств уровня выше среднего. Они в этом бизнесе много лет, у них есть артисты, с которыми они все это время собирают залы наверняка, что позволяет этим промоутерам рисковать и пробовать что-то новое. И есть 15-20 агентств или агентов-одиночек, которые работают в свое удовольствие: то появляются, то исчезают куда-то на время. И, конечно, еще заходят прокатчики из других городов России. Можно делать концерты, сидя в Ростове, по всей России, или, живя во Владивостоке, сделать концерт у нас. Так, многие топовые артисты имеют своих постоянных прокатчиков, которые делают им туры по всей стране, а этот прокатчик уже раздает каждой территории работу. Люди выполняют свои обязанности и получают свой процент. Все довольны и счастливы.

— Идут ли промоутеры на уловки, подставы, чтобы перехватить звезду, испортить что-то конкурентам?
— Постоянно. Если артист начинает собирать, то всё… я не знаю, что происходит. Ну, все хотят зарабатывать деньги. Но артист же не вещь, которой ты владеешь. Он может сам выбирать, с кем будет работать. Поэтому между прокатчиками постоянно идет какая-то борьба за артистов. Разумные организаторы никогда не будут устраивать денежную войну: перебивать предложения по гонорару, предлагать больше денег. Такое бывает очень редко. Обычно опытные прокатчики, видя, что начинается такого рода «денежная война», уходят в сторону, потому что на этом не заработает никто, кроме артиста. Так, недавно была ситуация с нашумевшей группой «Грибы». Конечно, все прокатчики России сразу сделали им ряд предложений, а в ответ получили от группы: «Мы ждем, собираем все варианты». В конце концов, разумный, как я считаю, для «Грибов» гонорар был задран в 2-2,5 раза. А артисты же не дураки, зачем им отказываться. И прокатчики, которые их взяли, в итоге проиграли. Ростовский концерт был заявлен в КСК «Экспресс», конечно, «Грибы» могли собрать и там: они на слуху, и такие группы часто «выстреливают». Но из-за завышенного гонорара была завышена и цена на билеты (от 1200 до 3000 рублей. — «Нация»). Люди просто не пришли на концерт, его пришлось перенести в клуб размером намного меньше.
Иван Травин
Конечно, можно и другими способами переманить артиста. Можно дать взятку его директору. Это сложно, но многие пытаются. Можно зайти напрямую на артиста через знакомых и родственников. Можно донести до артиста сплетни о прокатчике-конкуренте. Порядочные и умные люди стараются так не делать, потому что артист может все-таки проверить. Они же общаются между собой, могут узнать у коллег, как работается с тем или иным прокатчиком. Если концертный организатор надежный, его контакты распространяют по знакомым директорам.

Самое ошибочное мнение о Ростове — что здесь ходят на блатняк. Мол, если Ростов-папа, то надо везти сюда «Бутырку» и «Лесоповал». Но спрос на них в Ростове падает и очень сильно.

— Как вы решаете, кого стоит сейчас привезти в Ростов?
— Когда ты уже несколько лет в бизнесе, постоянно анализируешь рынок, то в общем знаешь, на кого сколько людей может прийти. Всегда есть риски, но есть когорта артистов, на которых в любом городе России приходит примерно один и тот же, высокий, процент зала. Это так называемый «первый эшелон» — Киркоров, Меладзе, Аллегрова, Лепс, Михайлов и так далее.

— Вот эти 5 ростовских концертов Лепса подряд в марте пару лет назад — это норма? Лепс везде так соберет или только в Ростове?
— Концертный рынок страны мы делим на три части: Москва, Санкт-Петербург и все остальные города. Москва и Питер — это отдельные истории, особенно столица. 12 миллионов жителей, высокая платежеспособность и все остальное. Там Лепс может дать и 10 концертов подряд, и что-то такое было, по-моему. Артист, который настолько популярен, соберет наверняка и в других городах. Конечно, Ростов тогда удивил, когда поставил так много мероприятий, но, насколько я помню, они все продались. Если не максимально, то практически полностью. В других городах тоже по 2-3 концерта было.

— Чем вообще Ростов отличается от других городов в своих вкусах?
— Я считаю, что Ростов — попсовый город, потому что у нас попса пользуется большим спросом. Вот то, что крутится по федеральным каналам, заходит в городе очень хорошо. А, например, в Сибири популярнее рок. У нас на рок-концерты, как это ни печально, в последнее время люди не так активно ходят. И еще поднялся спрос на рэп-концерты.

— Ростов же — неофициальная столица русского рэпа.
— Да, я слышал, что Ростов так о себе думает, но это общероссийская тенденция. Рэп везде собирает сейчас. Но самое ошибочное мнение о Ростове — что здесь множество людей ходит на шансон, именно на блатняк. Привыкли считать, что если Ростов-папа, то можно везти сюда «Бутырку» и «Лесоповал». На самом деле спрос на них в Ростове падает и очень сильно.

Знакомые спрашивают: «Как?! В Ростове не было дат, чтобы поставить Prodigy?!!» Ну да, в Ростове — гандбол, уйма мероприятий и конференций.

— Как выбирается площадка? Какие считаются лучшими в городе, а какие не очень, и почему?
— В Ростове большая беда с площадками. Вообще это проблема для 90% городов России. Везде эти старые Дома офицеров, Дворцы спорта 1960-х годов постройки. Из достойного в Ростове — конгресс-холл ДГТУ, потому что это новая площадка. Тамошнее руководство делает все, чтобы ее развить, и, честно говоря, я не думал, что они будут так профессиональны. Это ведь вуз, опыта в концертной индустрии у них не было, но быстро все освоили. Вторая площадка — КСК «Экспресс», ну, грубо говоря, просто нет альтернативы. Все, что выше 1,5 тысячи зрителей — только туда. Был Дворец спорта, сейчас он закрывается на реконструкцию, и я думаю, что на ближайшие лет 5 можно о нем забыть. Но я надеюсь, что там сделают что-то новое и хорошее.
Вот в том же Воронеже есть идеальное место — Event-Hall (до 5000 человек), даже иностранные артисты пребывают от него в приятном шоке. Просто там нашлись частные инвесторы. На самом деле очень большие деньги нужны, чтобы построить площадку. Это может сделать только государство, либо миллиардер.

— Поэтому в Воронеже и Краснодаре The Prodigy были, а в Ростове нет?
— Вообще-то рассматривался их приезд и к нам, около года назад, когда выстраивали тур по России и утверждали их концерт в Краснодаре. Были риски, организаторы думали, соберут ли Prodigy Ростов… но за организаторов решили местные площадки. Под выступление Prodigy просто не было дат (смеется). Как это ни прискорбно. Многие мои знакомые спрашивают: «Как?! В Ростове не было дат, чтобы поставить Prodigy?!!» Ну да, в Ростове есть гандбол, хоккей, проводятся различные спортивные чемпионаты, уйма мероприятий и конференций. Тогда спрашивают: «А что, нельзя убрать выставку? Столько людей на концерт придет…» Ну, слушайте, договоры по выставкам, конференциям подписываются с площадками примерно за год до проведения. Аренда проплачена, договор есть — ни одна разумная площадка не пойдет на внезапную отмену, да это и незаконно. Так что Prodigy вполне могли быть в Ростове. И будут чуть позже — скорей всего в следующем году их все-таки привезут.

— Почему когда у всяких «депеш модов», то есть популярных западных звезд, проходят российские туры, в них почти никогда нет Ростова?
— Depeche Mode — это столп, очень крутой коллектив с большим гонораром. Чтобы отбить расходы и при этом поставить билеты по вменяемой цене, нужна площадка минимум от 15 тысяч мест. У нас такой площадки нет. Даже на новом ростовском стадионе провести концерт DM, с их инсталляциями и всем стальным шоу, невозможно. Но, быть может, после ЧМ там будут проходить крупные концерты. Но нечасто, мы не Москва.
Тут есть еще такой момент: в Ростов можно привозить артиста с наивысшими гонорарами, только если он известен абсолютно всем. Стинг, Scorpions, Metalliсa, Rammstein… последних двух в Ростове еще не было, но я надеюсь, что на новый стадион можно будет привезти.

— Часто случаются фатальные ошибки с выбором артистов?
— Лично у меня нет. Были большие минуса, но только когда я сам до последнего не был уверен. Вроде как и имя артиста, и все остальное за то, чтобы брать его, но сомнения все равно были. Но они есть всегда, и риск есть даже, если концерт продался. Мало ли что может случиться: заболеет артист, случится какое-то чрезвычайное происшествие, траур. Кстати, сейчас в России большинство организаторов страхуют массовые мероприятия (страхование убытков в связи с отменой мероприятия). Это началось после падения в Египте самолета с нашими туристами 31 октября 2015 года. В тот день был Хэллоуин, все концертные площадки, клубы раскуплены. И 90% этих мероприятий отменилось. Организаторы понесли большие, а некоторые и колоссальные убытки. Поэтому лучше каждый раз оплачивать страховку, хотя бы частично.
Если в стране объявлен траур, все развлекательные мероприятия отменяются. Если трагическое событие происходит в день концерта, решение об отмене принимают совместно артист, организатор и руководство арендуемой площадки. Переносят на другой день — люди все-таки купили билеты, или, если перенести невозможно, все просто отменяется. Некоторые артисты принимают решение выступать несмотря ни на что. Есть же, например, исполнители, которые играют классическую музыку. Это не совсем развлечение.

— Бизнес вообще прибыльный?
— Если люди занимаются им успешно много лет, то прибыльный. Но можно просто прогореть и полностью забыть об этом бизнесе.

— Так в любом бизнесе бывает.
— Тут это можно сделать моментально. Поэтому нельзя вкладывать все средства в одно мероприятие, нужно их разделять.

«Едем по городу, нас подрезают на «девятках», и Стинг тревожно спрашивает: «Они что, сумасшедшие?»

— С какими необычными требованиями вы сталкивались в райдерах? И насколько серьезно стоит воспринимать пожелания звезд?
— Если ты профессионал, то к любым требованиям надо подходить максимально серьезно. Райдер — это твои обязательства перед артистом, которые ты подтвердил. Про нашумевшие золотые унитазы и прочие такие пункты из райдеров: в основном это делают только артисты с мировым именем вроде Мадонны, для дополнительного пиара. Иногда бывает, да… Есть коллективы, которые неизвестно по каким причинам (просто могут себе позволить) требуют: купите нам 20 пачек M&M’s и разложите все цвета по разным тарелкам. Организаторы не понимают, зачем это, но такое бывает редко.
Любой организатор перед подтверждением концерта получает райдер и читает его. Кто-то внимательно, кто-то нет. Иногда артисты специально ставят немыслимые, идиотские пункты, чтобы проверить организатора — читал вообще-нет. Потому что многие крупные прокатчики просматривают их мельком, для них эти райдеры — один в один. Это основные моменты — питание, проживание — которые в основном у артистов идентичны. Если организатор задает о чем-то вопрос, значит, что он прочитал райдер внимательно.

— Есть разница между нашими звездами и зарубежными? С кем приятней работать, с кем проще?
— И здесь, и там бывают люди приятные и не очень. Если брать среднее: с иностранными коллективами работать проще. У них четкий тайминг, нет никаких опозданий. Нет такого: «Ой, а давай куда-нибудь заедем», как часто привыкли делать наши. Хотя и у иностранцев мировой величины бывают всякие случаи. Например, когда в Краснодаре выступал Стинг, по таймингу перед концертом у него было время отдыха. Соответственно, его водители тоже были отпущены на 4 часа — помыть машину, отдохнуть. Но тут неожиданно директор Стинга звонит организаторам и говорит, что артист хочет выехать на площадку, порепетировать со своими музыкантами. Весь коллектив, конечно, был уже там, настраивал звук. В ответ директору сообщают, что машина будет минимум через 40 минут, потому что она на другом конце города. Он говорит, что подойдет любая машина, лишь бы побыстрее. Ну, как это обычно бывает в России? «Любой машиной» оказалась машина расклейщика рекламы. BMW, но каких-то 1990-х годов. Расклейщику, чтобы не волновался, сказали, что он повезет техника. Повезло, что расклейщик оказался студентом иняза и свободно говорил по-английски. Он мне рассказывал потом: «Сижу в машине, на заднее сиденье садится Стинг, и я не понимаю, что мне делать. Едем по городу (без сопровождения!), нас подрезают на «девятках», и Стинг тревожно спрашивает: «Они что, сумасшедшие?»
todosobresting.blogspot.ru
— Стинг остался доволен в итоге?
— Да, это же он сам попросил. Когда артист понимает, что его просьба идет вразрез с графиком, никаких претензий нет. Но если бы такое случилось с большим российским артистом, я думаю, скандал был бы. Если только вы не давно знакомы с ним и не можете по-дружески это уладить.

— Какие еще курьезы были у вас в практике?
— Был очень забавный случай, когда довольно известный российский рокер выступал у нас накануне первого апреля. После концерта мы общались, все изрядно выпили. Ну, о-о-очень хорошо посидели. На следующее утро водитель должен был отвезти артиста в аэропорт. Часов в 6 утра звонит мне его директор и говорит, что артист лететь не может: в таком состоянии на борт самолета не пускают. Я рванул к нему в гостиницу, вижу: он лежит у себя в номере, поет песни под гитару, короче, никуда он не полетит. А в Москве нужно быть следующим утром, то есть поезд нам не подходил. Выбора нет. Ну, и представьте: 7 утра, первое апреля, я обзваниваю все ростовские такси, прошу подъехать на Левый берег забрать людей в Москву. Три или четыре диспетчера сказали мне одно и то же: «С первым апреля! До свидания!» Подключили знакомых, нашли оптимальный вариант — все-таки ехать далеко, машина должна быть подготовлена, водитель отдохнувший. В итоге приехала девушка. Артист заявил, что не поедет с девушкой за рулем. Но ему сказали, что он сам виноват (смеется), все же сел и поехал. А машина — Renault Logan. Ну, вы представляете, там было 4 пассажира. Думаю, у них был адский путь.

— Самые памятные эпик-фейлы?
— Если вы решили заняться организацией концертов, у вас должны быть стальные нервы и равнодушие в хорошем смысле этого слова, то есть вы не должны поддаваться панике. Потому что часто бывают форс-мажорные случаи, вроде отключения света. Однажды во время концерта группы Animal ДжаZ просто выключился свет во всем районе. Генератора хватило минут на 15. Но артисты все понимают. Хорошо, что света не было минут 10. Они просто взяли акустическую гитару и отыграли. Зрителям этот момент больше всего запомнился из всего концерта, это было душевно.
А чаще всего нужно просто найти какие-то неимоверные вещи. В армии это называется «родить». В буквальном смысле нужно «родить» эту вещь. Например, когда за полчаса до начала выступления очень крупного артиста (Дворец спорта битком) прибегает технический директор и говорит: «Нужно срочно найти гелий». Весь потратили в прошлом городе и забыли об этом сказать. Конечно, у организатора с опытом уже есть база всех на свете контактов, он просто сразу понимает, кому нужно звонить. Гелий привезли через 25 минут.

— Ростовский посетитель концертов — он какой?
— Если исполнитель молодежный, его публика в массе своей будет адекватной, что бы там многие не говорили про «эту молодежь». Ну, бывает иногда, переберет кто-то с алкоголем, дело молодое. Хуже, когда перебирают люди взрослые, а это вообще в Ростове считается нормой — употребить перед концертом, поднять настроение. Не знаю, почему, но есть такое понимание — «если я купил билет, то концерт только для меня». Я не говорю, что все такие, конечно.
Иногда приходят совсем пожилые люди, но тоже… интересные. Недавний случай: ко мне подходит охранник зоны гримерок, уже после концерта, и говорит: не знаю, что делать. Бабушка лет 80-ти: «Мне нужно к артисту в гримерку, кое-что сказать». Любому другому человеку я бы ответил: «нет!», но тут… выясняю, что ей нужно. «Кое-что личное хочу ему показать». Объясняю, что сначала придется показать мне, мало ли что там. Она достает билет 1983 года на концерт Аллы Пугачевой, говорит, что всю жизнь хранит его и хочет, чтобы артист (а это не Пугачева) на нем расписался. Я в итоге пошел навстречу, попросил расписаться, но, получив автограф, бабуля начала кричать вдогонку, что она дизайнер и хочет показать ему свою коллекцию одежды. В очередной раз убедился, что никому нельзя верить.

— Расскажите чуть подробнее про концерты на крыше.
— Мы с клубом «Бухарест» решили запустить серию летних концертов. Такая практика прижилась в Москве и Питере, но, насколько я знаю, Ростов — первый региональный город, запускающий концерты на крыше. И я надеюсь, ростовчанам понравится. Концерты пройдут на крыше галереи «Астор». Спрос на них довольно активный. 6 июля выступает певица Луна, которую журнал Vogue USA назвал открытием украинской сцены. 19 июля играют замечательные грузины — группа Mgzavrebi, 10 августа «оторвемся по-питерски» под Billy’s Band. А 8 сентября наша легендарная «Каста» впервые представит в Ростове свой новый альбом «Четырехглавый орёт».





ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ: ИНСАЙД О ТОМ, КАК УСТРОЕН БИЗНЕС ТАКСИ В РОСТОВЕ

ДИКАЯ ГАСТРОЛЬ: «25/17», «КОРОЛЬ И ШУТ», «БРАВО» — О ПОЕЗДКАХ, КОТОРЫЕ ЗАПОМНИЛИ НА ВСЮ ЖИЗНЬ.